ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стоило ей отвернуться, и Гаррет положил руку на её попку, собственнически стиснув и охнув от удовольствия; Люсия с полуоборота ударила его с шокирующей силой в кадык, вбив его так, что Гаррет закашлялся.

Когда она поспешила прочь, он прохрипел:

— Я все еще не жалею об этом.

Глава 19

По пути обратно к каюте номер семь Люсия подхватила рюкзак, затем отперла тяжелую дверь и захлопнула её за собой. Ржавые петли протестующе заскрипели.

На первый взгляд обшитая деревянными панелями комната оказалась больше, чем она ожидала, да и кровать тоже. Вероятно, по тому, что и та и другая принадлежали к раритетам, оставшимся со времен былой роскоши.

В каюте имелись письменный стол и стул, тумбочка и светильник. Над кроватью свисала москитная сетка. К комнате примыкала приличного размера ванная комната и тесный балкончик.

Бросив рюкзак на пол, Люсия оперлась спиной о дверь, прислонив лук и колчан к стене.

Что мне делать?

Отправленная предотвратить надвигающийся апокалипсис полусумасшедшей личностью, отличительной особенностью которой было изобилие смущающих тайн, она плыла на паршивом корыте с людьми, а теперь ещё и мстителем, способным подвергнуть испытанию её стойкость и стать причиной её гибели.

Сексуальным мстителем.

Боги, он оставался таким же привлекательным, как и прежде. Его темное обаяние, по-прежнему сводившее ее умственные способности к абсолютному нулю, действовало в полную силу.

Неужели МакРив действительно тосковал по ее запаху? Он стремился его чувствовать, потому что был ликаном? Сама мысль об этом заставила ее покраснеть в замешательстве и рассердиться на себя. С чего бы это ей вообще размышлять о таких вещах?

Вместо этого она должна беспокоиться о том, как Гаррет заставит расплачиваться за всё то, что она и Регина сделали ему. Не было никакой надежды, что он просто забудет это, как прошлогодний снег…

Никс велела ей: «Позвони мне, как только окажешься на борту». О, отлично, она так и сделает!

Люсия выхватила спутниковый телефон из рюкзака и набрала номер. Однако прорицательница не ответила на вызов — ничего страшного, — поэтому Люсия оставила голосовое сообщение. Самым безмятежным голосом, который ухитрилась изобразить, она произнесла: «Никс, это я. Я в пути. Перезвони мне. О, и, по-моему, я тебя ненавижу».

Отключившись, она увидела очередное сообщение: «Крутая Редж: последнее сообщение ничего не значит. Все еще лучшие подруги? Мне следовало находиться там, рядом с тобой. Этот город — ПОЛНЫЙ ОТСТОЙ».

Люсия тоже считала, что Реджин должна быть с ней. Но с самого начала они не сошлись во взглядах по поводу МакРива, который преследовал их с дьявольским упорством. Редж хотела убить его, чего Люсия никогда бы не допустила. Уж точно не после того, как он спас жизни Реджин, Анники и ее собственную.

И чем же Люсия отплатила ему? Болью.

А теперь она сама поплатится за это решение…

— Впусти меня, Лауша, — произнес Гаррет за дверью каюты.

Возможно, мне стоило позволить Реджин «отыметь» волка?

— Почему ты делаешь это со мной?

— Ты задаешь вопросы, на которые сама знаешь ответы. А сейчас открой или…

— Или ты обидишься и надуешь губки? — она оглядела комнату в поисках любой возможности ему воспрепятствовать. И прежде чем нашла альтернативу, он сломал замок, вламываясь внутрь.

— МакРив!

Гаррет прогулочным шагом прошел мимо, нахально закрывая ей рот легким шлепком под подбородок, затем захлопнул за собой дверь.

— Ты получила каюту на баке? — спросил он, нахмурившись. — Удивлен, как тебе еще не всучили подвесной гамак.

— Если у тебя проблемы с этим, не стесняйся, уходи.

Гаррет сбросил с плеча спортивную сумку, не обращая внимания на её слова. Затем, казалось, обнюхал помещение, проверяя все уголки и щели, слегка простучал костяшками пальцев по деревянным облицовочным панелям на стенах и даже перевернул потрепанный зеленый коврик на полу.

