ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кончики ее пальцев горели.

— Ох, ну разве кто-нибудь подходит под такое же определение как ты? Видишь ли, причина этого апокалипсиса… Круах.

У Люсии возникло ощущение, что её желудок ухнул на четыре тысячи футов вниз к земле.

— Да, и мне казалось, ты хотела разделаться с этим сама, — задумчиво добавила Никс. — Так как он — твой муж.

Глава 18

Икитос, Амазония.

Пятнадцать часов спустя.

Люсия бежала от вертолетной площадки через город к отдаленному речному порту, ее чувства атаковали запахи и звуки: ароматы острого перца и зеленых бананов на прилавках рынка, неумолкающий рев рожков мотоциклов рикш и крики торгующих товаром вразнос лоточников, не затихающие даже из-за моросящего время от времени мелкого дождика.

Несмотря на то, что она уже и так была выжата как лимон за предыдущие недели и вконец вымоталась непрерывными перелетами последнего дня, Люсия поправила рюкзак, дорожный футляр для лука и ускорила бег.

Было четверть четвертого.

Головокружительная гонка с последующими несколькими пересадками доставила её из Нортленда в Южную Америку, а затем и до Икитоса.

Она преодолела семь тысяч миль за сутки.

Утомленная до изнеможения, Люсия вновь помянула недобрым словом зачинщицу этого безумия — Сумасшедшую прорицательницу Никс.

Она, что, не могла увидеть долбанный апокалипсис раньше? И дать Люсии время приобрести чертов накомарник и путеводитель по реке Амазонке!

Люсия почти добралась до порта — это было не трудно, так как Икитос расположился в окружении Амазонки и двух её притоков. Между мрачными облаками выглянуло солнце, создав радугу, которая, казалось, заканчивалась на дальних берегах.

Вскоре перед глазами возникла красная глина прибрежной полосы. Прямо вдоль кромки воды лепились крытые соломой домики, плавающие на платформах из бальсы [24] . Рядом с ними выстроилось несколько больших речных лодок, вытащенных на илистый берег.

Пока Люсия мчалась сломя голову, она вспоминала остальную часть того рокового разговора с прорицательницей:

— Никс, как Круах может вызвать апокалипсис?

— Очевидно, он больше не твоя личная семейная проблема. Было предсказано, что он вызовет эпидемию, жертвами которой станут многие люди.

Другим именем Круаха было «Ему Мы Жертвуем». Обладая властью внушения он порождал в уме любого существа безумную потребность убить того, кого жертва любит больше всего.

— Эпидемию?

— До этого он мог заразить человека безумием исключительно при непосредственном контакте и только тогда, когда сбегал из своего логова. Но, вероятно, скоро его влияние станет распространяться как болезнь, передающаяся от одного человека к другому.

— Как? Черная магия, помощь другого бога…

— Обратный отчет уже начался. Тик-так, тик-так…

— Что ты хочешь, чтобы я сделала?

— Иди в доки. Я забронировала тебе каюту на корабле под названием «Контесса». Через несколько недель путешествия вы доберетесь, в самую таинственную и темную часть джунглей Амазонки, туда, куда никакое другое судно не осмелится идти. Найди Рио Лабиринто — магией скрытый приток реки. Ты слышала о нем?

Люсия ошеломленно выдохнула:

— Да. Никто из тех, кто искал его, не вернулся. Даже бессмертные.

— Чувствуешь, как тебе повезло, детка?

— Что есть в том месте, способное помочь мне в борьбе с Круахом? Оружие? Союзник? Не думаю, что там я найду dieumort.

— Так, а что такое dieumort?

— Не важно. Никс, что там?

— Позвони мне, если доберешься вовремя, или же известное сейчас останется лишь предположением, тогда я и открою тебе остальное. Разве только что-то забуду.

Это вполне вероятно.

Люсия знала, что Никс не обнародует дополнительных сведений. Она выдавала информацию по крупицам, расставаясь с ней, как скупец с золотыми монетами. Люсия научилась, как и все другие валькирии, руководствоваться малым и не нажимала на Никс.

— По крайней мере, скажи мне, какова ставка? — нетерпеливо потребовала Люсия. — Что случится, если у меня ничего не выйдет?

— Конец жизни, которую мы знаем.

— Больше ты ничего не хочешь добавить?

