ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Люсия бессильно упала ему на грудь, чуть слышно шепча:

— Так горячо…

Дрожь тел. Руки, сжимающие друг друга. Сердца, бьющиеся в бешеном ритме.

Ликан неохотно разжал зубы, он все еще не утолил страсть, оставаясь внутри валькирии твердым, и горел желанием брать ее снова и снова. Гаррет потянул Люсию на траву.

Перед тем как МакРив вошел в нее сзади, стоящую на руках и коленях, Люсия бросила полный ненависти взгляд на камень, который они разбили.

Обхватив валькирию за талию и намотав на кулак пряди ее длинных волос, Гаррет овладел Люсией, заурчав от наслаждения, когда она со стоном выдохнула его имя.

И затем они оба покорились зверю, вступившему в свои права.

Глава 40

Что я наделала?

Люсия проснулась и, как только к ней пришло осознание действительности, в ужасе широко распахнула глаза. Она лежала, как в колыбели, в объятиях МакРива, прижавшись спиной к его груди — оба были полностью обнажены.

Ах, боги, он все еще… в ней.

Следом пробудился Гаррет, издав самодовольный вздох. Это прозвучало так по-мужски, что резануло Люсии слух, словно скрежетание гвоздя по стеклу.

Дело сделано, подруга завоевана — пришел, увидел, победил.

Метка от укуса на шее нестерпимо горела…

Почувствовав, как его член снова твердеет, Люсия едва сдержала готовый вырваться крик и, поведя плечами, сбросила с себя руки Гаррета, высвобождаясь из плена его тела.

Не могу вынести этого. Все болит.

Без единого слова валькирия поднялась и неуверенно перебрала лоскуты, которые еще вчера были ее одеждой. Все вещи оказались безнадежно испорчены, после того как МакРив сорвал их с нее когтями.

Обнаружив свой рюкзак, Люсия тут же углубилась в его содержимое в поисках нижнего белья, шорт и футболки. Пока она быстро одевалась, в голове постоянно звучал полный удовлетворения вздох МакРива. Победный вздох. Он добился исполнения всех своих желаний с ней. От нее.

Я не получила ничего, в чем нуждалась. Она не в состоянии здесь оставаться, должна убежать подальше от МакРива, от лука, который был ее частью на протяжении многих столетий.

Нет больше Люсии Лучницы. Чувствую ли я себя как-то иначе? Потрясенной? Разбитой?

Скорее… неполноценной.

— Лауша? — МакРив подскочил и, схватив джинсы, одним рывком натянул на себя.

Закинув на плечи рюкзак, Люсия побрела в сторону дамбы. Статуи, возвышающиеся над вымощенной булыжником аллеей, внимательно взирали свысока.

Гаррет, догнав валькирию, протянул ей лук.

— Ты оставила его и свой колчан, любимая.

Она ни за что не глянет на оружие. На МакРива. Не сможет. Гаррет сотворил это с ней. Уничтожил ее способности. И теперь, когда исчезла возможность наконец покончить с Круахом, Люсии остается пожертвовать собой, чтобы ублажить этого монстра.

Вернуться обратно в то мерзкое логово? Без стрелы, способной поразить его сердце? От этих мыслей у Люсии перехватило дыхание.

Я не могу этого сделать! Даже сейчас, когда у меня нет другого выхода…

Шею жгло, боль жаркими волнами накатывала на Люсию, как постоянное напоминание о ее грехах.

Не могу вдохнуть…

— М-м, я пока понесу лук. — Гаррет повесил оружие через плечо. — Любимая, поговори со мной. Я обидел тебя? — Он хмуро осмотрел себя. — О, конечно, я причинил тебе боль. Но неужели все так плохо?

Люсия не отвечала.

— Куда ты идешь?

— Д-домой.

Гаррет преградил ей путь, вырастая перед валькирией.

— А как же dieumort? — спросил он, поворачиваясь к ней лицом и вынужденный пятиться, отступая перед Люсией. — Спасение мира и все такое? Мы ведь так близко.

Они никогда не были настолько далеки!

— Никс отправила меня сюда за стрелой. Поскольку я… я была, — дыхание Люсии сбилось, — лучницей. Теперь все иначе.

Даже имей Люсия стрелу Скади, она все равно не в состоянии помешать восхождению Круаха.

— Мне предстоит другая работа.

И я возненавижу тебя за это.