Люсия воспользовалась возможностью рассмотреть ликана, найдя его таким же невыносимо великолепным, как и всегда. Его густые темные волосы были небрежно подстрижены, но все еще оставались длинными. Щетина как обычно оттеняла его впалые щеки и ямочку на упрямом подбородке. От глаз веером разбегались морщинки — светлые на загорелой коже.

Хотя МакРив похудел — он явно недоедал, — его тело оставалось по-прежнему массивным. Ничто не могло приуменьшить его высокий рост. Капитан Тревис, будучи ростом более шести футов, был вынужден смотреть на ликана снизу вверх.

Затем Люсия нахмурилась. На левом запястье МакРив носил серебряный браслет, похоже, позаимствованный из старинных доспехов.

Его блики она и заметила, прежде чем увидела ликана.

Как странно.

— Все еще неприлично красив, — прокомментировал Гаррет, не глядя на нее. — Как и в последний раз, когда ты меня видела, валькирия.

Люсия покраснела. Она не забыла, какой рокочущий у него голос, как бы долго ни отрицала его воздействие на нее.

Гаррет распахнул двустворчатую дверь, выходящую на небольшой балкон, огляделся и повернувшись сказал:

— Досадно, так и есть, выходит на бак.

Затем направился к единственному стулу в каюте, чтобы стащить промокшие сапоги.

— Почему ты уделяешь этому такое внимание?

— Увидишь, — сняв оба сапога, он расстегнул молнию на своей водонепроницаемой сумке, доставая джинсы и черную футболку.

Ее глаза расширились.

— Ты не станешь переодеваться здесь.

Его пальцы застыли на низком поясе джинсов, и он вскинул брови в ответ.

— О, да неужели? — и спокойно опустил вниз молнию. — Остаться в мокрой одежде на Амазонке? Урок номер один — это не самая отличная идея.

Ее первым порывом было отвернуться, но тогда она окажется спиной к обнаженному вожделевшему её ликану. Все же альтернатива казалась еще хуже. Снова увидеть его нагую плоть? Сколько раз она фантазировала о его напряженном члене, храня в памяти то, как он выглядел, пока Гаррет вбивался в её сжатую ладонь между прутьями решетки.

Не смотри на это. Покраснев, Люсия наконец отвернулась, но все равно невольно слышала, как он раздевается. Его гладкая загорелая кожа, наверное, такая же влажная, как и в ту ночь в дельте реки. Она сглотнула, охваченная воспоминаниями о том, как прикасалась к нему, как трогала его везде…

— Итак, валькирия. Скажи мне: что мы делаем в Амазонии в этих местах? Я поклялся, что никогда не вернусь в эту чертову дыру.

Не оборачиваясь, Люсия ответила:

— Не скажу. И если ты поклялся никогда не возвращаться, тогда ты… должен… уехать.

— Вот так забота. Весь последний год, пока я выслеживал тебя, ты ни разу не сочла возможным спрятаться в Ритце [32] ?

— Вот так идея. Перестанешь меня преследовать!

Внезапно Люсия почувствовала его дыхание у себя на затылке. Резко развернувшись, она вскинула голову и утонула во взгляде золотистых завораживающих глаз.

Опираясь рукой о стену выше её головы, Гаррет не отрываясь смотрел на неё, перебирая пальцами прядь ее волос.

— Ах, девушка, я и не собираюсь. Теперь, когда поймал тебя.

Маленькие крапинки чернели в золоте его глаз. Она никогда не замечала их прежде. И к ней пришло смутное понимание того, что он и в самом деле прав.

Огорчилась ли она?

— Поймал меня?

— О да.

Реальность ситуации поглотила ее. Она являлась целью непоколебимой одержимости ликана. Они так просто не сдавались. И обычное средство защиты валькирий от этого — убийство — не представлялось оптимальным выходом.

Ее поймали, она не могла покончить с ним, и если не хочет покинуть эту лодку, ей придется иметь дело с МакРивом.

Люсии оставалось одно — попытаться убедить Гаррета разумными доводами. Вот только проблема? Он заставлял ее испытывать какие угодно чувства, кроме разумных! Даже сейчас ей хотелось, приподнявшись на цыпочки, потянуться к нему, потереться о его грудь и шепнуть на ухо, что ее нужно немедленно поцеловать.

вернуться

32

Ритц Карлтон — международная сеть отелей класса «люкс».

29
{"b":"147995","o":1}