ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он только что отчаивался из-за еще одного года без старшего брата, из-за года королевских обязанностей, ответственности, которые нежданно свалились на него.

В этот день судьба по-прежнему отказалась отдать Лаклейна. Но она дала Гаррету его подругу, это неземное существо.

По мере продвижения вперёд, волнение, растущее внутри него, сменилось чувством огромного облегчения. Ранее по пути из-за проливного дождя он потерял её аромат. Сейчас он снова шел по следу.

И все же возле завешенных мхом кипарисов, на подходе к самым отдаленным участкам болота ликан остановился. Почему-то её аромат исходил из четырех различных направлений. Он последовал в сторону одного из них, мчась через кусты, перепрыгивая ручьи и трясину.

Когда Гаррет добрался до источника аромата и не обнаружил никаких признаков её присутствия, то закрутился на месте. Затем внимательно огляделся и вверху обнаружил одну из её стрел, так глубоко застрявшую в дереве, что видно было только оперение. И к нему она привязала маленький лоскут своей футболки. Умная девочка. Она использовала стрелы, чтобы скрыть свой след.

Но он последует по каждому до конца, отслеживая её до тех пор, пока не найдет.

Она рождена для него. И я родился, чтобы найти её…

Гаррет спускался вниз в течение получаса, прежде чем обнаружил её настоящий след. С врожденной способностью своего рода он скрытно подкрадывался ближе, охотясь на охотницу под теперь уже моросящим дождём.

Болото и дождь облегчали возможность незаметно приблизиться к ней. Чтобы скрыть приближение, существовали тысячи теней и непрерывно ползающих вокруг тварей, отвлекающих внимание.

Когда ликан снова увидел её, то просто перестал дышать. Вблизи она выглядела ещё прекрасней, чем он думал о ней. Она, скорее всего валькирия, одна из рода женщин, заведомо известных своей красотой… и отъявленной жестокостью.

Черты ее лица ошеломляли: высокие четкие скулы, пухлые губы и тонкий эльфийский нос — но именно цвета делали несравненной. Золотистая гладкая кожа и глаза — цвета шотландского виски.

Она была среднего роста и чертовски соблазнительной в мокрой белой футболке, облепившей щедрую грудь. Шорты цвета хаки плотно обтягивали дерзкую попку, не скрывая красивые стройные ноги. Её волосы были длинными — темная грива, отяжелевшая от дождя.

На правой руке надета кожаная охотничья перчатка. Длинный кожаный наруч защищал левую руку от запястья до локтя.

Кто ожидал, что атрибуты для стрельбы из лука могут выглядеть так сексуально?

Его подруга будет в своих кожаных ремешках, когда он возьмет ее роскошное тело сегодня ночью. При этой мысли его член затвердел во влажных джинсах, и он едва не зарычал.

Ликан безмолвно следовал за ней, наблюдая, как она целиком сосредоточилась на своей добыче, которую он уже почуял в норах внизу.

Если она действительно валькирия, то обладает сверхчеловеческими чувствами, как и он: острым слухом и возможностью видеть в темноте или на большие расстояния. Тем не менее её обоняние не могло быть столь же развито, как его. Она использовала зрение и слух, отслеживая существо, — и делала это мастерски.

Всё это время она замирала, поворачивая голову в его направлении и подергивая кончиками заостренных ушей.

Без всякого усилия она запрыгнула на затопленный дуб и затаилась там, приготовившись к стрельбе установила в натянутую тетиву стрелу. Издалека её короткий лук казался скромным, сильно изогнутым, с кончиками, выгнутыми от неё вперёд и утолщенной рукояткой в центре. Типичная старая форма. Но, приблизившись, он смог рассмотреть золотую гравировку на отполированном черном дереве.

Оружие было таким же прекрасным и гордым, какой, безусловно, являлась и его владелица…

Лучница замерла, нацеливаясь прямо в то место, где он учуял её жертву. Она планирует поразить цель сквозь землю?

Да, потому что зловещим голосом она прошептала:

— Подземелье не спасёт тебя.

