ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я здесь, не так ли? — раздраженно бросила Люсия, чем вызвала пристальные взгляды всех валькирий. Уравновешенная Люсия не так часто впадала в гнев.

— Хотя именно я — та, кто будет расплачиваться за это.

— Никто не хочет, чтобы ты испытывала боль, — вспылила Анника, затем более мягко добавила: — Но, Люсия, ты же знаешь, что Эм, должно быть, страшно.

Изнеженная Эмма наверняка в полном дерьме. Хотя Лаклейн и знал, что она полувампир, и большая часть его семьи была убита вампирами, не было похоже, что он намерен причинить вред Эмме. Но это не имело значения. Эм пришла бы в ужас уже оттого, кем он является. Она бы не получила своё прозвище Эммалайн Робкая просто так: она на самом деле боялась даже своей собственной тени.

Если бы только Эмма умела перемещаться, как другие вампиры, то, возможно, давно бы сбежала от Лаклейна. Они пытались научить её, но она всегда была слишком слаба…

— Эй, Анника. Сколько у тебя там транквилизатора? — спросила Реджин. — Я не хочу просто заставить МакРива описаться. Ты не видела, как он сражается — из-за того, что была полностью засыпана кирпичами, — но он реально крутой.

— Эту смесь мне дали ведьмы, — ответила Анника. — Они поклялись, что она вырубит и слонов.

Реджин покачала головой:

— Чувак — оборотень, которого не берет и…

— Пятьдесят слонов.

— О.

— Ты и правда готова? — спросила Анника Люсию.

Без сомнения, Анника. Я готова испытать мучительную боль, чтобы вы смогли поймать моего тайного любовника. Какого черта, почему бы и нет?

Хотя её мысли и были в беспорядке, Люсия ровно произнесла:

— Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы вернуть Эмму.

— Хорошо, — решаясь, кивнула Анника, становясь сбоку от неё. — Тогда давайте начнем.

Как только все остальные заняли свои места, Люсия вскинула лук, вставляя стрелу. Долг перед семьей. Лояльность по отношению к ним и Эмме. Стиснув зубы, она прицелилась на далекий кипарис, натягивая тетиву. В последнюю миллисекунду, когда Люсия расслабила пальцы, Анника толкнула ее влево. Стрела пролетела мимо дерева.

И тут же боль агонией ломающихся костей и отравленной крови обрушилась на Лучницу, раздавливая тело…

Вспыхнула молния, и Люсия, не сумев сдержать вопль, упала на колени.

Крик валькирии пронзил ночной мрак.

Взревев в ответ, Гаррет помчался в её направлении. Вампиры охотятся на валькирий. И она только что кричала. Если они причинили боль его женщине…

Клыки ликана заострились, жарко заполыхала ярость. Моя подруга в опасности. Так это или иначе, но он прибавил скорость. Ветви деревьев хлестали Гаррета по лицу и телу, образ зверя окружал его со всех сторон, когда он стремительно приближался к темному болоту.

Он был уже у излучины реки.

Разрешаю зверю выйти из клетки.

Он знал, как пугает этот облик Люсию, но ничего не мог с этим поделать — потребность защитить её была сильнее него.

Пока Гаррет бежал к ней, он чувствовал запах других валькирий. Среди них должны быть напавшие вампиры. Но, приблизившись, он не почуял ни одного.

Ликан вырвался на поляну и увидел на земле скрутившуюся от боли Люсию.

Обращение полностью завершилось. Он убьет того, кто бы это ни сделал.

— То, что ты видишь, таковым не является.

Он почувствовал укол в шею. Дротик? Ах, дьявол, нет. По-прежнему пытаясь изо всех сил добраться до неё, он ощутил, как тело становится неуправляемым, а ноги подкашиваются. Гаррет рухнул на землю прямо рядом с Люсией, упав на бок лицом к ней. В то время как Люсия беспомощно смотрела на него сквозь слезы, самодовольно ухмыляющиеся валькирии окружили их. Его поразила догадка. Люсия сделала это нарочно. Она была приманкой.

— Ты… помогла им? — его слова были горькими, обвиняющими.

Она кивнула. Несмотря на то, что она обманула его, он не мог сдержаться, видя её слезы. Он дернулся вперед, чтобы стереть их с её лица, но рука не слушалась его.

