ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все затихли в ожидании. Затем Чарли бесстрастно произнес:

— Это — капитан Малакуи.

Прорываясь сквозь ливень, действительно плыл… «Каучуковый Барон». Судно, на котором, скорее всего, находится вампир и которое должно было идти другим курсом.

То, о котором ее предостерегала Никс.

Когда Малакуи сразу после поворота сбавил скорость, Люсия спросила:

— Почему они замедлили ход?

— Видимо обнаружили то, что искали? — предположил Росситер невинным тоном.

МакРив повернулся к Трэвису.

— Малакуи когда-нибудь ходил этим маршрутом?

Техасец выглядел так, будто в его голове зрело убийство. Эти двое определенно сталкивались в прошлом.

— Нет, мы никогда не ходим в одном направлении.

Как и «Контессу», «Барона» явно восстановили после каучуковой лихорадки. На этом их общие черты заканчивались. Судно Малакуи было безукоризненным, тщательно отдраенным. Его дымовая труба гордо выпирала, блестя свеженанесенной черной краской. Даже канаты лежали свернутыми в ровные аккуратные бухты на всем протяжении палубы.

Но ни намека на суету пассажиров под едва моросящим дождем. Только капитан явился взорам, высунувшись из рулевой рубки.

Впервые смотрю на Малакуи.

Выше среднего роста, с гладкими темными волосами и бросающейся в глаза красной татуировкой, покрывающей предплечье. Правая сторона его лица была изуродована — четыре глубоких шрама пересекали щеку, как если бы он подвергся нападению животного.

Вид капитана вызвал у Люсии озноб. Вот человек, который известен тем, что, отправляясь с ним в рейс, пассажиры снова и снова не возвращались. Что он делал с ними… или… им?

Единственное приходящее на ум предположение — Малакуи, возможно, скармливал туристов ненасытному демону джунглей.

Когда Трэвис с Чарли поспешили к рулевой рубке, чтобы снова завести двигатели «Контессы», МакРив прошептал Люсии:

— Малакуи — чистейшее зло. В чем бы мы его ни подозревали… он более чем способен на это.

— Откуда ты знаешь?

— Моя интуиция подсказывает мне.

Зверь МакРива распознал предполагаемого врага. Понизив голос, Люсия спросила Гаррета:

— Ты чуешь вампира? — По каким-то причинам она не могла отбросить мысль о том, что Лотэр находится на том судне.

— Они идут с подветренной стороны, — ответил МакРив. — Но да, думаю, что чую. За чем бы ни послала тебя Никс, кто-то на борту «Барона» или жаждет завладеть этим, или хочет помешать тебе это заполучить.

— Ну, тогда все логично. Никс просила меня остерегаться двух таинственных вещей — стражника и каучукового барона. Второе подтверждается. И прежде, чем ты спросишь, — я понятия не имею, что собой представляет стражник.

— Предсказательница предупредила тебя о «Бароне»? Тогда мне стоит обратить на это внимание.

— М-м, как?

— Если они до конца дня продолжат следовать за нами, то я при первой же возможности выведу из строя их судно.

— Выведешь из строя?

— Да. Когда они бросят якорь на ночь, я заставлю их изменить свои планы. — Увидев ее вопросительный взгляд, Гаррет пояснил: — Доплыву до корабля, поднырну под него, и оторву винт. Все просто.

— Войдешь в воду — ночью?

Глава 34

Незадолго до восхода луны Люсия и МакРив стояли на кормовой платформе под моросящим дождем. Лучница проверяла натяжение тетивы, пока Гаррет, готовясь к предстоящему делу, снимал рубашку.

На закате «Барон» бросил якорь выше по течению недалеко от «Контессы», у той самой излучины, что, как рассудил МакРив, и послужило своеобразным объявлением войны.

Никакие доводы Люсии не могли убедить Гаррета отказаться от плана.

Самообладание валькирии трещало по швам, и не только по этой причине. Сегодня полнолуние, и, хотя Люсия полагалась на силу воздействия заговоренного ведьмами браслета, заклинания, наложенные против созданного природой порядка вещей, могли сработать непредсказуемо. Если бы судьбе было угодно поступить по-своему, всегда нашелся бы способ этого добиться.