— Все, что тебе необходимо, есть на борту «Контессы». — Громкие помехи, похожие на треск. — О, и остерегайся barão da borracha [25]и guardião [26].

Люсия немного знала португальский.

— Остерегаться каучукового барона и стражника?

Помехи стали еще громче.

— Не слышу, что… перезвони… удачи.

— Никс, я знаю, что ты разыгрываешь гребаные помехи. — Она могла представить свою сестру, дующую через кулак в микрофон телефона. Помехи сразу же прекратились. — Зачем?

— Это мне показалось менее грубым, чем альтернативный вариант.

— Что за вариант?

Щелчок отключения.

Люсия притормозила, ее глаза расширились, когда она заметила группу отплывающих речных судов. Она опоздала?

Она спросила рыбаков, возвращающихся с дневного лова, где находится «Контесса». Те дружно рассмеялись в ответ. Когда Люсия, наконец, случайно нашла ее, покачивающуюся на прибрежных волнах, пришвартованную у самого замусоренного участка берега, она поняла — почему.

«Контесса» — такое смелое и благородное имя — была развалиной. С тремя ярусами и решетчатыми ограждениями она походила на старинный речной круизный пароход времен каучукового бума [27] . Только очень плохо сохранившийся пароход — с гниющим испещренным пробоинами деревом по обшивке чуть выше ватерлинии и с трещиной поперек ветрового стекла рубки. Видимый изъеденный коррозией металл источал ржавчину на потрепанный корпус, словно струйки крови.

Крыша третьего яруса прогулочной палубы была… соломенной.

Люсия поморщилась. Отплытие точно в три? Ничего на этом судне не соответствовало определению «точность». Никс, ты маленькая дрянь. Почему сестра забронировала ей билет на этом судне?

Нет, хватит Люсия, придется не согласиться с этим, — найди иное средство передвижения. Отступив, она осмотрела другие лодки, пока ещё находящиеся у берега. Любая из стоящих на приколе выглядела так, словно ее покинули в большой спешке. На самом ближайшем судне все еще оставались скатерти и посуда на установленных на палубе столах.

На борту же «Контессы» из внутренних помещений доносились едва различимые голоса, и один, может быть, двое мужчин топтались на палубе.

По крайней мере, на ней были люди.

Бери что дают. Люсия проверила косы, которые заплела, чтобы прикрыть уши, затем позвала:

— Есть там кто-нибудь? Мне нужно подняться на борт этой, — развалюхи, корыта, посмешища, — лодки.

Тяжелые ботинки затопали по палубе, и крупный мужчина перегнулся через борт, осоловелыми глазами вглядываясь в неё.

— Судно, леди. Это называется — судно, — возразил он, защищаясь, будто она сказала ему: «Ваш член: я нахожу его крохотным». Южно-американский акцент этого человека неприятно резал слух.

Он окинул ее налитыми кровью серыми глазами, затем протянул:

— Доктор МакРив, полагаю?

Доктор МакРив? Никс только что подписалась на запинывание своей задницы до верной смерти.

Имея дело с людьми, Люсия всегда использовала Арчер [28] в качестве обращения к себе. Так как никогда бы честно не призналась в своей настоящей фамилии.

— ЛГУ [29] ? — уточнил он, извлекая плоскую флягу из кармана джинсов для щедрого глотка содержимого.

вернуться

24

Бальса (бадьза, бальзовое дерево. Исп. Balsa — плот) — пробковое дерево, монотипный род деревьев семейства Мальвовые (подсемейство баобабовые), произрастающее, в частности, в Южной Америке. Редкая порода, древесина ее в сухом виде чрезвычайно мягкая и легкая.

вернуться

25

barão da borracha (португ.) — каучуковый барон.

вернуться

26

guardião (португ.) — хранитель, страж, опекун.

вернуться

27

«Каучуковый бум (лихорадка)» имел два этапа с 1879–1912 гг., и с 1942–1945 гг., в это время Амазонка была абсолютным монополистом в деле добычи каучука. Бум закончился, когда авантюристы ухитрились сквозь все заслоны вывезти семена каучуковых деревьев из Южной Америки в Азию, где, в последствие, были возведены целые плантации.

вернуться

28

Archer — с англ. Лучница.

вернуться

29

ЛГУ (LSU) — Университет в Батон-Руж, штат Луизиана.

26
{"b":"147995","o":1}