ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Улегшись на живот, Люсия, зацепившись ступней за столбик перил, свесилась с судна. Не спуская глаз со скопища щелкающих внизу челюстей, она потянулась к веревке, растопырив пальцы. Так не достать. Судорожно сглотнув, валькирия слегка расслабила ногу. Почти… схватила!

Люсия тянула, извиваясь всем телом, чтобы отползти назад, пока не оказалась на безопасной поверхности палубы. Не дав себе времени облегченно вздохнуть, она мигом вскочила на ноги и, раскрутив приманку над головой, будто лассо, забросила в реку. Когда поток подхватил и понес ее вниз по течению, несколько тварей помельче поплыли в сторону удаляющегося сигнала. Большие, казалось, решили остаться, скрывшись на глубине, — словно поджидая скорый обед.

Люсия бросилась обратно к МакРиву, проскочив по пути мимо Шектера, который, держа мясницкий нож в руке, сидел, съежившись в углу камбуза лепеча что-то несуразное. От его штанов несло мочой. Должно быть, Чарли отнес пострадавшего капитана в его каюту. Не могу сейчас думать об этом…

Когда она вернулась к сражавшимся, оба — Дамиано и МакРив — начали обращаться, звери в них рвались в бой. Тела мужчин росли, мускулы увеличивались, наливаясь возрастающей силой.

Радужные оболочки Дамиано стали ярко-зелеными. Клыки и когти вытянулись, превратившись в опасное острое оружие. На коже проступили клочки блестящего темного меха.

Облик зверя МакРива мерцал по его телу, глаза от гнева сделались льдисто-голубыми, черные когти сверкали, но Гаррет обратился не полностью. Почему нет? Не время для проявления милосердия!

Внезапно Люсию осенило. О Фрейя, браслет, который носил МакРив, препятствует его превращению!

С пугающим ревом Дамиано погрузил клыки в руку МакРива. Ручьем потекла кровь. Гаррет, зарычав от боли, хлестнул Дамиано когтями по лицу, располосовав кожу до кости.

Не обращая внимания на кровь, льющуюся из ран, Дамиано яростно кинулся в грудь МакРива, обрушившись с ним на поручни ограждения. От удара дерево раскололось в щепки, и оба погрузились в мутную реку.

Ни один не показался на поверхности. Прошли тридцать секунд, затем минута. Самая длинная в ее жизни…

Противники вместе вылетели из воды, продолжая биться не на жизнь, а на смерть. Люсия прицелилась в Дамиано, но они двигались слишком быстро, вздымая брызги с каждым ударом. Могу случайно попасть в МакРива.

Поэтому она решила продолжать держать оборону, стараясь поразить как можно больше кайманов, но самая крупная тварь уже возвращалась. Люсия видела, что выпущенные ею ранее стрелы торчат из покрытого роговыми пластинами хвоста и спины чудовища, однако существо не спешило всплывать, чтобы дать Лучнице возможность пронзить его глаза.

Несмотря на то, что валькирия непрерывно стреляла, кайман ни на секунду не замедлил хода.

— МакРив! — закричала Люсия. — Оно возвращается!

Затем прицелилась в Дамиано…

Корма судна вздыбилась; валькирия кубарем отлетела назад, врезавшись в запасную шлюпку. К тому времени, когда Люсии удалось вскочить на ноги, ей оставалось только в ужасе наблюдать, как хвост гигантского каймана, просвистев в воздухе, обрушился на обоих мужчин, увлекая их в глубину.

Глава 36

Сердце Люсии ушло в пятки. Не могу потерять его.

Не могу. Она пристально вглядывалась в воду, но ничего не видела.

МакРив не смеет покинуть меня, не смеет умереть.

Только Люсия закрепила на спине лук и приготовилась прыгнуть в реку за Гарретом, как услышала раздавшийся позади крик:

— Какого черта ты делаешь?

Люсия резко обернулась.

— МакРив! — Он, вынырнув на поверхность с другой стороны судна, быстро подплывал к тому, что осталось от платформы. — Как ты там очутился?

— С помощью хвоста каймана, думается, — пропыхтел Гаррет, влезая на борт. — Подробности малость расплылись.

Со слезами облегчения валькирия крепко сжала его в объятьях.

— Смотри! Он уплывает.

Гигантский кайман удалялся в направлении ловушки наряду с другими, взявшими курс на приманку тварями.

