ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако Анника еще до ее звонков накрутила себя до предела и уже бросилась в бой, рассылая поисковые группы и нанимая ведьм, работающих с кристаллами. Никто из них не обнаружил и следа Реджин.

Кто же ее похитил? Конечно, это берсеркер, Эйдан Жестокий, перевоплотившийся в очередной раз. Но Эйдан никогда прежде не забирал Реджин.

Ну, по крайней мере, не без свидетелей.

Люсия собиралась, как только разделается с убийством бога, заняться поисками сестры. У нее просто руки чесались побыстрее расквитаться с чудовищем. И все же валькирия понимала, сколь опасной была бы всякая поспешность, прежде чем Круах сделает первый шаг…

В прошлом самый длительный срок, проведенный в ожидании появления Круаха, составил два дня — ночные кошмары Люсии предсказали это с леденящей точностью. Такие же ужасающие, как и в эти последние пару ночей. Почему же он не выходит наружу?

Западня.

Из набедренного колчана она вынула dieumort, в который раз рассматривая деревянную стрелу и древние перья. Такую не похожую на безупречные золотые стрелы Скади, и все же Люсия уверовала в ее смертоносную силу более чем когда-либо прежде. В салоне самолета летя в Скандинавию, валькирия обнаружила витиеватые надписи возле наконечника и снова ощутила скрытую мощь. У нее возникло предположение, что стрелу вырезали из древесины легендарного, наделенного магической силой дерева — Древа Жизни. По всей планете их насчитывалось меньше дюжины, ходили слухи, что одно из них росло в районе Амазонки.

Что еще способно наверняка уничтожить существо, пирующее на крови и смерти?

«И чем не прекрасный повод найти собственную гибель?» — подумала она, вернув dieumort в колчан с обычными стрелами.

Она беспокоилась, охраняя такое оружие — одно из наиболее могущественных среди когда-либо существовавших. Это только вопрос времени, прежде чем кто-нибудь придет за Люсией и за этой желанной добычей. Валькирия хотела использовать стрелу как можно скорее, уничтожив ее и Круаха навсегда.

Подул холодный ветер, и Люсия глубже закуталась в куртку, мечтая оказаться в знойной Амазонке с МакРивом. Вместо того чтобы ждать возле этих — без преувеличения — врат ада.

Она не могла представить более отвратительного места. Украшенная грудами разложившихся трупов и кишащая паразитами нора являлась самым подходящим обиталищем для живущего в ней чудовища. Она помнила, как Круах пьет из кубка, и кровь, ручейками вытекая из прогнивших щек, струится по его подбородку. Помнила, что он ел.

Но запах был хуже всего. Даже сейчас зловоние, просачивающееся из логова и растекающееся в чистом воздухе снаружи, было настолько густым, что казалось осязаемым.

Черт побери, сколько еще она сможет прождать? В конце концов МакРив обнаружит ее — ведь это именно то, чем славится его вид. К тому же необходимо отыскать Реджин и избавиться от ее одержимого берсеркера. А с каждым часом, проведенным Люсией в бездействии, возрастала вероятность появления кромитов или врагов, ищущих dieumort.

Если бы она встретилась с Круахом лицом к лицу, он бы не смог тягаться с ней в скорости, не с его сгорбленным и переломанным телом. У нее в колчане оружие, которое уничтожит его. Она быстро покончит с его существованием, чтобы поскорее вернуться к МакРиву.

Я хочу начать нашу жизнь вместе. Она могла бы попросить шотландца помочь ей с поисками Реджин…

В это мгновение голос Круаха пронесся по туннелю, эхом отражаясь от стен:

— Приди ко мне, прекрасная Люсия. Или я вскоре сам выйду к тебе.

Кулаки валькирии сжались. Прекрасная Люсия. Воспоминания лавиной обрушились на нее. Покрытый хрящами алтарь, похотливые лица людей, облаченных в мантии, боль… Ее праведная ненависть к Круаху всегда кипела, притаившись глубоко внутри. Теперь же она хлынула потоком. Валькирия жаждала крови, стремясь выплеснуть свой гнев.

После тысячи лет ожидания ее желание уничтожить Кровавого Разрушителя достигло предела.

Охотница убьет медведя — в его берлоге.

