ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гаррет просеивал волосы Люсии сквозь пальцы, так погрузившись в это занятие, что почти забыл про свой план. Этой ночью он намеревался брать валькирию так долго и часто, чтобы к рассвету, удовлетворенная до бесчувствия, она провалилась в сон, близкий к коматозному состоянию. И тогда бы он ушел, чтобы позаботиться о деле.

— В последние четыре дня ты была такой задумчивой.

И кошмары стали хуже прежнего. Гаррет изнывал от желания помочь Люсии, но был бессилен сделать что-либо.

Валькирия пожала плечами.

— Возможно, перед предстоящей схваткой нервы разгулялись. К тому же я буду спать гораздо спокойнее, когда мы используем dieumort. Переживаю, что кто-то еще придет за ним.

У них в руках находилось древнее секретное оружие — скрытое в течение тысячелетий в прежде недоступном месте, охраняемом существами из легенд, — и вот теперь они собирались вынести его на свет божий.

Каждая фракция Ллора имела своих предсказателей, направляя их на поиски оружия, подобного этому, не говоря уже о наемных убийцах, посланных богами.

Гаррет был более чем готов самостоятельно воспользоваться артефактом. Днем он позвонил брату, чтобы убедиться в том, что ведьма Боуэна сможет обнаружить бога с помощью магического кристалла. Лаклейн очень обрадовался тому, что Гаррет наконец-то отметил свою подругу и заодно нашел dieumort. Его гораздо меньше взволновал тот факт, что младший брат едва не стал обедом для змеи.

— Чтоб тебя черти драли, Гаррет! — взревел Лаклейн. — На эту миссию я отправляюсь с тобой. Боуэн тоже.

— Даже не мечтай. — После всего того, через что прошли эти двое в прошлом году, Гаррет ни в кое случае не хотел опять взваливать неприятности на их плечи. — Ведьма может или нет обнаружить мою цель?

— Угу, она способна выполнять большую часть простых магических заклинаний. Но ты же не собираешься лишить Боуэна и меня хорошей драки?

Гаррет парировал:

— Чтобы не обозлилась королева вампиров и самая могущественная ведьма, когда-либо жившая на этом свете? О-о, конечно, да.

— Что планируешь делать?

— Украсть стрелу у Люсии, сбежать, пристрелить бога. Затем вернусь с подарком и извинениями, пообещав, что она сможет убить другого. — Голос звучал гораздо увереннее, чем чувствовал себя Гаррет. Он не мог предугадать, сможет ли валькирия простить его или снова исчезнет.

Но МакРив понимал, что у него нет другого выхода. Он не мог рисковать Люсией. Владеть таким оружием уже само по себе опасно. Он должен был уйти, и все, что ему оставалось, это — надежда. Может быть, если он сможет заручиться каким-нибудь ее обещанием…

— Обстоятельства изменятся, когда мы вернемся, Лауша, — произнес Гаррет. — Хотя, надеюсь, не слишком кардинально. — Обхватив лицо Люсии ладонями, МакРив коснулся губами ее лба, век, кончиков ушей. — Я знаю о пристрастии валькирий к брачным церемониям и всему такому. Так что, если захочешь стать моей женой… — Почувствовав, как ее тело напряженно застыло, Гаррет добавил ворчливо: — Или не захочешь. Спросил только потому, что мой брат женился на своей паре.

— Мы можем пока отложить этот разговор? И вернуться к нему, как только покончим с уничтожением…

Мужской крик разорвал воздух.

— Узнаю эти вопли, — хмыкнула Люсия.

Шектер.

— Должно быть, нашел очередную ящерицу в своей каюте, — усмехнулся Гаррет. — Сейчас он боится любой хладнокровной твари. Почти так же сильно, как и Росситера.

Обреченный на смерть профессор, казалось, стоически принял свою судьбу, но тут Гаррет упомянул, что, скорее всего, другая команда пойдет назад, чтобы завладеть богатствами «Барона» и привезти тела. Если доктору повезет, то в целом он потеряет один месяц. Всего лишь. Для обычного человека месяц — долгий срок. Для умирающего это — вечность.

Люсия вздохнула:

— Ну, пожалуй, на «Контессе» есть пара вещей, по которым я не буду скучать. — Она потянулась и поцеловала Гаррета в подбородок. — Но я имела в виду то, что сказала шотландец. Я хочу обсудить с тобой будущее, только не сейчас.

