ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему они усохли до такого состояния? — спросила Люсия.

— Не знаю… — Внезапно Гаррет, сделав выпад вперед, вытянул руку ладонью вверх над одним из тел. — Осторожней, женщина! — МакРив поймал капельку пота, скатившуюся с подбородка валькирии.

— Извини, — прошептала Лучница, быстро отворачиваясь, чтобы вытереть лицо рукавом.

Аккуратно ступая мимо существ, они начали пробираться к саркофагу. Крышка гроба была открыта, словно на поминальной службе. Еще раз утерев лицо, Люсия наклонилась вперед, сердце стучало где-то в горле.

Под прекраснейшей золотой сеткой находилась мумия… Тело было украшено выполненными с большим искусством драгоценностями, золотым нагрудником, короной, и кольцами, надетыми на каждый палец.

С ума сойти.

Люсия пялилась на саркофаг расширившимися от благоговейного трепета глазами.

Несмотря на то что Гаррет больше всего желал найти dieumort, любопытство взяло верх над ликаном, и он бросил взгляд на покрытую драгоценностями мумию.

— Не терпится утащить один-два камня?

— Я не на них уставилась. Взгляни на мумию.

— Тело не должно было так хорошо сохраниться, — рассеянно заметил Гаррет, его внимание опять переключилось на поиск оружия.

— Я не шучу, — заупрямилась Люсия.

— Что говорит по этому поводу твой внутренний голос палеопатолога? — поинтересовался он, осматривая гробницу.

— Что здесь что-то не так.

Гаррет снова мельком взглянул на мумию:

— Да, у Эльдорадо есть сиськи. Большие.

Люсия сверкнула глазами:

— Постарайся быть серьезным.

— Выходит, Эльдорадо — не мужчина.

Мягким голосом Люсия сказала:

— Она — Ла Дорада, Позолоченная Женщина. Историческая ошибка. Очень большая ошибка.

— Имеющая смысл.

— О чем ты?

— Скажем, ты конкистадор, ищущий сокровища Позолоченного, а некий местный житель сообразил, как держать могилу в полной неприкосновенности. И какой такой способ этот местный — женщина туземка — сможет найти, чтобы обманывать тебе подобных? — Гаррет качнул головой. — В былые времена я встречал нескольких жаждущих золота конкистадоров, и надо сказать, слабость этих самоуверенных захватчиков к местным красоткам нисколько не преувеличена.

— Женщина оказалась умна и сохранила свое золото. — Люсия пристально, почти с нежностью, смотрела вниз. — Насколько порочной она могла быть?

— Это неважно. Давай найдем то, ради чего мы сюда пришли.

Они принялись обыскивать каждый дюйм гробницы, проходя мимо такого богатства, которое Гаррет вряд ли смог бы когда-либо вообразить. Но не обнаружили никакого оружия.

Наконец, в темном углу МакРив разглядел покрытый пылью колчан. Внутри находилась одна единственная стрела. Не золотая. Не красивая. Но что-то в ней привлекло его внимание. Ликан учуял… силу.

— Лауша, подойди. Думаю, что я нашел твой dieumort. — Он взял изношенный колчан и смахнул с него накопившийся за долгие годы слой пыли.

Со светящимся от восторга лицом Люсия поспешила к нему. Затем ее взгляд потух:

— Нет, это не то. Деревянная? Ни в коем случае!

— Может быть, ты должна сразиться с древним злом с помощью древней стрелы?

Он вытащил стрелу из колчана, и валькирия воскликнула:

— МакРив, наконечник сделан из кости! Взгляни на это старомодное оперение — эти перья выщипаны из птицы дронта?

— Давай — возьми ее.

Люсия неохотно приняла стрелу. Ее темные глаза расширились.

— Чувствуешь что-нибудь, нет? Какую-то силу?

— Да, — признала валькирия. — Но дерево и кость?

— Веками проверенные эквиваленты для эвфемизмов и стрел.

— МакРив! Это будет выглядеть так же, как если бы Серена Вилльямс отправилась на Уимблдон с мухобойкой.

— Да, но если бы она была столь же хороша, как ты в стрельбе из лука, то все еще побеждала бы на турнирах.

Люсия наградила МакРива обольстительной улыбкой:

— Ты прав, оборотень. Похожа ли стрела на дешевый рекламный сувенир или нет, я беру ее. — Она сунула оружие в набедренный колчан.

