ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Трэвис запрокинул голову и выкрикнул:

— Чак!

Нахмурившись от отсутствия какого-либо ответа, он обратился к Изабелл:

— Ты же видела его прошлой ночью, да? — Капитан казался искренне обеспокоенным.

— Он в порядке, — ответила девушка.

Беспокойство Трэвиса переросло в ярость:

— Тогда, где его черти носят?

— Чарли… он находится… — Изабелл затихла, глядя на Люсию умоляющими глазами.

Поверить не могу, что делаю это.

— Чарли заделывал пробоину, когда мы вернулись. Выглядел довольно паршиво.

Изабелл быстро вставила:

— Capitão, у вас снова потекла кровь. Я уложу вас в постель, затем пойду и помогу Чарли. Мы мигом все исправим и подготовим «Контессу» к отплытию.

Люсия ожидала, Трэвис рявкнет, запрещая ремонтировать то, что взбредет кому-то в голову без его ведома. Но вместо этого он пристально посмотрел на Изабелл и пробормотал:

— Что бы я делал без вас двоих?

Девушка в свою очередь оробела. И теперь валькирия понимала почему. Пожалуй, между ними и впрямь существует непреодолимая преграда.

В этот момент в каюту вбежал Шектер. Одно из стекол в его очках треснуло, а вечно торчащий дыбом чуб, наконец, опал.

— М-м, там бимс придавил люк машинного отделения.

— И? — резко ответил Трэвис, выглядя при этом так, будто хотел убить профессора.

— И… я думаю, что Росситер находится внутри.

Капитан и Изабелл бросились прочь из каюты. После этого МакРив, приоткрыв один глаз, пробормотал, обращаясь к Люсии:

— Иди. Мне нравится этот смертный.

И она побежала следом, спеша к машинному отделению.

Валькирия обнаружила капитана, изо всех сил старающегося сдвинуть бимс. Повязка на его голове пропиталась кровью. Шектер был бесполезен. А Изабелл исчезла, видимо, за тем, чтобы «найти» Чарли.

— Эй, давай помогу! — предложила Люсия. Ведя себя так, словно прикладывает неимоверные усилия, она рывком стащила бимс, затем бросилась вперед, чтобы открыть люк. От повалившего изнутри дыма валькирия закашлялась, обмахивая лицо рукой.

Как только завеса рассеялась, она увидела Росситера, карабкающегося на четвереньках вверх по лестнице. Он был без рубашки, весь покрыт солидолом и потом и мокрый по пояс. Профессор явно надышался парами, его глаза налились кровью.

Люсия кинулась вниз, помогая ему выбраться наружу, и высоко на переборке заметила маслянистую линию, оставленную водой, наполнявшей трюм.

— Вода стояла так высоко?

Если так, то судно тонуло.

Профессор прохрипел:

— Я имел весьма основательную причину … обеспечить работу насосов.

Люсия не могла даже вообразить, как это было ужасно для него — смертного — оказаться в ловушке почти в полной темноте с поднимающимся уровнем воды, зная, что в любую минуту может утонуть.

Трэвис проговорил:

— Если бы не вы, мы все бы пошли ко дну.

Затем кинул через плечо:

— Все из-за гребаных гигантских кайманов!

Все, находящиеся на борту, ненавидели Шектера, но у Росситера имелось намного больше причин для этого. Помимо мучительной ночи, миссия доктора теперь была провалена — без какой-либо надежды найти орхидею. Возможно, Шектер только что убил его.

Как только они вывели Росситера на палубу, его безумный взгляд остановился на Шектере. С диким воплем доктор бросился в атаку.

Глава 46

— Давненько не видела такого сногсшибательного удара, — сказала Люсия, входя в рулевую рубку. Чизабелл вела судно в направлении потрясающего оранжевого заката.

Ветровое стекло, и до этого испещренное трещинами, не смогло выдержать атаки кайманов, и теперь, от ветра свободно проникающего внутрь, длинные темные волосы девушки развевались за ее спиной. Изабелл выглядела невероятно женственно, и едва ли можно было представить, что она является наполовину мужчиной.

— А потом, когда док Росситер отлупил Шектера по полной программе? — подхватила Изабелл. — Никогда не думала, что выражение «выбить дерьмо из кого-либо» имеет буквальное значение.

— Я даже хотела вмешаться и поскорее развести их. Правда, хотела, — улыбнулась Люсия. — Ну да хватит об этом, как там Трэвис?

