ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каучуковый барон был не человеком, а судном?

— Почему вы так говорите?

Шектер ответил:

— «Барон» под завязку набит кризо. Ну, криптозоологами. Капитан Малакуи регулярно доставляет в джунгли охотников на «демонов» и «перевертышей», обитающих в заболоченных притоках. — Затем Шектер добавил: — Я слышал, что пассажиры выходят на охоту с Малакуи. Но иногда… они не возвращаются.

Люсия ожидала, что Трэвис опровергнет это заявление, назовет необоснованным слухом. Вместо этого он сделал большой глоток.

Она спросила капитана:

— Это судно рядом?

— Идет на север в противоположном направлении, — ответил Трэвис твердо. И добавил, пробормотав: — Как мне больше всего нравится.

Изабелл наклонила голову к Трэвису, и ее толстая черная коса сползла с плеча. Несомненно, молодая женщина была влюблена в гораздо старшего и далеко не трезвенника капитана.

Удачи тебе с этим мужским экземпляром, Изабелл.

P.S. Но сей потрепанный жизнью «баркас» отобран с избытком.

— Где они ищут демонов? — поинтересовался МакРив. — В каком притоке?

Шектер ответил:

— Мой гид в Икитосе сказал, что в Рио Лабиринто или что-то в этом роде.

При этом упоминании Люсия напрягалась, и МакРив, конечно, заметил. Он положил свою мозолистую ладонь ей на спину, и она почувствовала тепло даже сквозь рубашку.

— Это не более чем дешевая легенда, — пробормотал капитан в свою чашку.

На секунду Люсия подумала, что он лжет.

Шектер согласился:

— Ну, возможно, и так. Я за что купил, за то и продаю, но гид также сказал мне, что они грузили на судно гроб!

Теперь оба — Люсия и МакРив — напрягались. Вампир? Что здесь может делать пиявка? Почему-то она подумала о Лотэре. В течение прошлого года он демонстрировал силу по всему Ллору…

— Ваша очередь, доктор… — окликнул ее Шектер, умолкая.

— Что? Я? Я — доктор МакРив. — Она проскрежетала последнее слово, и на губах оборотня заиграла ухмылка. — Из Луизианского Государственного Университета.

Черт побери, что там Никс говорила о моем роде деятельности? Люсия глянула на Трэвиса.

— И я…

Он нахмурился.

— Палеопатолог?

Палео что…? Чтоб тебя, Никс!

Теперь нахмурился доктор Росситер.

— Палео? Каким образом вы сможете обнаружить ископаемые окаменелости в живом бассейне реки?

— Я бы с удовольствием вам рассказала, но это — секрет фирмы, — произнесла Люсия с вымученной улыбкой.

— По крайней мере, расскажите нам, какие болезни вы изучаете как патолог, — поинтересовался Дамиано.

— Если уж доктор Росситер испугался, что заставит вас зевать, то я вас просто усыплю.

Шектер повернулся к МакРиву:

— А какова ваша область, доктор…?

Невзирая на то, что был принцем, Гаррет ответил:

— Мистер МакРив. Я нахожусь здесь для обеспечения безопасности своей жены. Она — умница и красавица, я — мускулы.

Люсия снова застыла, услышав «жена». МакРив понятия не имел, насколько это слово беспокоило ее.

Шектер полюбопытствовал:

— Почему кто-то должен нуждаться в защите?

— Вы шутите? — удивился МакРив. — Вы что, не знаете?

Он сверкнул недобрым взглядом в сторону Трэвиса, затем просто ответил:

— Потому что мы находимся в гребаной Амазонке.

Глава 22

Солнце уже садилось, заставляя Люсию все больше нервничать. Она не могла вспомнить, когда в последний раз так боялась сумерек. И это та, что сражалась с вампирами!

Люсия без конца обдумывала варианты. Вычеркнуть ли ей главное? Правдивый рассказ МакРиву. Если открыть ему, почему секс между ними невозможен вообще, не говоря уже о сегодняшней ночи, то он, без сомнения, ответит, что она проживет без стрельбы из лука — потому что он защитит ее.

И если бы Гаррет использовал этот довод как аргумент, чтобы уговорить её, подумала Люсия, она могла бы его возненавидеть.

