ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я бы сходил сам, — резко бросил Гаррет. — Однако не могу этого сделать, потому что сижу в клетке после того, как примчался спасать тебя.

Что, если всё, что говорит Лаклейн — правда? Тогда Эмме отчаянно необходимо пить из него. Но Анника никогда не позволит это сделать без доказательств.

— Я возьму и просмотрю видеозапись, — согласилась Люсия. — А затем передам её Аннике, если там то, о чем ты говоришь.

Лаклейн с низким горловым рычанием стиснул прутья решетки.

— Черт возьми, это займет слишком много времени. Ты не можешь просто отнести мою кровь, чтобы она выпила её?

— Анника запретила. Мне… жаль, — Люсия повернулась в сторону лестницы.

Реджин столкнулась с ней, когда она спешила к входной двери, собираясь тащить свою задницу в питомник.

— Куда это ты?

— Судя по всему, в поселение ликанов. Лаклейн клянется, что есть фильм, который демонстрирует, как малышка Эмма убивает Деместриу. Останься здесь и позвони мне, если что-нибудь произойдет.

Как только она ушла, Гаррет, продолжая смотреть на закрывшуюся за ней дверь, сказал Лаклейну:

— Лауша быстро вернется.

— Как давно ты знаешь, что она — твоя?

Это так очевидно?

Гаррет повернулся к брату.

— Теперь время не имеет значения.

— А я недоумевал, почему ты так стремишься остаться здесь, — ответил Лаклейн, исследуя их узилище на наличие слабых мест. — Ты не сказал ей?

— Лауша полна секретов. И я не сомневаюсь, что она беглянка. Скажи ей что-то, чего она не желает слышать, и она исчезнет навсегда. К тому же она не испытывает ко мне любви. Здесь я нахожусь, в первую очередь, из-за неё, — признался Гаррет. — Она непревзойденная лучница, но страдает от мучительной боли, когда промахивается, именно поэтому она так чертовски хороша в этом. Анника заманила меня в ловушку, использовав в качестве приманки промах Лауши, я рванул к ней сломя голову, услышав её мучительный крик. Я должен был догадаться, что ей это несвойственно, что она не промахнется еще раз. Ты даже не представляешь, чтобы кто-то мог стрелять так, как она…

— Прекрасно представляю, — Лаклейн отвел рубашку в сторону, обнажив на плече рану.

Всё, я покончу с её чертовой охотой. Она ездила в Шотландию и стреляла в моего брата!

— Я не держу на неё зла, — Лаклейн сжал два прута решетки, изо всех сил пытаясь раздвинуть их в стороны. — Они их укрепили?

— Да, — Гаррет присоединился к нему, схватившись за те же прутья. — Эти создания в союзе с ведьмами. Анника сказала, что физически их невозможно согнуть.

Когда они и вдвоем не смогли сдвинуть прутья с места, Лаклейн заметался по клетке, останавливаясь лишь для того, чтобы ударять кулаком в оштукатуренные стены.

— Я не могу поверить, что она стреляла в тебя, — Гаррет знал, что она отсутствовала в течение целого дня, прежде чем вернулась Эмма, но даже не предполагал, что она успела побывать в Шотландии и вернуться обратно. — Когда мы выберемся отсюда, я…

— Нет, меня это нисколько не беспокоит. Тем более что ты, кажется, принял то, что моя подруга — вампир.

Не скрывая своего раздражения, Гаррет обронил:

— Мне было бы плевать, будь она даже фурией, пока ты с ней счастлив. А ты счастлив.

— Да, но я должен добраться до неё, — Лаклейн опустился на колени, скребя когтями пол.

— По крайней мере, мы не прикованы цепями. Когда они откроют эту дверь, мы сможем напасть на них и освободиться.

— Да я лучше бы предпочел оковы, — произнес Лаклейн с диким выражением во взгляде. — Я оторвал бы себе руки прежде, чем позволил бы Эмме страдать ещё дольше.

Гаррет всматривался в лицо брата. Любой ликан сделал бы то же самое ради своей подруги. Но Лаклейн заявил об этом с такой убежденностью, как будто исходил… из собственного опыта.

Что с тобой произошло, брат?

— Поверь мне, брат, это не столь плохо, как чувствовать…

Когда из комнаты Эммы донеслись всхлипывания, Лаклейн зарычал в ответ, колотя по прутьям. Потом медленно поднял глаза к потолку.

