ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гаррет!

Она полностью подчинилась ему. Пока…

Глава 51

Миновали долгие часы наполненные неистовым сексом — потными, доходящими до исступления совокуплениями на грани животного наслаждения, когда ликан раз за разом брал валькирию сзади. Но лишь теперь с помощью мягких уговоров — и острых зубов — Люсии удалось уложить МакРива на себя и втиснуть его бедра между своих ног.

Наконец, они оказались лицом к лицу. Гаррет находился сверху, его член размеренно двигался внутри нее, однако он по-прежнему избегал взгляда валькирии.

— Смотри на меня, Гаррет.

Даже не ускоряя сводящего с ума темпа, он протолкнулся глубже, рыча и сминая ее груди.

Люсия прикусила губу, борясь с тем, чтобы не прикрыть тяжелеющие веки.

— Пожалуйста, вернись ко мне.

Соитие не было безумным — неспешные ритмичные толчки, а не извивающиеся тела, — но таким чувственным. Она уже балансировала на краю.

— Я здесь, и я нуждаюсь в тебе.

Люсия попыталась поцеловать Гаррета, но он спрятал лицо возле ее шеи, облизывая пылающую кожу.

Его влажная от пота грудь скользила по ее соскам, твердый член без устали погружался. Валькирия впилась когтями в тугие мускулы его зада — Гаррет неуклонно подводил ее к разрядке. Напряжение, туго закручиваясь, росло. Мотая головой, Люсия забилась под ним…

— Гаррет! — выкрикнула она, выгибаясь в оргазме.

Следом вскрикнул МакРив, звук окружил их, многократно отражаясь от стен. Его член пульсировал, и с каждым мощным толчком она чувствовала бьющее струей семя. Поднявшись на выпрямленных руках, он выгнул спину и, ожесточенно вжимаясь бедрами между ее раскинутых ног, со стонами горячо изливался в нее.

Когда оборотень в изнеможении упал на валькирию, их сердца гулко бились рядом друг с другом.

Все еще задыхаясь, Люсия обхватила его лицо, рывком заставляя посмотреть на себя.

— Гаррет, я здесь.

Он занимался с ней любовью. Конечно, он вернулся!

— Вернись ко мне…

Вместо этого ликан отвел взгляд и вышел из нее, отодвинувшись. Устроившись на тюфяке и засыпая, он подтащил Люсию к груди, стиснув в объятиях. Но как бы ни была она измучена тяжелыми испытаниями, а теперь и вовсе обессилила от беспощадного внимания оборотня, валькирия, придавленная его тяжелой рукой, лежала, напряженно застыв.

В то время как Гаррет провалился в сон, Люсия изо всех сил старалась сдержать рыдания.

Я проиграла.

Она не смогла его вернуть. Он завершил бы свой жизненный путь иначе, если бы не встретил ее.

Оборотень угрожающе зарычал, но не проснулся, когда валькирия осторожно выскользнула из-под его руки. Прижавшись спиной к холодному камню, Люсия глазами, полными слез, пристально всматривалась в потолок. Ее попытки не заплакать — и не сдаваться — продолжались, но она вела заведомо проигрышное сражение.

Всего несколько часов назад она была уверенна, что Гаррет узнает ее, и убеждена, что причина, по которой ни один из ликанов прежде не выходил из звериной ипостаси, заключалась в том, что у них не было причины желать этого. Мертвые возлюбленные никогда не возвращаются с того света — но она вернулась.

Все же Гаррет оставался в неведении.

Я не смогла спасти его.

Она привлекла МакРива к себе, баюкая его голову на коленях. Когда он издал мягкое рычание, Люсия склонилась, внимательно всматриваясь. Во сне мышцы его лица подергивались, брови сошлись на переносице, вытянувшись в сплошную линию, глаза быстро двигались под веками.

Снится ли ему, как он убивает ее? Будет ли Гаррет переживать это снова и снова?

Она так любила его. Но этого оказалось недостаточно, чтобы вернуть. Молния ударила снаружи, как только капнула слеза, а за ней другая, и еще одна. Люсия не могла остановиться, перестала пытаться.

— Я х-хочу, чтобы ты в-вернулся, шотландец, — в отчаянии шептала она, плача. — Я так нуждаюсь в тебе. И н-не могу спасти.

Вскоре валькирия уже рыдала, сотрясаясь всем телом, неспособная вымолвить не слова, всхлипывая и судорожно хватая воздух открытым ртом. Раскачиваясь и обхватив руками ликана, она заливалась слезами…

— Лау-ша? Прохрипел он.