— Capitão спит в своей каюте. Росситер вколол ему немного морфия.

Доктор так же выразил желание обследовать МакРива, но Люсия заверила его в том, что раны Гаррета поверхностные, пообещав профессору: «Вы не успеете оглянуться, как он уже будет на ногах целый и невредимый».

— МакРив совсем плох?

— Он тоже уснул. — Шотландец снова потерял сознание, но восстанавливался довольно быстро. — Прогноз благоприятный.

В ответ на это замечание Изабелл удивленно вздернула брови. Все люди естественно предполагали, что Гаррет находится при смерти.

Валькирия догадывалась, что они с Изабелл будут ходить вокруг да около интересующего ее предмета: превращения из девушки в мужчину — несколько дольше. Поэтому устремила взгляд на воду, в которой сверкающими бликами отражались солнечные лучи. Такие же беспокойные, какой сама Люсия казалась всего лишь этим утром. Теперь же валькирия была преисполнена надежд.

Она завладела dieumort, что приблизило ее на шаг к тому, чтобы освободиться от Круаха. И к будущему с МакРивом — ликаном, который каким-то образом перешел из разряда врагов в любовники, а затем стал любовью всей ее жизни.

Однако Люсия не была готова остаться с МакРивом навсегда, пока еще нет. Несколько часов назад, во время их путешествия к «Контессе», валькирия опасалась, что МакРив попросит выйти за него замуж. И хотя для рода ликанов эта церемония не являлась такой уж необходимой, Гаррет говорил, что однажды Люсия станет его женой. А если бы он спросил, что бы она ответила? Предложи как-нибудь в другой раз? Позволь дать тебе ответ, когда стану вдовой.

Теперь же всего лишь через пару дней она сможет вернуться к шотландцу наконец-то абсолютно свободной. От Скади и Круаха.

— Сколько времени займет обратный путь? — спросила Люсия.

— Четыре дня. Максимум.

— Ты знаешь дорогу?

Изабелл, сверкнув глазами, гордо заявила:

— Лучше любого из тех, кто бороздит эту реку. Capitão рассказал мне о том, что произошло ночью. Дамиано действительно напал на вас? Так и знала, что он был louco [55] !

— Еще каким.

— Трэвис сказал, что люди в мантиях — религиозные фанатики, охотившиеся за какой-то реликвией, которую вы с МакРивом нашли.

— Да, так и есть. Я рада, что нам удалось выбраться живыми. — Люсия пододвинула себе табурет. — А вообще, прошлая ночь много чего раскрыла.

Росситер оказался героем, Шектер преступно легкомысленным ученым, Изабелл частично… парнем.

— Не хочешь объяснить, что происходит? Ты — человек?

Изабелл оглянулась по сторонам, как если бы собиралась нашкодить.

— Э-э, да. Я — человек. А есть другие варианты?

Люсия ответила вопросом на вопрос:

— Выходит, ты знаешь, почему ты… такая, какая есть?

— На меня наложено проклятье по вине той, которая, могу сказать со всей определенностью, оказалась злой женщиной. Вуду, Сантерия [56] , кто знает? — Девушка нахмурилась. — Тебя все это, кажется, не сильно удивило?

— Поначалу была потрясена. Но я всегда верила в существование сверхъестественного, поэтому пришла в себя довольно быстро, — пояснила Люсия. — Так когда же Изабелл Карлотта стала Изабелл и Чарли?

Девушка вздохнула:

— Два года назад. Меня как раз бросил мой первый возлюбленный, я напилась и всеми фибрами души пожелала знать, чем думают мужчины, совершая подобные поступки. И вот незнакомая привлекательная женщина сказала, что поможет узнать ответ на мой вопрос. На следующее утро я проснулась с больной головой. Ох, и в облике мужчины.

Должно быть, это была темная ведьма.

— Я приехала в Амазонку, надеясь найти лекарство или какое-нибудь объяснение.

вернуться

55

Louco — сумасшедший, псих (в пер. с португальского).

вернуться

56

Сантерия — (исп. santería — святость) — синкретическая религия, распространённая на Кубе, а также в среде афрокубинских эмигрантов в США и других странах. Представляет собой верования народа йоруба, смешанные с элементами католицизма, имеет множество сходных элементов с вуду и другими африканскими синкретическими религиями.

70
{"b":"147995","o":1}