— Почему? — прохрипел он. — Почему, Лауша?

Она прошептала:

— Он забрал её… забрал Эмму.

— Кто?

— Ты не знаешь?

— Знаю… что? — он видел, как её губы двигалась, но уже ничего не слышал, поскольку сознание оставило его.

Глава 11

— Ради всего святого, прекрати это безобразие, заставь его заткнуться? — потребовала Реджин, отрываясь от видеоигры.

МакРив ревел в клетке в подвале в течение нескольких часов, держа Люсию на волоске от срыва — невыносимое испытание, учитывая её всё ещё болевшие с прошедшей ночи мышцы. Боги, как она расплачивается за то, что промахнулась.

Но больше всего нервировала Никс, сидящая на спинке дивана, рассеянно заплетающая свои соболиные косы и изучающая реакцию Люсии. Никс, глаза которой обычно были пусты, сейчас зорко следила за ней.

Она знает, как я переживаю за него…

Или, что она почувствовала с ним до того, как увидела его обращенным, со свирепым лицом и такими острыми клыками.

— Проклятье, выпустите меня отсюда! — неслось снизу.

Реджин впилась взглядом в Люсию, как будто это она была во всем виновата.

— Он ломает мне кайф, а я, — она обернулась и завопила через плечо: — в этом не заинтересована!

— Открой эту гребаную клетку, ты, чертова блестящая извращенка!

Боги, он был жестоким.

Все же, как только возникла эта мысль, Люсия тут же вспомнила, как он неловко смахивал её слезы. И вчера вечером, даже после того как понял, что она сделала ему, Гаррет всё равно пытался дотянуться до неё.

— Никому не нужно приготовить легкую закуску из Скуби или ещё что-нибудь, потому что эти подвывания довели извращенку до крайности!

Они могли слышать, как он дергает прутья решетки, но он никогда не сможет разрушить их. Несмотря на то, что Ликаны являлись самой сильной фракцией в Ллоре, этот металл невозможно сломать, так как он был укреплен заклинаниями, купленными у ведьм.

— Сходи ты, Люс, — заныла Реджин, с тоской глядя на видеоигру.

— И что, ты думаешь, я могу сделать?

— Его влечёт к тебе. Поскольку этот убогий… По крайней мере, сходи попробуй. Только не поднимай хвост для него или что-нибудь еще в этом роде.

— Реджин! — резко оборвала её Люсия, бросив выразительный взгляд на Никс.

Округлив глаза, Лучезарная протянула:

— Ах, да, возможно, прорицательница ещё не знает, какой номер ты отколола.

Никс подмигнула ей.

— Подвинься, я ещё никогда не заходила так далеко в этой игре.

Люсия медленно поднялась, стараясь не морщиться от боли, когда мышцы запротестовали.

— Отлично, я схожу, — сказала она, мастерски разыгрывая нежелание идти к МакРиву, хотя хотела увидеть его с тех пор, как он очнулся. Люсия искала возможность наконец-то поблагодарить его за спасение своей жизни — за то, что заботливо спрятал её, беспомощную от боли, чтобы затем броситься, подобно воплощению гнева, на вампиров, вторгшихся в дом её семьи.

По-видимому, зверь может быть нежным. Или смертельным. Не имеет значения, каким он был или какова его сущность, он заслужил её благодарность.

И она не возражала бы против шанса выяснить, почему её отклик настолько силён. Как она может до сих пор испытывать тягу к нему, даже после того как увидела, каков он внутри?

— С тебя должок, Редж, — добавила Люсия, придав голосу оскорбленный тон.

Никс легко вычислила её игру и подмигнула снова, с удовольствием принимая и поддерживая поведение Люсии. Но когда предсказательница последовала за ней к двери в подвал, Люсия обернулась и сказала:

— Я хочу поговорить с ним наедине.

— Даже несмотря на то, что я уже и так знаю всё, что ты собираешься сказать? Как, безусловно знала, и об обмене слюной на болоте, в котором вы принимали участие пару недель назад? — затем более мягко Никс добавила: — Тебе он нравится?

Люсия вздохнула, прислонившись плечом к стене.

— Я до конца не разобралась с этим. Он словно криптонит [18] для меня. Один только его акцент…

вернуться

18

Криптонит — радиоактивное вещество с родной планеты Супермена, смертельное для него.

16
{"b":"147995","o":1}