Как только встреча закончилась, Изабелл внесла для «докторов» упаковку покрытого льдистым инеем пива Iquiteña. Когда она наклонилась, опуская ношу, ее блузка разошлась, и Трэвис впился в нее глазами, словно ястреб. При этом он бросил хмурый взгляд на мельком открывшийся бюстгальтер. Рассердился? Большинство мужчин обрадовалось бы.

Мысленно пожав плечами — кто может понять человеческую душу? — Люсия проследовала к выходу из салона. Потянувшись к ручке, она заметила, что дверь усиленной конструкции, с надежным засовом, который при необходимости можно тут же запереть. Специально оборудованное убежище тропического леса? Интересно…

Выйдя наружу, Люсия остановилась у ближайших поручней, почти задохнувшись от угнетающей жары после пребывания в помещении с кондиционером.

МакРив выудил пиво и последовал за ней, становясь рядом. Он удерживал бутылку, обхватив указательным пальцем горлышко. Это было так… по-мужски.

— Ну и, куда ты собралась? — спросил он, убирая солнцезащитные очки в карман.

— Назад в свою каюту.

— Буду рад сопроводить тебя туда. — Гаррет сделал большой глоток, положив свободную руку ей на поясницу.

Прогулка мертвеца? Скорее, «прогулка мертвой валькирии».

С каждым шагом всё ближе к расплате. Люсия почти не дышала, охваченная трепетом. Почему она не смогла отказать ему в прошлом? Часть ее нашептывала: «Это не ему ты не можешь отказать — себе».

Ей предстояло противостоять ему в очередной раз. Но как? Как заполучить лук? И как убрать ликана с лодки?

Между ней и МакРивом стояла напряженная тишина, в то время как вокруг пробуждался тропический лес. Лягушки квакали, доходя до оглушающего крещендо, прежде чем замолкнуть, и начать квакать снова. Насекомые трещали и стрекотали, обезьяны-ревуны пронзительно кричали.

Гаррет сделал очередной большой глоток.

— Никогда не встречал столько научных специалистов, которым бы так не терпелось найти приключения на свои задницы.

Не удержавшись, Люсия спросила:

— О чем ты?

МакРив остановился, склоняясь и вынуждая её попятится к переборке. Свободной рукой он уперся в стену выше головы валькирии, встав вплотную к ней.

— Похоже, что мы отправимся глубже. В самые дебри, вверх по реке. То есть, снова и снова будем вторгаться в девственный лес до тех пор, пока не достигнем наших общих целей.

Гаррет усмехнулся, и Люсия уставилась на его губы. Потом на глаза — на морщинки от смеха. Как всегда, она была очарована этим большим, мускулистым мужчиной и ей очень хотелось узнать о его прошлом. Лишь раз взглянув на него, она могла с уверенностью сказать, что он смеялся на солнце прежде. Прежде, чем навсегда застыл в своем бессмертии.

Еще глоток. Ждет ли он, пока закончится пиво, прежде чем отвести ее в каюту, или просто наслаждается закатом?

— У этих докторов больше яиц, чем мозгов. Они понятия не имеют, насколько опасно здесь находиться.

— Откуда ты столько знаешь об Амазонке?

— К сожалению, я о-о-о-очень хорошо знаком с Зеленым Адом. — Гаррет, казалось, немного смягчившись, притих, собираясь с мыслями. — Когда клан захотел покинуть Шотландию, бассейн Амазонки был одним из предложенных вариантов для заселения. Большое пространство для бега и никаких людей на тысячи миль вокруг. Это казалось идеальным.

— Но не стало?

— Я добрался сюда и узнал, что Амазонка способна убить даже бессмертных. Ей плевать на тех, чьи жизни она забирает, и она достаточно сильна, чтобы схватить любого, кого выберет. — Он встретил внимательный взгляд Люсии. — Это может оказаться смертельным и для нас.

Его брови сошлись вместе, как будто он что-то вспомнил.

Он потерял друга? Или любимую? Вспышка ревности поразила Люсию. Целовал ли он другую под этим самым небом? Ее пристальный взгляд упал на его губы.

— Ты снова делаешь это, Лауша.

— Что?

— Смотришь так, словно хочешь, чтобы я поцеловал тебя.

Люсия вспыхнула. Ее что — видно насквозь?

— Мечтай, оборотень.

— Этим и занимаюсь. Постоянно.

34
{"b":"147995","o":1}