ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что же конкретно я, по-твоему, сумею?

Гаррет ответил:

— Выстрели мне между глаз.

— Я-я не смогу этого сделать! — возмутилась Люсия.

— Тогда поступи со мной как мои сородичи.

— Как?

— Они избили меня до полусмерти, затем крепко связали в подземелье, — пояснил МакРив. — Сломали ногу или две. В тот раз это сработало ничуть не хуже ведьминских чар. У нас здесь нет темницы, но, если ты…

— Нет, такого быть не может, ты обладал другими женщинами. Я нашла презервативы в твоей сумке!

Гаррет нахмурился.

— Я купил их из-за тебя, чтобы не обзавестись ребенком раньше времени. Не знал, что твоя диета, вернее, отсутствие таковой, действует точно также.

Валькирия в неверии отказывалась признавать очевидное.

— Лауша, у меня не было других с тех пор, как я встретил тебя.

От этих слов вся ее ярость куда-то испарилась, и она прошептала:

— Ты заставил их избить себя?

Казалось, ее сердце перевернулось в груди.

Я влюбляюсь в него.

Люсия полагала, что сотни лет назад любила светловолосого мужчину своей мечты. Она все еще ясно помнила, какие эмоции испытывала тогда. Приятные. Радужно-розово сладкие.

Чувства к МакРиву обжигали и задевали за живое, и валькирия знала, что уже никогда не будет прежней.

— Не хотел напугать тебя, — сказал он, затем добавил огрубевшим голосом: — Но тем не менее это, к чертям, все равно случилось.

Влюбляюсь в тебя, МакРив.

— Я не могу… не в состоянии причинить тебе боль.

— У нас нет выбора.

Люсия отрицательно качала головой, когда сквозь прореху в клубящихся тучах прорвался круглый лик луны. Словно засиявший луч прожектора, серебристый свет, пролившись вниз, озарил их. Открывая, кем в действительности является МакРив.

Его глаза стали полностью синими, облик зверя замерцал по телу.

— Ах, боги, ты уже обращаешься!

— Тогда ты должна поторопиться.

— Нет, черт возьми! Я уйду, попытаюсь добраться в низовье реки. Помоги мне спустить лодку на воду.

— Это не выход. Кайманы…

— Плывут в другом направлении. И интересуются только приманкой.

— А как насчет вампира? На борту «Барона» гроб. Я не могу отпустить тебя!

— Слушай меня, шотландец. Мы оба знаем, что до захода луны ты для меня несравнимо большая угроза, чем вампир.

— Нет, Лауша. Я бы никогда не сделал тебе больно.

— Я тебя прошу не об этом. Если бы ты не отнял у меня право самой принимать решения, я бы не оказалась в таком положении. Ты втянул нас в эти неприятности, поэтому сейчас доверься мне, и я вытащу себя из них.

Увидев выражение ее лица, Гаррет заколебался. Люсия продолжила:

— До восхода солнца осталось всего несколько часов. Потом мы найдем друг друга.

— Милая, если с тобой что-нибудь случится…

— Ты должен отпустить меня, МакРив.

Спустя несколько томительных минут Гаррет шумно выдохнул:

— Тогда я даю тебе полную свободу действий.

Он поспешил к моторной лодке и рассек когтями крепежные канаты. Подняв ялик, словно тот весил меньше перышка, ликан спустил его на воду.

— Я постараюсь убежать в другом направлении так далеко, как смогу.

Глава 37

Пока Гаррет заводил и прогревал на холостых оборотах небольшой мотор, Люсия, прихватив лук, колчан и рюкзак, запрыгнула в лодку.

— Ты знаешь, как управлять ею? — спросил Гаррет, озабоченно хмурясь.

— Я живу среди болот, оборотень.

— Оставайся в лодке, не сходи на берег. — Его глаза становились все более синими. — Лауша, уплывай. Немедленно.

— Будь осторожен, — прошептала Люсия и, прежде чем переключить рычаг передачи, подскочила, отважившись поцеловать его на прощание. Мотор фыркнул, гребной винт жадно зарылся в воду.

Обернувшись через плечо, она всматривалась в МакРива, который казалось, вцепился в поручни, держась за них изо всех сил, чтобы не кинуться вслед за ней. Перед тем как обогнуть излучину и скрыться из вида, Люсия увидела, как перила, крошась, ломаются от его хватки.

Как далеко ей удастся уплыть прежде, чем он уступит притяжению луны?