К тому ж, Люсия боялась того, что могло подстерегать МакРива ночью в воде.

— Просто возьми лодку, оборотень.

Гаррет покачал головой.

— Так или иначе, мне придется нырять. Не хочу, чтобы меня заметили. Особенно вампир, которого чую. Переполошившись, он может напасть на тебя, пока я буду там.

— Плавать ночью в реке гораздо опасней, — настаивала Люсия.

— Ну, не более чем оставлять тебя здесь один на один с Дамиано.

Сегодня МакРив рассказал ей, что Дамиано — ягуар-перевертыш, представитель одного из могущественных видов, известных своей силой, ловкостью, и грязными приемами борьбы.

— Если этот gato приблизится к тебе, пробей ему дыру между глаз.

Валькирия пристегнула к бедру новый колчан и держала лук наготове, хотя столкновение с противником лицом к лицу в стесненных условиях вроде тех, что были на судне, являлось самым неподходящим полем боя для лучницы.

— Сделаю, что смогу.

МакРив пристально оглядел ее озабоченное лицо:

— Ты и в самом деле беспокоишься обо мне?

— То, что я не хочу доверить тебе все свои тайны, вовсе не означает, что ты мне не нравишься.

— Ага, о тайнах мы поговорим позже.

В течение прошедших нескольких часов после обнаружения «Барона» они, казалось, наслаждались шатким перемирием.

— Ты просто не можешь оставить все, как есть?

И держать свой волчий нос подальше от моих дел?

— Любопытство ликана, присущее мне, требует ответов. Я как раз вспомнил, как добиться того, чтобы ты выболтала все что угодно. — Он потянулся и обхватил ладонями ее грудь.

— Волк! — Люсия шлепком отбросила его руки. — Ты просто пытаешься отвлечь меня.

— Да, и еще я хотел коснуться твоей красивой груди.

— Ты можешь быть серьезным? У меня какое-то нехорошее предчувствие.

— Лауша, ты же видела меня почти полностью обратившимся — не думаешь, что существа, живущие в воде, должны меня бояться?

Разумный довод.

— Постой… почти обратившимся?

Он ласково потрепал ее по подбородку.

— Расслабься, это — плевое дело. Что такого ужасного может случиться?

Как будто по сигналу, небеса разверзлись проливным дождем.

— Будь осторожен, — прошептала Люсия, как только МакРив соскользнул в черную воду, отправляясь в бесшумный заплыв к «Барону».

Не в силах спокойно ожидать развития событий, валькирия попыталась найти объяснение раздирающему ее беспокойству. Еще пару недель назад она была бы вне себя от радости, что МакРив оставит ее. А сейчас? Она опасалась, что влюбляется в него — своего необузданного задиру шотландца. Это грозит обернуться катастрофой.

МакРив никогда не сможет удовлетвориться отсутствием полноценного секса. Черт, она бы сама не смогла. Последние десять дней превратились в череду чувственных мучений…

Люсия услышала, как что-то движется по палубе и напряглась, подергивая ушами. Несколько секунд спустя облегченно выдохнула. Это всего лишь Шектер активизировал приманку. Всякий раз, когда он вытаскивал ее из воды, уши валькирии снова улавливали звуковые колебания. Шумовых помех создатель.

Хотя Люсия не знала, где находятся Чарли или Дамиано, она слышала как Росситер, меряет шагами свою комнату. А Изабелл что-то негромко обсуждает с капитаном у него в каюте.

Люсия вздохнула. Эти двое могли бы запросто договориться между собой, несмотря на два незначительных препятствия: брат-близнец Изабелл «сох» по тому же мужчине, что и она, а Трэвис все еще любил свою покойную жену. Если бы подобные мелочи стояли на пути Люсии и МакРива, она бы в один присест окрутила оборотня и привязала бы к себе навечно.

А вот попробуйте быть женой дьявола, соблюдать целомудрие, от которого зависят способности и остановить конец света…

Добравшись до кормы «Барона», Гаррет, глубоко вдохнув, нырнул под днище. С трудом различая что-либо в мутной воде, он на ощупь пробирался вперед, пока не наткнулся на ось гребного винта.

53
{"b":"147995","o":1}