Глубоко вздохнув, Люсия проверила лук, и, приготовившись выхватить или dieumort для Круаха, или обычную стрелу для одного из его охранников, вошла в проход. Чем дальше она продвигалась, тем сырее становилась земля, с каждым шагом издававшая хлюпающие звуки. Гнойная вязкая жижа разлагающейся плоти и крови, освещенная воткнутыми в стены тускло горящими факелами из костей и одежды жертв.

Она не входила в логово с того, самого первого, раза. И реальность оказалась гораздо хуже, чем она помнила. Как дъявол смог одурачить меня? Хвала богам, МакРив никогда не узнает, что она была замужем за этим монстром…

— Так и думал, что наткнусь на тебя здесь, — раздался голос позади нее.

Люсия обмерла, резко обернулась.

— Ты что делаешь? К-как ты нашел это место?

— У меня свои связи, — ответил Гаррет, сдавленно кашляя. — Боги, ну и аромат.

— Марикета вычислила через магический кристалл, не так ли?

— Ага.

Ведьма переместила его довольно близко к этому месту, но до сего момента ликан почти не верил, что отыщет туннель. Зловоние, исходящее изнутри, перебивало запах Люсии, сводя на нет его способности.

— За определенную плату ведьмы готовы услужить.

Все же он опасался, что у его просьбы к Марикете будет и оборотная сторона. Боуэн и Лаклейн могли объединиться и последовать сюда за Гарретом.

— Как ты еще держишься? — спросил он. — Запах почти свалил меня с ног на входе. В следующий раз заставь Никс найти тебе для убийства менее отвратительного бога. — Он вытер рукавом лицо. — Слушай, ты раньше сталкивалась с чем-нибудь, столь же чертовски вонючим?

При этом вопросе Люсия побледнела еще больше.

— Ты должен уйти! — Она тайком бросила косой взгляд назад через плечо.

— Я не брошу тебя — как ты меня. Почему ты снова сбежала?

— Это слишком опасно. Ты н-не понимаешь.

Она выглядела так, будто вот-вот начнет задыхаться, выражение лица — близкое к панике, такого он у нее еще не видел.

— Если это настолько опасно, ты думаешь, я позволю тебе войти туда?

Она твердо покачала головой.

— Ты можешь заразиться!

— Не больше, чем ты.

— МакРив, до конца дней своих я больше тебя ни о чем никогда не попрошу. Но прямо сейчас, умоляю, уходи отсюда.

— Ты действительно можешь представить, что я способен уйти без тебя?

— Я говорила тебе, что Круах заставляет видеть вещи, которые на самом деле не происходят, заставляет их чувствовать. Он захватит твой разум! Чем дольше ты здесь находишься, тем больше вероятность заражения.

Гаррет обвел костяшкой пальца ее подбородок.

— Лауша, ты считаешь, что в мире есть власть способная заставить меня причинить тебе боль?

— Ты не достаточно силен, чтобы сопротивляться влиянию. — Она отшатнулась от него, отступая назад. — Никто не сможет!

— Да ну? Тогда больше волнуйся о собственном самочувствии…

— МакРив, я… неуязвима для него.

— Как? Почему?

Ее взгляд метался, глаза блестели от слез.

— П-пожалуйста, ты должен уйти!

Неужели наконец он узнает ее тайну?

— Почему ты неуязвима, Лауша?

Сдерживая рвущиеся наружу рыдания, она прошептала:

— Потому что… потому что я — его жена.

Глава 48

Как он это воспримет?

Выражение лица МакРива оставалось непроницаемым. Она выложила правду, позорную тайну и с ужасом ждала его реакции.

— Так вот из-за чего весь сыр-бор, — протянул он ровным голосом. — Все эти страхи, побеги. Ночные кошмары.

Когда Люсия кивнула, он уточнил:

— Ты называла его дьяволом.

— Он им и является.

О чем ты думаешь, шотландец?

— Но ты… вышла за него?

Я отвратительна МакРиву.

— По существу? Да.

— Церемония и все такое?

Она сглотнула.

— Он обманом втянул меня в это. М-мне было всего шестнадцать.

Мускул дрогнул на его щеке и радужки стали бледнеть:

— Тогда учти следующее…

Валькирия затаила дыхание.

73
{"b":"147995","o":1}