— Собиралась нырять за мной? Неужели тебя ничем не напугаешь? — Гаррет обвил Люсию руками, прижав ее голову к своей вздымающейся груди.

Шум ливня был настолько громким, что ей приходилось кричать:

— Что там произошло?

— Когда тварь схватила Дамиано, он попытался утащить меня с собой на дно. Пока кайман не проглотил его целиком.

— Перевертыш… мертв?

— Ага. А если и нет, то наверняка жалеет, что этого не произошло. Давай не будем говорить о нем. Мы должны защитить это судно… — Гаррет умолк, почувствовав, как Люсия застыла в его объятиях.

— МакРив, г-где твой браслет?

Их глаза встретились — его, распахнутые от потрясения.

— О, адово проклятье. — Прежде чем валькирия успела остановить его, Гаррет прыгнул обратно в реку.

— Не-е-е-т! — Люсия прекрасно понимала, что искать бесполезно. Но Гаррет снова и снова погружался на дно. Наконец он втянул свое тело на борт, выглядя совершенно убитым.

Они стояли бок о бок на остатках платформы под проливным дождем, уставившись на воду. Теперь браслета не было, и Люсия оказалась в ловушке на лодке, с оборотнем, находящимся на грани обращения.

— Что нам делать?

— Я-то как раз в порядке, Лауша, не надо беспокоиться обо мне.

— Но браслет потерян!

— О да, и мы не можем нарушить твои клятвы. Нет ничего важнее этого. Даже то, что меня едва не убили!

— Ты что не мог купить еще один? — требовательно закричала Люсия. — Может, в сумке лежит запасной?

Гаррет проревел в ответ:

— Да мне бы никогда в голову не пришло, что я буду сражаться с перевертышем в дебрях Амазонки… — Он зло ткнул пальцем, указывая на глубокий след от зубов Дамиано на руке. — …а затем бороться с ним под водой. Или что гигантский кайман потащит его на дно, и он станет хвататься за меня, чтобы утянуть вместе с собой. Мне чудом удалось вернуться к тебе! Может, ты жалеешь об этом?

— Не говори глупостей! — Как бы Люсия ни пылала гневом из-за положения, в котором они оказались по милости МакРива, она не желала ему вреда. И ссора с ним ничего не даст — все равно их ситуацию никак не изменить.

Думай…думай. Это не может произойти сегодня ночью.

Судьба найдет способ взять то, что захочет, как бы мы ни пытались избежать этого.

Ах, боги, если она не уберется с этого судна, то так и случится.

— Черт побери, девушка, я постараюсь быть нежным. — Гаррет дотронулся до ее плеча. — Возможно, если бы мы начали сейчас, я бы смог подготовить тебя. Удостоверился бы, что ты тоже изнемогаешь от желания…

Валькирия дернулась в сторону, явно разозленная. Справедливо разозленная на него.

Я уверял, что ей нечего опасаться.

А Люсия обещала, что возненавидит его навсегда, если нарушит клятвы.

— Это будет не похоже на твой прошлый раз, Лауша.

— Что ты знаешь о моем прошлом разе?

— Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что у тебя был неудачный опыт.

— Т-ты не имеешь ни малейшего понятия. — Люсия содрогнулась, маленькие ушки выглянули из влажной гривы ее волос.

— Мужчина причинил тебе боль?

Хочу убить этого безликого урода, жажду… Держи себя в руках, Гаррет.

Валькирия утвердительно кивнула. И именно поэтому она отказывалась от секса в течение тысячи лет.

— Я не готова, МакРив. Просто не готова. И не хочу этого.

В ее глазах притаилась печаль.

За прошедшие десять дней Гаррет так и не убедил ее смягчить ограничения относительно полноценного секса. И тем более отменить их. Одно из двух: либо из-за своих обетов, либо потому что страдания, пережитые с другим, оставили слишком глубокий след, но Люсия действительно не перенесет того, что этой ночью сведенный с ума полнолунием ликан возьмет ее тело, не знавшее мужчину сотни лет. Безжалостно.

— Слушай, мы можем все предотвратить.

— К-как? Ничто не способно остановить тебя. Никакая клетка не удержит.

— Ты выведешь меня из строя, сделаешь это, и я не смогу преследовать тебя, — предложил он.

56
{"b":"147995","o":1}