Серьезным тоном Гаррет произнес:

— Ты поступила мудро.

Затем добавил:

— Я рад, что dieumort не из золота. Не хотел пугать тебя, но мой инстинкт вопил, предостерегая об этом. Теперь мы можем взять его, не разбудив древнее зло. Итак, день еще не подошел к концу, а дело уже пошло на лад.

Засмеявшись, Люсия прыгнула в объятья Гаррета, звучно поцеловав его в губы.

— Мы сделали это!

МакРив охнул:

— Полегче, милая, аккуратней с ребрами.

— Ой, прости!

Валькирия сползла вниз, но и одного этого движения оказалось достаточно, чтобы возбудить его израненное тело. Успокоив дыхание, Гаррет отодвинул от себя Люсию:

— Давай выведем тебя отсюда.

На пути к выходу ликану показалось, что он уловил какой-то звук, и Гаррет повернулся к саркофагу.

— Ты слышала?

Но Люсия уже убежала вперед, счастливо щебеча.

— Подожди, Лауша!

Гаррету бы прямиком последовать за ней… но он остановился, уверенный, что слышал, как что-то движется.

Глава 43

Пока Люсия выбиралась из гробницы, с ее губ не сходила довольная ухмылка. Может, dieumort и имел непрезентабельный вид — едва ли дотягивал до золотой стрелы из ее фантазий, — но валькирия ощутила таящуюся в нем силу.

Хотя, никогда в жизни не прикасалась ни к чему подобному.

Прошлой ночью в лодке она думала, что обречена. Этим утром потеряла всякую надежду; теперь же снова в игре и занимает лучшую позицию, чем когда-либо. Я уничтожу свой кошмар. Сколько существ получали такую возможность? Избавить саму себя — и мир — от мерзости.

При мысли об этом гнев и слепая ярость захлестнули валькирию, наполняя неукротимой жаждой расправы. Она хотела убить Круаха, заставить его вопить от боли.

Ее дальнейшие действия ясны: отправиться в северные земли к логову Круаха, скооперироваться с Реджин, затем казнить бога. Все, что осталось сделать, это оторваться от МакРива в Икитосе…

Вампир материализовался из воздуха не дальше чем в двадцати футах от Люсии.

Лотэр. Прямо здесь, стоящий в укрытии тени. Она оказалась права — кровосос находился на борту «Барона». Хотя на его лице не отражалось никаких эмоций, Люсия почувствовала исходящую от него угрозу. Валькирия подняла лук и выпустила стрелу так быстро, что все действия казались одним размытым пятном, но вампир предугадал направление полета и отстранился в сторону с невероятной скоростью.

Стрела, просвистев, исчезла в дали.

Я… промахнулась. Приготовившись к сокрушительному удару боли, Люсия зажмурилась в ожидании…

Все еще жду.

Она широко распахнула глаза. Ничего.

Потому что Скади больше не властна надо мной…

Но внезапно власть получил Лотэр. Возникший за ее спиной, и сжавший шею Люсии в удушающем захвате.

Как уже тошнит от мужиков, хватающих меня за шею!

С ярко-выраженным русским акцентом Лотэр приказал:

— Брось лук, валькирия. Иначе я перемещу тебя отсюда.

В мгновенье ока он мог перенести ее в подземную темницу Орды. Люсия неохотно бросила оружие рядом с рюкзаком.

— Я знала, что это ты был на борту «Барона».

В этот момент из гробницы появился МакРив.

— Отпусти ее.

Облик зверя замерцал по его телу, клыки удлинились. Светло-голубые глаза смотрели оценивающе, выискивая малейшую брешь в защите Лотэра.

— Подойдешь ближе, и я накажу ее, — холодно предупредил вампир. Затем спросил у Люсии:

— Охотишься за dieumort?

— Да, забери его, — рявкнул МакРив. — Только не трогай ее.

— Я здесь не для этого, а для кое-чего более интересного. Двигайся назад, Лучница.

Люсия воспротивилась:

— Лотэр, мы хотим остановить апокалипсис, реальный сценарий «конца света».

Пропустив ее слова мимо ушей, вампир приказал:

— Веди меня к Позолоченной. Живо.

Валькирия колебалась до тех пор, пока не увидела быстрого кивка МакРива:

66
{"b":"147995","o":1}