ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наверняка пиявка уже шпионил за нами в ночь, когда я отметил ее. Гребаные вампиры!

— Откуда Лотэр набрался такой неимоверной силы? — подивилась Люсия.

— Враг Древних — очень старый.

Бессмертные становились сильнее с каждым прожитым годом.

— Как ты думаешь, зачем ему понадобилось то кольцо?

— Не представляю. Среди всех сокровищ гробницы, этот кусок золота был самым неприметным. Должно быть, перстень обладает какой-то властью, о которой мы не подозреваем.

— Думаешь, вампир вернется?

— Полагаю, он давно убрался отсюда.

Что и нам не мешало бы сделать.

— А как быть с огромным злом, у которого оторвали палец? Рискну предположить и скажу, что мы, скорее всего, залили водой верных псов Позолоченной. Три из трех правил нарушены.

И я уже слышал, как нечто двигалось внутри гробницы.

— Не уверен, что кто-либо еще смог пережить удар стихии. Город был разрушен до основания, а затем погрузился под воду.

Но если им удалось выжить… Вендиго кровожадные убийцы. А Ла Дорада — кто знает, на что она способна? Такой сильный воин, как Дамиано, и тот боялся ее.

Люсия притихла на мгновенье, затем спросила:

— Что будем делать, если «Контесса» уплыла без нас? Или же, гм, затонула?

— Проплывем на этой лодке вдвое больше дней, чем понадобилось «Контессе», чтобы добраться сюда. Или же попытаемся починить «Барона». — Корабль-призрак. Загруженный до самых краев изрубленными телами. — Давай все же надеяться, что она на месте.

Люсия протянула Гаррету руку:

— Помоги мне подняться.

— Лауша, еще слишком рано.

— Я не буду вертеть головой. — Неохотно потянув ее на себя, Гаррет усадил валькирию. Люсия выглядела неплохо, хотя все ее тело закостенело и болело. — Вот видишь.

— Ну, ладно. Расскажи мне, что произошло, когда ты в последний раз видела команду и пассажиров?

— Трэвиса ранило. Он врезался затылком в стену рулевой рубки и отключился. Шектер от страха напустил в штаны, Росситер работал в машинном отделении, откачивая помпами воду.

— Как насчет Изабелл и Чарли?

— Имеешь в виду Чизабелл? — Заметив недоумение на лице МакРива, Люсия объяснила, что ей довелось лицезреть, как тело Изабелл изменило форму схожим с перевертышами способом, — перейдя из женского в мужское.

— Ты видела, как Изабелл превратилась в Чарли? — изумился Гаррет.

— Прямо на моих глазах.

— Ну не дерьмо ли? — Затем его брови сошлись на переносице. — Ты же не переодевалась на глазах у Изабелл, а?

— Только пару раз.

— Гребаный ад. Чарли видел мою женщину голой, — сердито выругался оборотень. — Он нравился мне гораздо больше, когда я считал его убийцей с мачете. — МакРив повернул руль, ведя лодку в обход утонувшего дерева. — Ты должна разузнать подробности его — и ее — истории. Удовлетвори любопытство моего ликана вместо меня.

— Так что мы скажем остальным, когда вернемся?

— Чуточку правды. Поведаем им, как прошлой ночью Дамиано напал с мачете. Поэтому, забравшись в лодку, мы поплыли к «Барону». Но перевертыш уже успел убить всех пассажиров, находящихся на борту. Затем двигатель заглох, и мы дрейфовали, пока я не сумел запустить его снова.

— Вроде бы складно звучит, — заметила Люсия, пожимая плечами, и тут же вздрогнула от боли в шее.

— Осторожнее, любимая. Не спеши. К счастью у нас есть немного времени в запасе.

В течение нескольких часов они плыли вверх по реке, молясь, чтобы «Контесса» оказалась на месте. Был уже глубокий вечер, когда МакРив произнес:

— Судно должно быть прямо за этой излучиной. — Затем направил лодку вперед, затаив дыхание…

— Они ждут нас! — Люсия облегченно вздохнула, увидев все еще стоящий на якоре пароход. — И корабль на плаву! Не знаю, кто принял решение нас дождаться, но он — мой новый лучший друг. Мне просто необходим душ и сухая постель.

— Угу, а мне кофе и еда. Кажется, удача поворачивается к нам лицом.

Видимо, «Контесса» набрала немного воды, но не накренилась — хороший знак. В старушке оказалось «больше пороха», чем полагал Гаррет. Генератор все еще работал, насосы гудели.