— Я могу пробиться сквозь него.

— Лаклейн, я не считаю, что это мудрое решение. Дом простоял столетия и сильно обветшал.

— Меня это не волнует.

— А то, что все три этажа собраны на шпунтовых [21] соединениях? Если упадет хоть часть, то, подобно эффекту домино, сложится вся конструкция. Война, ураганы и постоянные молнии не добавили дому прочности. Я не думаю, что Вал Холл сможет устоять против ликана, прогрызающего насквозь перекрытие между этажами.

— Держи его, пока я не вернусь.

— Удержать целый этаж? Ты можешь стать причиной серьезных ранений обеих наших подруг, если я не справлюсь. Этот дом и так уже готов рухнуть.

Лаклейн хлопнул Гаррета по плечу:

— Совершенно уверен, ты никогда его не уронишь.

Глава 16

Принцесса Люсия… твою мать.

Ушат ледяной воды, выплеснутый за шиворот, — вот чем оказалась для неё поездка в поселение ликанов. И всё потому, что местные жители приветствовали Люсию не иначе как «подругу» Гаррета. Она услышала правду из донесшихся шепотков: «Это — принцесса Люсия, Лучница».

Он лгал! Я — его подруга.

Он обманул, чтобы добиться желаемого.

Типичный мужчина.

Теперь, торопясь к двери с кассетой, она позвонила Реджин.

— Я выхожу прямо сейчас с видео — всё правда. Дайте Эмме пить из Лаклейна, убеди Аннику! Немедленно, Реджин! Это Деместриу нанес раны Эмме, и она действительно убила его.

— Ты немного опоздала. Не торопись.

Люсия застыла. От страха её сердце, казалось, остановилось.

— Эмма…?

— О, нет, она в полном порядке. Точно так, как ты и сказала: она выпила от Лаклейна и совершенно здорова.

Люсия, ослабев от облегчения, опустилась на ступеньки перед входом в дом.

Эмма будет жить!

Затем она нахмурилась.

— Анника согласилась на это?

— Черт, нет. Волки сбежали. А потом Эммалайн, эта робкая сучка, так врезала мне, когда я наехала на Лаклейна! — добавила радостно Реджин. — Я имею в виду действительно сильно, и я не заметила её движения — вообще. Наконец-то годы обучения дали свои плоды.

— Что ты несёшь? Где Гаррет?

— Вроде как подпирает перекрытие в подвале Вал Холла, пока у нас не закончится ремонт. Лаклейн, чтобы добраться до Эммы, насквозь прогрыз потолок над клеткой, и теперь весь наш дом накренился и почти готов свалиться. Поистине, наглядное доказательство того, что ликаны — не домашние любимцы, — фыркнув, добавила Реджин. — Вот дерьмо, я не о тебе. Эм любит Лаклейна, и они поженятся. Анника в ярости. Я сама готова взорваться. Я намекнула Эмме, что её первый указ в качестве королевы мог бы быть о том, что все ликаны являются подданными валькирий. Она сопротивляется, но я всё равно её достану.

Эмма в безопасности — здорова. И любима.

— Как отреагировали остальные?

— Они придерживаются той точки зрения, что, если Эмме оказалось достаточно заполучить злого волка, чтобы отправить Деместриу к призракам, значит, нужно поздравить их обоих. И Лаклейн действительно спас ей жизнь. Кроме того, ни одна валькирия не пострадала в результате недавнего побега ликанов. Тем не менее это вовсе не означает, что мы готовы с ними тусоваться или что-нибудь в этом роде.

Эмма выйдет замуж за Лаклейна и станет его королевой. Теперь, наверное, отношения между валькириями и ликанами будут другими.

Не имеет значения. Гаррет — лгун, и Люсия не хотела иметь с ним ничего общего. Большую часть времени. Кроме тех моментов, когда он касался ее.

— Ну, и на что похожа их конура? — спросила Реджин.

Люсия обернулась к дому с чуть прищуренными глазами.

До или после того, как я пройдусь по ней?

— Они едят корм из мисок, и вокруг валяются разные погрызенные игрушки?

— Их «жилища» похожи на шотландские охотничьи домики.

вернуться

21

Шпунт — продольный выступ в одной доске, брусе, свае, прочно входящий в продольную выемку в другой для их соединения.

23
{"b":"147995","o":1}