С каждой отвоеванной милей возобновившийся ливень осложнял побег, все больше наполняя лодку дождевой водой. Люсия пыталась вычерпать ее, одновременно управляя судном, щурясь от жалящих капель и лавируя между свалившимися в реку деревьями, встречающимися на пути.

Так прошел час, затем другой… До тех пор пока, не стало попадаться все больше и больше растительности. Царственная водяная лилия почти сплошь покрыла поверхность, ее листья, упруго отскакивая от носа лодки, тянули вслед за собой длинные стебли. Обычно Виктории располагались вдоль берегов. Так почему же они разрослись до середины потока?

Люсия старалась обойти колонии кувшинок, но их было слишком много. Всякий раз, пересекая одну из них, валькирия задерживала дыхание, поскольку движок начинал жалобно кряхтеть. Если побеги намотаются на гребной винт, двигатель перегреется…

Чихнув несколько раз, мотор задымился и заглох.

Люсия подняла его из воды, отчаянно отдирая от лопастей закрутившиеся узлом растения, затем опустила назад. Дергая стартер снова и снова, она пыталась запустить двигатель.

Ничего.

После нескольких бесплодных попыток Люсия рухнула на сидение, испустив безнадежный вздох. Не в силах предпринять что-либо еще, кроме как безвольно плыть по течению, она подняла лицо к небу.

Я обречена.

Она знала, что МакРив найдет ее. Это — то, что прекрасно умел делать его вид. Ему придется пересечь реку, затем покрыть все расстояние, которое она проплыла, но валькирия ни капельки не сомневалась, что ему это по зубам.

Где-то в глубине сознания мелькнула мысль: «Если он сделает это, то все закончится». Обязанности, бремя ответственности, страх перед болью от промаха — все исчезнет.

Закончится власть Скади.

Грязная работа по уничтожению Круаха достанется другому, более сильному бессмертному. Тому, кто не устал так, как Люсия. Часть ее сильно хотела этого…

Что-то ударило в лодку. Затем еще раз. Посмотрев за борт, она испытала потрясение, увидев еще больше кайманов, чем раньше. Твари были не такими гигантскими, как предыдущие, но вереницей вываливаясь из джунглей, целенаправленно проторяли путь между листьями водяных лилий у берега. Вероятно, привлеченные коварным зовом приманки.

Во всем виноват Шектер. Люсия заметила место, откуда более крупные особи выплывали из какого-то скрытого зеленью притока, прорезая проход сквозь заросли, без труда рассекая в клочки те самые стебли, из-за которых в конечном счете и сгорел двигатель.

Поздравляю, Шектер, ты — гребаный гений. Не можешь, к чертям, удержать свой мочевой пузырь, но…

Вдруг Люсия нахмурилась. Массовая миграция кайманов, казалось, начиналась из воздуха.

Ее глаза расширились. Проход между растениями вел в… никуда. Она не увидела притока.

— О, Фрейя!

Это Рио Лабиринто!

Но течение несло Люсию мимо! Сглотнув, она снова уставилась на воду. Ей придется опустить туда руку и грести.

Валькирия знала, что произойдет, если кайман схватит ее. То же самое, что и с Маркосом Дамиано, которого целиком проглотил один из них. Она читала о кайманах — они, как никто другой на земле, обладали сверхмощной секрецией [53] желудочного сока. Но будет ли этого достаточно, чтобы убить такого бессмертного, как он?

Если перевертыш очнется, оказавшись в животе некоего ископаемого чудовища, станет ли он молить о смерти? Бессмертие могло стать проклятием, если какое-то существо Ллора хотело — или должно было — умереть.

Да, Люсия понимала, чем рискует.

Но я так близко! Если бы мне только удалось добраться до берега.

Совсем недавно она почти сдалась, поддавшись отчаянию. Теперь же хотела бороться. Черт побери, она победит. И убьет Круаха. Раз и навсегда.

Я здесь, не так ли? Нашла Рио Лабиринто, а это значит, что Эльдорадо рядом. Я могу сделать это.

вернуться

53

Если крокодилу не удастся быстро переварить обед, он рискует умереть. Поэтому природа наградила их «быстрым» пищеварением. Крокодилы могут по выбору использовать левую аорту. Когда они переваривают пищу, то перенаправляют кровь, обогащенную углекислым газом мимо легких, напрямую к пищеварительной системе. Там углекислый газ используется железами для выработки желудочного сока со скоростью в 10 раз выше общепринятой для млекопитающих! Это позволяет рептилиям с легкостью переваривать не только мясо, но и кости.

57
{"b":"147995","o":1}