ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как он бежал, с бешеным стуком сердца в ушах, он не помнил. Напряжение и агрессия достигли такой силы, что он готов был пробиться голой грудью.

Дикие демоны быстро окружили его, поэтому он бросил мяч Уильяму — близнецу Монро, который принял передачу, зарабатывая очередное очко. Его собратья по оружию были сильными и безжалостными соперниками, такими же, как и он. Звери в них любили бороться и выигрывать. Грубо.

Демоны отреагировали на гол, оскорбляя и пихая ликанов. Подобно пуле, Гаррет был уже в центре.

— Так рвешься подраться за наследство короля, — съехидничал Калибан, лидер Диких демонов. — Ничего удивительного, вы — ликаны — переступаете через королей так же легко, как я мочусь демонским варевом.

Из всех больных вопросов именно вопрос о королевском положении Гаррета приводил его в бешенство. Обязательно сегодня?

Он бросился на Калибана с такой злостью, что Монро и Уильям с трудом оттащили его. Так как демоны уводили Калибана подальше, Монро сдерживая его, посоветовал:

— Прибереги это для игры, друг.

Гаррет сплюнул кровью в сторону Калибана, прежде чем позволить этим двоим увести себя, чтобы остыть.

Пока Уильям и Монро оставались с ним, ликаны из команды отошли к краю поля, чтобы пообщаться с толпой болельщиц и девочками из группы поддержки.

Демоны воспользовались возможностью, чтобы взять тайм-аут и выпить демонского напитка. Единственным недостатком в игре с демонами, которые были одними из немногих существ Ллора, способных бороться с ликанами в физическом плане, являлись постоянные перерывы на распитие их демонского варева. Поэтому казалось даже справедливым, что Гаррет и его сородичи уничтожали огромное количество виски, чтобы уравновесить их преимущество. Они пили его прямо из бутылок, каждый в количестве, соответствующем своей собственной версии Ликанского Гаторэйда [4].

Их холодильник был заполнен на пятую часть.

— Ты должен успокоиться, Гаррет, — сказал Монро, делая большой глоток.

Гаррет резко провел ладонью по затылку, ощущая, что за ним наблюдают. Впрочем, и за всеми остальными игроками тоже. Нимфы, выстроившись по краю поля, гладили себя и сосали собственные пальцы, и, совершенно не обращая внимания на дождь, с нетерпением ожидали окончания игры, чтобы перейти к оргии.

Он раздраженно посмотрел на этих женщин.

— Зачем вы пригласили их сюда? — спросил он. — Черт бы побрал вас обоих, я устал от этого. Вы никогда не думали, что я не люблю нимф?

— Нет, — сказал Уильям, делая большой глоток. — Настоящему спортивному члену нравятся нимфы.

Монро допил свою бутылку и добавил: — Ты не можешь оспаривать медицинские факты.

Гаррет знал, что Монро и Уильям поступили так с самыми лучшими намерениями, но для него это было уже в прошлом.

— Мне они не нравятся. Они слишком… слишком…

— Красивые?

— Чувственные?

— Доступные, — уточнил Гаррет, — они слишком доступные. Однажды я хотел бы иметь женщину, способную бросить мне вызов. Такую женщину, которая не упадет ко мне в постель только потому, что я — якобы король.

Когда Монро открыл рот, чтобы ответить, Гаррет добавил: — Да, якобы.

Его друг серьезно покачал головой.

— И все же ты до сих пор веришь, что Лаклейн вернется.

Троица была вместе в течение полутора столетий с того самого момента, когда исчез его старший брат, отправившийся охотиться на вампиров.

Уильям и Монро уверяли Гаррета, что ждать Лаклейна бессмысленно. Нужно принять то, что его брата больше нет, особенно если учесть, сколько времени прошло после его исчезновения. Сегодня ровно сто пятьдесят лет. Братья настаивали, чтобы Гаррет прекратил затянувшееся ожидание и принял обязанности короля.

Они были правы.

— Когда ты поверишь, что он не вернется? — спросил Уильям. — Через двести лет? Пятьсот?

— Никогда. Нет, если я до сих пор чувствую, что он жив., - хотя вампиры убили всех его ближайших родственников, по необъяснимым причинам Гаррет по-прежнему знал, что Лаклейн все еще жив, — нет, если я уверен, что это так и есть.

— Ты становишься таким же, как Бауэн, — сказал Уильям, допивая свою бутылку и открывая следующую.