Судно, конечно, выглядело дерьмово. Большинство поручней были разломаны, а окна разбиты. Единственный кондиционер едва держался на погнувшейся оконной раме.

На поверхности палуб засохли речные водоросли и тина, а двадцатифутовые дуги ила, вероятно, поднятого со дна хвостами кайманов во время нападения, «украшали» борта.

— Держу пари, что эта посудина сможет вернуться обратно в порт в два раза быстрее, чем добиралась сюда. — Гаррет снизил обороты. — Мы поплывем по течению, а благодаря дождям поток движется быстро, — заметил он. Затем тихо добавил: — И как только я укрою тебя где-нибудь в безопасном месте, позабочусь об этом деле, связанном с Круахом. Один.

— О боги, взгляни на это, — воскликнула Люсия, указывая на мертвого гигантского каймана, застрявшего неподалеку в завале из упавших в воду деревьев. Ее стрелы все еще торчали из его глаз. Сверху, облепив вздутую тушу, роились мухи, снизу — пираньи. Рыбы атаковали, так яростно вгрызаясь и выдирая куски плоти, что хвост и конечности существа дергались, как будто оно все еще было живо.

— Утилизаторы отходов дождевого леса, — заметил Гаррет. — Начисто обглодают за несколько секунд.

Обогнув стаю пираний, оборотень направил лодку к тому, что осталось от платформы «Контессы». Привязав ее к судну, он перенес Люсию на борт, где с особой осторожностью поставил на ноги.

— Прекрати обращаться со мной, как с хрустальной вазой, МакРив. Я вполне здорова.

Гаррет обнял ее за талию.

— Как и я. Значит мы можем вместе долечиться в душе.

— Договорились. Но перво-наперво давай найдем остальных.

— Трэвис? — позвал Гаррет.

Никакого ответа.

— Думаю, капитан не в состоянии отозваться, — заключила Люсия. — Удар, который он получил, пошатнул бы даже бессмертного.

— Здесь есть кто-нибудь? — выкрикнул МакРив, принюхиваясь. Вампиров нет, Дамиано тоже, так же как и ллореанцев… но почему же так тревожно на душе? Услышав звуки, доносящиеся из салона, они направились туда.

Изабелл и Шектер с бледными лицами стояли в комнате.

— Что происходит? — требовательно спросила валькирия.

Только когда Люсия с Гарретом вошли внутрь, стало видно застывших позади парочки троих мужчин в мантиях, покрытых запекшейся кровью, с пистолетами в руках.

Глава 45

— Кромиты, — презрительно усмехнулась Люсия. Вот почему «Контесса» не уплыла. Эти ублюдки засели в засаде, удерживая заложников.

У всех троих остекленевший взгляд фанатиков, а одежда заляпана кровью. Несмотря на то, что они размахивали пистолетами, основное оружие — мечи с рогатым символом Круаха на рукоятях и с кровавыми потеками на лезвиях — висели пристегнутыми к ременной перевязи на боку каждого.

— Вы — те, кто убил пассажиров «Барона», — догадалась Люсия. Не Дамиано.

Самый старший кромит, явный лидер этой троицы, ответил:

— Они были принесены в жертву в его честь.

Перевертыш просто поднял мачете, отброшенный Изабелл. Правда, он тут же воспользовался им, приставив к горлу Люсии.

— И вы притащили «пушки»? — съязвил МакРив. — Проделали такой путь, чтобы пощекотать меня?

— Отдайте нам dieumort, — заявил лидер. — Или мы убьем этих двоих.

МакРив пожал плечами:

— Флаг вам в руки.

Шектер взвизгнул, казалось, от страха у него подогнулись колени, и он вцепился в руку Изабелл. Девушка отшвырнула его от себя.

— Вы с ума сошли? — проблеял Шектер. — Всего-навсего отдайте им то, ради чего они пришли.

— Ты даже не представляешь, какой дерьмовый был у меня день. — Выражение лица МакРива сделалось грозным. — Я никому ничего не отдам!

— Я пристрелю тебя, — пригрозил главный.

— Я полностью в твоем гребаном распоряжении. — Зверь МакРива уже рвался наружу. — Давай покончим с этим…

— Собственно говоря, нам не нужен dieumort. Мы просто хотим уничтожить его. — Главарь шагнул к самому молодому на вид кромиту, и человек распахнул свою мантию, показывая пояс, увешанный взрывчаткой. Он поднял вверх дрожащий кулак, большой палец руки лежал прямо поверх красной кнопки детонатора.

68
{"b":"147995","o":1}