ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Звучит так самоуверенно. Просто удивительно, почему же раньше тебе это не удавалось.

— У меня спрятан козырь в рукаве, который я еще не разыграл.

Прежде чем она смогла расспросить его об этом козыре, Гаррет поинтересовался:

— Так Никс случайно не дала тебе какие-нибудь указания по поводу Рио Лабиринто?

Люсия покачала головой.

— Она сказала, что все, в чем я нуждаюсь, будет на этом судне.

— Вот как? — глубокомысленно заметил он. — Тогда она, наверное, имела в виду, что тебе нужен я.

— С какой стати?

— Потому что я был там, девушка.

Глава 24

— Но из Рио Лабиринто никто не возвратился живым, — возразила Люсия.

Гаррет выпятил подбородок:

— Никто — кроме меня.

Глаза валькирии округлились.

— Тогда расскажи о реке! Где она?

— Прежде выложи все, что знаешь об апокалипсисе. Иначе из меня и слова не вытянешь.

Это было неправдой. Если бы Люсия когда-нибудь решила испытать на нем свои чары, то он, вероятно, стал бы пластилином в ее руках.

Валькирия шагала по каюте, теребя полную нижнюю губу, которую ему самому так хотелось зажать между зубами, слегка покусывая. Затем, резко выдохнув, спросила:

— Ты слышал что-нибудь о боге по имени… Кром Круах?

Гаррет слышал. Но у него дыбом встали волосы от того, как она произнесла, вернее, через силу выдавила из себя имя бога — со страданьем, промелькнувшим в глазах.

— Какие-то обрывки разговоров, — соврал он. — Не могу припомнить.

Люсия посмотрела на него с выражением недоверия на лице.

— Я мало интересуюсь богами. Вот регби — другое дело…

Поколебавшись, она продолжила:

— Круах является воплощением зла. Своей властью он способен заставить людей чувствовать безумную потребность принести ему в жертву того, кого они любят. Только вот теперь эта потребность — жажда убивать во имя Круаха — вроде инфекции станет передаваться от человека к человеку. С давних времен он находится в заточении внутри своего логова, но приходом Воцарения обретает достаточно сил, чтобы вырваться из тюрьмы. Каждые пятьсот лет кто-то должен отправлять его обратно. Никс послала меня выполнить это.

Гаррет чувствовал, что Люсия знает гораздо больше, чем рассказала ему. Но не собирается делиться с ним.

Освободись от секретов, раскройся.

— Среди всех существ Ллора, чем-то обязанных предсказательнице, она выбрала для этого тебя?

Гаррет был впечатлен и не старался скрыть это.

— Да, меня.

Валькирия завела все еще влажные волосы за остроконечное ухо.

— Никс сообщила, что, возможно, есть способ уничтожить его. Наконец завершить цикл.

— Способ?

— Оружие. Называется dieumort — убийца бога. Это…

— Убийцы богов. Я слышал о них. И она думает, что один такой находится в Рио Лабиринто?

Люсия кивнула.

— Это ее слова. Я рассказала тебе свою часть — теперь ты расскажи мне о реке. Как ты нашел ее?

— По чистой случайности. Я преследовал добычу вдоль берега, как вдруг она исчезла прямо на моих глазах. Но я все еще чуял ее. Нюх провел меня прямо через портал.

— Ну? Рассказывай дальше!

— Это водный лабиринт, расчерченный узором каналов, так же известный как Река Судьбы и Река Врат. — Он сделал паузу для пущего эффекта: — И, по слухам, это ворота в Эльдорадо.

— Эльдорадо? — Глаза Люсии расширились. — Затерянный Золотой Город?

Возможно, смертельный элемент золотая стрела, как она и мечтала?

— Где? Где он?

У Люсии голова шла кругом уже от того факта, что МакРив знал, где находится Рио Лабиринто — все, в чем ты нуждаешься, будет на этой лодке, — и теперь это?

Эль-долбанный-Дорадо.

— Хочешь, чтобы я открыл тебе местоположение? — усмехнулся МакРив. — Ни-за-что. Мне нравится, когда ты зависишь от меня и моей доброй воли.

Очевидно, она не сможет забрать свой лук у МакРива и угробить ликана.

— Я рассказала тебе о сущности апокалипсиса.