Бауэн, двоюродный брат Гаррета, превратился в оболочку человека с тех пор, как потерял подругу. Каждый его день был наполнен мукой, но он не хотел мириться с потерей и не покончил с собой, как сделало бы большинство мужчин ликанов в его ситуации.

— Нет, не как Бауэн, — ответил Гаррет, — он видел кровь своей подруги, видел её смерть. Я не видел подобного доказательства о Лаклейне.

Нет, я искал и искал, но не нашел… ничего.

— Игра! — позвал демон.

Гаррет встряхнулся, отгоняя воспоминания прочь, сделал большой глоток виски и двинулся на поле со своими сородичами.

Калибан обнажил клыки — жест, на который Гаррет ответил, рыкнув на команду противника.

Быстрая схватка. Мяч в игре. Пасс Калибану. Гаррет увидел свой шанс и рванул, набирая скорость, быстро выбрасывая руки… быстрее… быстрее… Он прыгнул на демона, блокируя его со всей силой.

Они ударились о землю, длинный рог Калибана обломился, и он взревел от ярости.

— Ты заплатишь за это, ликан!

Много миль Люсия Охотница настойчиво преследовала свою ночную жертву и была очень озадачена, когда след, по которому она шла, привел её к тому месту, где бушевало сражение, сопровождаемое ревом и проклятиями.

Драка? Без приглашения валькирий? И на нашей же территории? Если существа нарушили границы, чтобы повоевать, то они должны были, по крайней мере, проявить уважение к хозяевам, любезно пригласив их на разборку.

Подойдя к полю боя, Люсия наклонила голову в сторону. Она созерцала битву существ Ллора, битву современных гладиаторов, — но не на войне, а в игре.

Регби бессмертных.

Ветер бушевал вдоль длинного, с милю, поля, над которым сверкали молнии, серебряными бликами высвечивая жаркую схватку. Это было похоже на церемонию прославления мужской мощи.

Люсия легко распознала в рогатых игроках демонов и предположила, что их соперниками, по меньшей мере, были ликаны. Если догадка верна, то слухи достоверны. Оборотни фактически вторглись на территорию валькирий. Она была удивлена. В прошлом они все держались в пределах своего растущего поселения за границами города.

Нимфы, столпившиеся на краю поля, наблюдали за матчем, дрожа от волнения, видя в нем, скорее всего, только тела мускулистых сердцеедов, боровшихся в грязи.

Безжалостный удар на поле заставил Люсию приподнять бровь.

Не из-за жестокости вообще — она как-никак была девой-воительницей, а из-за жестокости по такому легкомысленному поводу.

Хотя все эти бессмертные нарушили границу, они совершенно не обращали никакого внимания на Лучницу в своих рядах, на ту, что могла бы нанести серьезный урон очень быстро и издалека.

Уравновешенная Люсия, какой она теперь стала, не была легкомысленной. И поэтому не понимала этих мужчин. Никогда и ни в чем.

К счастью для них, у ее способностей сейчас другая цель — пара мерзких, похожих на гномов кобольдов, замеченных в преследовании и убийстве подростков. И она её достигла.

Сестра Люсии, полубезумная Никс, валькирия-прорицательница, направила её сюда, к этой реке, чтобы избавиться от них. Люсия предложила Реджин присоединиться к ней, но та отказалась, предпочитая «охоте на насекомых под проливным дождем» видеоигры в комфорте ковена.

Люсия решила использовать этот шанс. Облачившись в футболку и туристические шорты, она привязала к бедру кожаный колчан, надела перчатку для лучников и защитные наручи на предплечья. И с верным луком в руках отправилась на охоту…

Еще один зверский удар. Она почти вздрогнула, когда кусочек рога упал на поле как потерянный шлем, — но не удивилась. Ликаны и демоны считались двумя самыми жестокими видами на земле.

Хуже того, один из этих мужчин с обнаженным торсом привлек внимание Люсии. Полностью. Независимо от того, насколько сильно Люсия желала обратного, она по-прежнему замечала привлекательных мужчин, и, когда между командами завязалась борьба, она не могла не оценить мощь его высокого тела, его скорость и ловкость. Несмотря на то, что он был забрызган грязью, и щетина оттеняла худое лицо, Люсия все равно нашла его притягательным грубой, дикой красотой.

вернуться

4

Gatorade был разработан специально для того, чтобы возмещать спортсменам влагу, потерянную во время тренировок и соревнований. Перед выпуском на рынок напиток был многократно тестирован в лаборатории и позиционируется совсем не как обычный прохладительный.

3
{"b":"147995","o":1}