— Здесь наши пути расходятся, МакРив. Ты иди на поиски dieumort.

Черт, может быть, именно поэтому Никс и направила его сюда. Возможно, он был тем, кому суждено найти стрелу.

— Лауша, это не конец.

— Ты понятия не имеешь, каковы будут последствия прошлой ночи. Не представляешь, что меня теперь ждет!

— Нет, потому что ты, черт побери, не рассказываешь мне! — Гаррет схватил ее за предплечья. — Поговори со мной!

Валькирия полностью отпустила гнев и потребность обвинить — и то, и другое было предпочтительнее отчаянного страха, снедающего ее изнутри.

Подражая шотландскому выговору и низкому голосу МакРива, она съязвила:

— Лауша, ну конечно, браслет сработает. Вот почему я взял его у этих чертовых ведьм. Я никогда не причиню тебе вреда!

Вывернувшись из рук Гаррета, Люсия закричала:

— Не стоило мчаться за мной сломя голову! Ты должен был позволить мне закончить мою миссию.

Она даже не в силах посмотреть на меня.

Возможно, Лучница как раз такая женщина, для которой дело ее жизни важнее мужчины. Ничего не осталось во взгляде Люсии, кроме… горечи? Как будто какая-то ее часть умерла.

И он посодействовал этому убийству.

Люсия больше не скадианка. Прошлой ночью были нарушены тысячелетние клятвы, а она ясно давала понять, что не готова к этому. Валькирия предупреждала, что возненавидит Гаррета навсегда, если он заставит ее пойти против убеждений.

Когда МакРив снова потянулся к Люсии, она отшатнулась.

— В самом начале я просила предоставить мне один год, но ты проигнорировал мои желания, отмахнулся от них, словно от надоедливой мошки.

— Знаю, что облажался. — Он потер ладонью лицо. — Боги свидетели, это полностью моя вина. Но неужели тебе так плохо со мной? Ты видела, что мы можем испытывать вместе…

— Ты поклялся, что никогда не причинишь мне вреда, но солгал! Постоянно лгал мне. Надеюсь, прошлая ночь стоила того!

Глаза Гаррета расширились от негодования. Постоянно?

— Что-что я делал?

— Мои способности в стрельбе из лука были основаны на обетах, принятых мною, бесчувственная ты скотина. Теперь я — ничто!

— О чем ты говоришь?

— Я не могу стрелять! — прокричала Люсия. — Мой дар исчез навсегда. Пока я не перед кем не раздвигала ноги — моя сила оставалась со мной. А теперь — из-за тебя — я не способна стрелять из лука. Все пропало.

Собственный гнев Гаррета вспыхнул, когда правда поразила его.

— Так и знал, что за этим крылось нечто большее, чем просто религия.

Наконец-то кусочки головоломки сложились в полную картину. Когда некий мужчина — этот-будущий-труп — заставил ее страдать, она попросила защиты у Скади. В обмен на обеты богиня дала ей способность стрелять так, как никто другой.

Не тренировки превратили валькирию в мастера своего дела.

Сделка с дьяволом…

Он яростно прищурил глаза:

— Да тебе плевать на свои убеждения. Все дело в проклятом эго, в том, чтобы быть лучшей во всем мире Лучницей.

— Плевать? Почти всю жизнь я провела служа богине, пока не явился ты. И тогда я стряхнула с плеч тяжелый груз надвигающегося апокалипсиса и уступила собственным желаниям! Раньше, не жалея сил, я бескорыстно выполняла поставленные передо мною задачи. А теперь совершила самый эгоистичный поступок за тысячу лет.

— Ты обязана была сказать мне, что поставлено на кон! — Гаррет не мог припомнить, когда еще был в таком бешенстве.

— И когда же я должна была это сделать? Возможно, когда ты разглагольствовал о женщинах, жертвующих своими интересами ради мужчин? Я знала, что ты отреагировал бы так же, как и сейчас, будучи не в состоянии постичь, почему я предпочла стрельбу из лука сексу с тобой.

— Почему не сказала мне? Почему солгала?

— О, можно подумать мое признание хоть что-то изменило бы? Или прошлой ночью ничего бы не случилось — скажи я правду? Как только ты ступил на борт «Контессы», судьба оказалась предрешена, одно событие повлекло за собой другие. Все из-за тебя! Я просила об отсрочке, но ты не дал мне ни единого шанса.

61
{"b":"147995","o":1}