ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С кровью, льющейся по бедрам, она скатилась с алтаря в груду тел. Мухи вырвались тучей из под запекшейся корки. Задыхаясь, она выплевывала насекомых из легких и рта.

Каким-то чудом ей удалось подняться, кашель душил, слезы слепили, пока Люсия, пошатываясь, пыталась прорваться сквозь кольцо кромитов. Зная, что она в ловушке, Круах позволил ей уйти, гневно рыча от боли, затем осознав, что ему удалось причинить Люсии гораздо больше мучений, процедил усмехаясь:

— Думаешь, это была боль, жена? Это был лишь намек! Я покажу тебе, что такое настоящее страдание!

Она прошла по туннелю до самого конца. На краю утеса Люсия окинула взглядом линию горизонта, океан. Первый глоток чистого воздуха за многие дни.

Безмятежный покой ожидает ее. Ему не преодолеть этот барьер, никогда он не сможет последовать за ней. Когда Круах закричал, зовя ее, Люсия закрыла глаза и шагнула в пустоту…

Руки схватили ее за плечи, затаскивая назад.

Нет, нет! Все было не так! Она освободилась. Но он схватил ее снова!

Люсия молниеносно полоснула когтями, теряя надежду прыгнуть… чтобы умереть.

Глава 33

— Лауша! Проснись! — Гаррет потянулся к Люсии, чтобы успокоить, обнимая валькирию за плечи. Стоило ему прикоснуться к ней, как электрический разряд ожег кончики его пальцев, а ее рука с острыми когтями метнулась вперед, рассекая его грудь.

— Какого черта? — Он отпрянул назад. — Лауша?

Валькирия распахнула глаза, полностью серебряные и блестевшие от слез.

— Ш-ш-ш, не надо бояться. — Гаррет поднял вверх ладони, придвигаясь к ней снова. — Это всего лишь я.

Люсия в изнеможении рухнула на кровать, слепо уставившись в потолок. Когда она вновь закрыла глаза, слезинки покатились по ее лицу, разрывая ему сердце.

Гаррет не мог спокойно смотреть, как его любимая плачет.

— Твои сны становятся хуже некуда.

Она спала всего лишь час — короткий послеобеденный сон, — но и этого оказалось достаточно, чтобы довести Люсию до ужасного состояния.

— Я… я в порядке. Все будет хорошо, — заверила она Гаррета, хотя молнии все еще продолжали вспыхивать снаружи.

МакРив передвинувшись, сел в изножье кровати.

— Ты должна рассказать о своих снах.

— Мы уже это обсуждали, — ответила валькирия, утирая ладонью лицо. — Я не хочу об этом говорить.

— Это…из-за меня? — увидев, что Люсия нахмурилась, Гаррет пояснил:

— Тебя не мучили подобные сновидения в течение прошлого года, не так ли? Но теперь, когда мы вместе, они ухудшаются с каждым днем.

Люсия села, подтянув колени к груди.

— Нет, ты раздуваешь из мухи слона.

— Раздуваю? — Он указал на кровавые царапины, протянувшиеся через его грудь. — Ты напала на меня!

— Мне очень жаль. — Она опустила голову на руки. — Я не осознавала, что это был ты.

— Да плевать мне на это! Я просто хочу, чтобы кошмары закончились.

— Я тоже, — прошептала она. — Они закончатся. Скоро, я уверена.

Гаррет схватил джинсы и рывком натянул на себя.

— Кажется, что, чем больше наше наслаждение, тем ужаснее становятся твои сны.

Люсия недоуменно уставилась на него.

— О чем ты?

— Мне одинаково необходимо как заявить права на свою подругу, так и сделать ее счастливой. Однако на деле выходит, что ты, даруя мне тело, наслаждаешься, а затем страдаешь. — Гаррет провел ладонью по волосам. — Может, сны ухудшились, потому что сегодня полнолуние? И где-то в глубине души ты боишься меня?

Боги, этот мужчина был жесток. Не только когда защищал ее, но и когда испытывал сильные эмоции. МакРив принимал все слишком близко к сердцу.

— Я не боюсь тебя.

МакРив — защитник, щедрый, заботливый. Полная противоположность моему мужу.

— Тогда чего ты боишься? Яви мне врага, чтобы я мог с ним сразиться!

Этого Люсия точно не могла сделать.