В ответ Гаррет посмотрел на нее так, будто знал, что она что-то утаила.

— Как ты не поймешь? Для меня очень важно найти способ уничтожить Круаха!

— То есть, если я позволяю тебе остаться на судне, где ты подвергаешься риску из-за тысячи различных причин, и, если заберу тебя отсюда, ты все равно будешь в опасности из-за апокалипсиса?

— В общем-то, да.

Гаррет устало вздохнул.

— Очень хор-рошо, остаемся. Но, думаю, определим некоторые руководящие принципы, которые следует соблюдать, пока находимся на борту этой посудины.

— Другими словами, ты намереваешься установить правила, которым я должна подчиняться? МакРив, просто скажи мне, где это находится, — остальное мои проблемы.

— Никогда.

— Скоро полнолуние! Ты думал об этом, оборотень? Осталось всего десять дней!

— Знаешь дату так же хорошо, как и я, а?

— Ты будешь не в состоянии контролировать себя. Нападешь на меня. Я узнавала, что делает твой вид.

— Я ни за что не причиню тебе вред. Пока ношу это, — Гаррет указал на серебряный браслет на руке. — Я не потеряю контроля над собой.

— Как он действует? — Люсия подозрительно осмотрела украшение. — Где ты его достал?

— Ведьмы… — Ликан, казалось, едва сдержал дрожь. — Браслет заговорен так, что я не обернусь, даже если захочу сделать это не владея собой.

— Помнится, ты говорил мне, что никогда не будешь иметь дело с ведьмами.

— С тех пор мой двоюродный брат женился на одной из них, вот я и обратился к ним с просьбой. Сделал это ради тебя.

Против воли Люсия почувствовала, что смягчается по отношению к ликану. Она знала, чего ему это стоило.

— Давно он у тебя?

— Около десяти месяцев. А что?

— Как ты смог удержаться вдали от меня в первые два полнолуния?

— Нашел выход, — ответил Гаррет, пожимая плечами.

— Ты… причинял себе боль?

— А ты за меня волнуешься?

— Я не бесчувственная, МакРив.

— Я справился. Это — все, что тебе нужно знать.

С помощью других женщин?

Люсия представила, как клан Гаррета приводит к нему женщин, чтобы те удовлетворили его. Она отбросила эту мысль, даже не пытаясь понять, почему та обожгла ее, словно кислота, пузырящаяся на нежной коже.

— Ты уверен, что браслет способен удержать тебя от превращения в… волка?

Гаррет поднял бровь.

— Он срабатывал большую часть года.

Так как валькирия все еще с сомнением смотрела на него, он добавил:

— Они дали на него гарантию Дома Ведьм.

Тогда это точно сработает.

— Волк, значит? И что ты знаешь о моем обращении?

— Я навела справки, когда выяснилось, что я твоя пара.

Он поднялся, приближаясь к ней.

— Ну-ну, давай послушаем.

— В общем, ты потеряешь разум, превратишься в дикого зверя, выслеживающего меня до тех пор, пока не возьмешь неоднократно, кусая мою шею и помечая как свою собственность. Ничто не остановит тебя, никакая клетка не удержит. Я что-нибудь упустила?

— Да, Лауша. — Окинув ее взглядом, он низким голосом произнес: — Тот факт, что тебе это понравится.

Всего лишь упоминание о метке на ее теле заставило Гаррета стать твердым, как сталь. Эта потребность сжигала его душу.

— Так, ты хочешь знать правила или нет?

На ее свирепый взгляд МакРив отчеканил:

— Теперь я твердо убежден, что ты жаждешь вернуть свой лук. И все признаки указывают на то, что тебе необходимо мое… знание. Поэтому ты соглашаешься и позволяешь мне обладать тобой каждую ночь, которую мы проведем на борту. А также во время гроз с громом и молнией, чтобы замаскировать твой…

— Этого никогда не произойдет! Так значит в состряпанных тобой правилах романтических отношений мои нужды и желания не имеют никакого значения?

— Да, если ты отказываешься признаваться, чего действительно хочешь и желаешь. Мое чутье кричит мне, что ты жаждешь меня до боли. Я ощущал это в тебе, черт, да я чувствую это прямо сейчас. Я не буду знать покоя, пока не дам тебе облегчения.

38
{"b":"147995","o":1}