Глава 3

Теперь я слышу его дыхание, которое стало чуть приглушенным. Люсия знала, что кобольд спасая жизнь, ушел под землю. Она выяснила это, легко читая следы, оставленные жертвой.

С этой стороны дерева она выстрелив в землю, пронзит стрелой туннель внизу. Её особая стрела — длинная, гладкая — дойдет без сопротивления до соприкосновения с жертвой, при этом высвободятся три острых, как лезвия, шипа.

Вскоре она сообщит о двух убийствах, подтверждая предсказание Чокнутой Никс. Люсия всегда именно так делала. И что потом?

Потом я буду повторять дни, подобные этому, снова и снова, до Воцарения.

Когда придет кошмар.

А сейчас убью кобольда и вернусь домой.

Однако по непонятной причине вместо того, чтобы сосредоточиться на своей цели, она четко представила широкие плечи и впалые щеки, вспоминая, как выглядел ликан перед тем, как на него набросились. Пот стекал тонкими струйками по его мускулистой, вздымающейся от бурного дыхания груди, и он пристально смотрел на неё. До тех пор пока его не сбили с ног несколько самых больших демонов, которых она когда-либо видела.

Его заинтересованность смущала. Фактически, все глазели на неё, что редко случалось: Люсия обычно была незаметной рядом с Реджин Лучезарной, отвлекающей внимание своим ярким внешним видом.

Но если кто-нибудь, в том числе тот мужчина, который, тянулся к ней своей грязной лапой, окажется любопытен и на самом деле последует за ней, Лучница позаботилась о том, чтобы скрыть свои следы.

Люсия резко встряхнула головой, перенастраиваясь, делая глубокий вдох. Как только она выдохнула, то замерла, направив вниз длинную стрелу и прицеливаясь. Древние надписи на её луке, казалось, светились…

Она спустила тетиву. Стрела со звоном ушла в землю, прошивая глубокое отверстие на своем пути до затаившегося в норе кобольда. Раздался приглушенный визг.

Попала в цель. Даже под землей она пригвоздила его. Не удивительно — она не промахнулась ни разу за века. Сущность Скади работала буквально как заклинание.

Люсия закрепила лук на спине и спрыгнула вниз, чтобы завершить казнь своей бессмертной жертвы обезглавливанием.

Трудно быть самой лучшей, размышляла она, пока спешила к месту на поверхности, под которым находилась нора кобольда. Ещё труднее действовать скромно. Она вздохнула. Несу свой крест.

Кодекс Скади включал три принципа: честность, непорочность и смирение. Люсии по большей части удавалось быть честной и целомудренной — полностью. Но она не могла понять мотивы смирения.

Когда Люсия приблизилась, существо металось в норе под её ногами, исступленно пытаясь выкопать древко стрелы из грязи, что позабавило её.

Самым высочайшим удовольствием для нее была охота. Когда она охотилась, то меньше ощущала себя самозванкой, наполненной позорными секретами. В эти моменты она не чувствовала, будто её грехи у всех на виду, отпечатанные на ней, как алые письмена.

И могла на некоторое время забыть, что скоро произойдет с ней на приближающемся Воцарении.

Чувствуя себя плохо от этой мысли, Люсия присев, откопала свою добычу, выдернув её за лодыжку из месива грязи и корней. Все еще в ангельском виде, кобольд лихорадочно извивался, её стрела торчала из его горла.

Лучница бросила тварь на землю и легко повернула стрелу, отрывая половину шеи шипами. Существо трансформировалось, вырастая в рептилию со змееподобными глазами и чешуйчатой кожей. Как только оно клацнуло на неё своими, теперь уже длинными ядовитыми зубами, она, прижав вниз древко, дернула стрелу вдоль того, что ещё осталось от шеи.

Кровь брызнула на её руки, и она улыбнулась, наслаждаясь своей работой во имя исполнения закона.

Но, как только Люсия обезглавила существо, её уши дернулись с осознанием, снова и снова. Кто-то наблюдает за мной. Она вскочила на ноги, пристально осматриваясь вокруг. Кто-то прячется.

Мужчина. Она почувствовала, что это был он, — но как он подобрался к ней?

5
{"b":"147995","o":1}