Люсия застыла, каждый мускл в ее теле зазвенел от напряжения.

— Г-Гаррет?

Она, не мигая, уставилась на него, крупные капли, срываясь с ее ресниц, падали на его лицо, увлажняя щеку.

Ликан нахмурился.

— Не в силах вынести твои слезы, — беспомощно пробормотал он.

— Тогда останься со мной, — всхлипнула она, одним махом стирая тыльной стороной ладони влагу с лица.

— Мне не хватает тебя, Лауша. Так сильно.

— Я з-здесь!

Повернув голову, он посмотрел вверх, наконец-то встретившись с ней глазами. Его радужки переливались от голубого к золотистому и обратно.

— Моя Лауша. Ты сновиденье?

— Нет, я не сон!

Гаррет замер.

— Что это?

Он сел, настороженно отстраняясь от нее и оставляя с ощущением холодной пустаты и утраты.

— Ты… мертва, — выдохнул Гаррет, его взгляд заволокло переной боли.

— Нет! Я с тобой, здесь, невредимая.

Люсия бочком придвинулась к нему на край тюфяка.

— Ты нереальна. — Оборотень рванул когтыми грудь. — Ты умерла.

Она перехватила его руку.

— Пожалуйста, прекрати истязать себя. Я настоящая, Гаррет. Я здесь.

Он потянулся, чтобы коснуться ее лица, но всеже сжал ладонь в кулак.

— Нет, я же нанес тебеб удар… тем мечом. Я-я… убил тебя.

— Ты не делал ничего подобного! — Она погладила его влажную щеку. — Ты никогда бы не причинил мне боль. Круах заразил тебя — заставил увидеть галлюцинацию. Внушил веру в то, что ты снес мне голову, но ты не убивал меня. Инстинкт не позволил тебе.

— Откуда мне знать, что я не брежу сейчас? — Гаррет недоверчиво покачал головой. — Как понять, что я все еще не там?

Люсия видела, что ему отчаянно хочется поверить. Но он сомневался в собственном рассудке и в своих воспоминаниях.

— Ты не там. Мысли, что тебе вбили в голову, не что иное, как уловка злобного бога. — Она сжала в ладонях любимое лицо. — Ты здесь, со мной, в Кайнвэйне. Поверь в это, поверь в нас.

Гаррет слышал слова Люсии будто издалека, продолжая сонно грезить о долгих, полных страсти часах, что они провели вдвоем. Изматывающий, агрессивный секс снова и снова. До того последнего раза, когда он занялся с ней любовью.

А затем появились ее слезы, каждая капля, как удар, побуждавший его выйти из каких-то непроглядных сумерек.

Гаррет не мог отличить, что реально, а что иллюзия. В течении многих дней он все глубже соскальзывал в пропасть, будучи убежденным в том, что убил единственную женщину, которую когда-либо любил, потому что она умоляла его избавить ее от страданий.

Теперь же он должен поверить, что это Люсия лежала в его объятьях, в тепле и безопасности. И ждала, когда он осознает: подруга, которую он желал больше жизни, пришла сюда за ним и прямо сейчас находится в этой темной камере.

Он стремился к этому всем своим существом, хотел этого так, что, вероятно, сам ввел себя в заблуждение.

— Я видел твое… тело. Как я могу не верить в реальность произошедшего?

— Выбери меня, Гаррет. Прямо сейчас, выбери и поверь в это.

Люсия обвила его руками, прильнув щекой к его плечу. Он спрятал лицо в ее мягких локонах.

Выбрать ее? Мог ли он вообразить, что она настолько теплая? Вообразить тонкий аромат ее волос или как она дрожит, прижавшись к нему?

Если это сон, то я хочу, чтобы он никогда не кончался.

Ликан обхватил ее за плечи, удерживая перед собой:

— Лауша, я всегда буду выбирать тебя.

— Г-Гаррет, твои глаза… они стали золотыми. — Люсия неуверенно улыбнулась. — Ты действительно вернулся?

— О боги, я думал, что убил тебя. — Он снова крепко обнял ее. — Думал, потерял навсегда.

Его бросило в дрожь, и он долго удерживал валькирию в объятьях, качая в руках.

— Ты нужна мне, жить не могу без тебя.

— Я вернула тебя, шотландец. — Он почувствовал, как она встрепенулась. — А Круах мертв. Мертв навсегда.

78
{"b":"147995","o":1}