— Многих бессмертных преследуют кошмары. Прожитые годы дают о себе знать…

— Чушь собачья! Не лги мне.

Люсия поднявшись, одевалась, натягивая трусики.

— Выбрось это из головы, МакРив.

— Чтоб тебя, валькирия. Между нами не должно быть таких сложностей. Ты хочешь меня, я хочу тебя. И точка.

— Ну, со мной не все так просто…

— С тобой ничего не просто.

— У меня запутанная жизнь, хочу я того или нет. — Люсия, торопливо надев шорты и топ, принялась заплетать волосы над ушами.

— Так много секретов, Лауша. Будут ли они согревать тебя по ночам?

Ее движения замедлились.

— Что это означает?

Он порывает со мной?

— Это означает, что ты должна рассказать о своем сне.

Валькирия отмахнулась, отведя взгляд.

— Я не помню.

— Довольно лжи! — Гаррет схватил ее за плечи. — Почему ты не хочешь довериться мне?

Молния освещала небо, в то время как нарастал ее гнев.

— Не в моем характере доверять кому-либо!

Некоторые секреты уйдут с ней в могилу.

— Ты никогда не задумывался, что, чем больше мне нравишься, тем меньше я хочу, чтобы ты знал мои секреты? И как ты действительно можешь быть уверен в том, что готов услышать о них, МакРив?

Словно волк почуявший западню, Гаррет запрокинул голову не в состоянии определить, в чем тут подвох.

— Я не понимаю тебя. От меня вообще нет причины что-либо скрывать. Решение за тобой.

Люсия отскочила от него в сторону.

— Боги, ненавижу, когда ты так говоришь!

Легко рассуждать тому, кто ни разу за свою длинную жизнь не совершил поступка, повлекшего за собой катастрофические последствия!

— На днях, женщина! Ты спросила меня, думал ли я когда-нибудь о том, чтобы отступиться от тебя. Никогда прежде, но сейчас…

— Сейчас?

— Ты должна пойти мне навстречу, или я прекращу добиваться тебя. А когда я это сделаю, ты будешь сожалеть о своей потере.

Я знаю это!

— Ты расскажешь мне?

Люсия подумала, что Гаррет настроен убийственно серьезно. Он предоставляет мне выбор… но я не хочу терять оборотня.

Черт побери, когда ликан успел перейти из категории опасного противника в «необходимое зло», а затем превратиться в того, без кого она не представляет своего дальнейшего существования?

— МакРив, я…

Люсия сглотнула, мысленно представляя, как расскажет ему обо всем. У меня есть супруг. Я вышла замуж за дьявола. Я — его жена. Люсия Круах. От нахлынувшего чувства стыда стало почти невозможно дышать, не говоря уже о том, чтобы вымолвить хоть слово. Ей вовсе небезразлично, что Гаррет думает о ней, а то, что он узнает правду, так или иначе уже ничего не изменит! Паутина ее судьбы соткана…

— У нас компания! — донесся сверху крик Шектера. — Другое судно.

Сразу же смолк шум двигателей. Теперь они могли слышать топот бегущих по палубе людей.

— Ох, ты ж, черт, нет, — пробормотал МакРив.

— Из-за чего все носятся? Может, это просто еще одно исследовательское судно?

— В такой глуши? Маловероятно. — Гаррет натянул футболку. — Пираты, наемники или кое-что похуже.

— Похуже?

Схватив Люсию за руку, Гаррет потащил ее из каюты под дождь. По дороге бросил через плечо:

— Мы еще не закончили, Лауша!

Когда они достигли смотровой палубы, четверо из мужчин уже находились там, пристально разглядывая реку. Шектер стоял под зонтом, приставив бинокль к своим очкам. Трэвис напряженно всматривался вдаль тревожным взглядом, держа в руках дробовик. Небритый Росситер, с взъерошенными светло-каштановыми волосами, приткнулся возле поручней.

Чарли, в ореховых глазах которого горела свирепость, замер рядом с капитаном, а с одетой на руку молодого человека петли свисал мачете.

Однако из-за сплошной завесы дождя и джунглей, стеной окружающих их, рассмотреть хоть что-нибудь не представлялось возможным.

МакРив повернулся к Шектеру.

— Какого черта, ботаник?

— Подождите секунду. Какой-то пароход обходит излучину реки приблизительно в миле к северу от нас. Они преследуют «Контессу».

52
{"b":"147995","o":1}