Черт, это даже больше, чем он ожидал. Ликан снова расслабился, уложив валькирию поверх себя.

— Я могу подождать. В данный момент, — не споря согласился он, Люсия желанная добыча и стоила того, чтобы ждать.

Ощутив, что член Гаррета становится твердым, валькирия ахнула:

— Опять?

— Снова.

Чего только не сделаешь ради спасения мира.

— Столько раз, сколько возможно. Не могу насытиться тобой, любимая.

— МакРив? — тихо позвала Люсия.

— Да?

Ее рука метнулась вперед, сжимая в кулаке огромный шприц.

Гаррет не успел отреагировать и почувствовал жгучую боль в шее там, куда пришелся укол.

— Лауша! Почему?

Все еще стараясь удержать глаза открытыми, ликан услышал шепот Люсии:

— Я выбираю тебя.

Глава 47

— Твою мать, — пробормотал Гаррет. — Только не снова.

За несколько мгновений до этого он с трудом проснулся и обнаружил, что Люсия исчезла. Воспоминания о прошлой ночи нахлынули на него. Она вколола ему снотворное — скорее всего, из запасов Шектера. У Люсии имелся встречный план все то время, пока Гаррет занимался с ней любовью, что являлось частью его замысла против нее.

Он втянул воздух. Судно стояло в порту. Но Лучница давно покинула это место, уехала, возможно, часа два назад. Гаррет схватил телефон, набирая Боуэна:

— Нужны услуги твоей ведьмы.

— Рад слышать тебя, Темный принц. Повиси на трубке.

В ожидании Марикеты Гаррет оделся и затолкал вещи в рюкзак, рассчитывая отправиться незамедлительно.

— Аллё-у?

— Мне необходимо, чтобы ты нашла Лаушу с помощью кристалла. Ты как-то говорила, что можешь это сделать.

— Ага, а также перенести тебя к ней чуть поближе.

Гаррет впитал в себя аромат Люсии и теперь нашел бы ее даже на большом расстоянии.

— Действуй.

«Иногда и ведьмы могут приносить пользу», — подумал он.

— Но я ничего не делаю даром.

Гаррет адски ненавидел ведьм!

— Проси, все что хочешь! Только дай мне гребанные координаты.

На заднем фоне он услышал голос Боуэна:

— Мари, никогда не думал, что скажу это, но я не поддерживаю твое вымогательство…

— Предприниматель-ство, — поправила ведьма.

— Скидка для семьи, любимая, будет не лишней.

— Для всех членов семьи? Ясно, — уточнила Марикета. — Я посмотрю в кристалл.

Все то время пока Гаррет ждал результата, ворчала насчет того, до какого же предела простирается понятие о «МакРивовской стае». Внезапно ведьма судорожно вдохнула.

— Гаррет, я не знаю, почему Люсия движется к этому конкретному месту, но это — сосредоточие зла. Огромного зла.

— Да, я в курсе, — резко оборвал он, затем нетерпеливо пояснил: — Обиталище злобного бога, которого я собираюсь убить. Поэтому поторопись с деталями, ведьма!

Оторванная женская нога.

Оставленная при входе в логово Круаха — как будто в знак приветствия.

Люсия добралась сюда в сумерках пару часов назад, однако до сих пор воины-кромиты так и не появились.

Но все вокруг так и кричало — «Западня!»

И теперь в ожидании выхода Круаха из норы, валькирия, перекинув через плечо лук, вышагивала перед пещерой, а ее мысли, мчась наперегонки, перескакивали от воспоминания к воспоминанию: лицо МакРива как раз перед тем, как снотворное подействовало, ее безумный побег из Икитоса, бесконечный перелет в самолете на север Скандинавии.

И в завершение всех усилий длинный путь пешком через бесплодные леса к логову бога. Густые заросли в этом месте являлись предвестником близости его пещеры. Наполненный мраком и окаменелыми деревьями, лес навсегда был отделен от искупительных вод океана нечестивой горой Круаха.

Даже после стольких лет у нее не возникло трудностей с поиском этого места. Ничто никогда не росло перед зияющим входом, но с давних времен дорогу к нему выстилали выбеленные временем кости.

Под мерный ритм шагов, мысли сменяли друг друга… Люсия тревожилась, беспокоясь о Реджин, которая отсутствовала уже пять дней. Несколько раз, не сумев дозвониться Никс, Люсия принялась терроризировать Аннику.

72
{"b":"147995","o":1}