ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кишечник с головой не дружит?! Приумножь энергию жизни
Remote Moscow. Как зарабатывать на впечатлениях
Автобус с черными шторками, или Автобус по маршруту «Смерть»
Шесть невозможных невозможностей
Токийский Зодиак
Близнецы Крэй. Психопатия как искусство
Отдел продаж по захвату рынка
4 НЕ
Луррамаа. Просто динамит
A
A

Наоми полагала, что если женщина настолько глупа, чтобы сидеть, сложа руки, и ждать, когда явится мужчина и спасет её, то не стоит быть переборчивой в вопросе, кто именно должен стать этим «спасителем». Жизнь Маргариты многому научила Наоми. Девушка поклялась, что никогда не позволит себе оказаться в подобной ситуации и никогда не будет зависеть от мужчины.

Наоми раздала карты. Ей выпало девятнадцать очков, а перед Конрадом лёг валет червей.

— Карту, — сказал Конрад. Она сдала ему карту. — Ещё. И ещё одну, — велел вампир и раскрылся — валет, двойка, тройка, шестёрка.

Наоми поджала губы. Эта игра пошла не так, как она планировала. Девушка надеялась узнать побольше о его прошлом и о том, как так вышло, что у него не было секса — а не сидеть тут, словно на допросе.

— В яблочко. Двадцать один — я снова выиграл. Если твоя мать так и не вышла замуж, то на что вы жили?

— Она работала.

— Это неполный ответ.

Она была танцовщицей бурлеска.

Я

выросла в комнатах, расположенных над заведением, в котором работала maman.

Брови Конрада поползли вверх.

— Это многое объясняет насчёт тебя. Особенно полное отсутствие стеснительности. Но при твоей внешности… — Его взгляд на мгновенье опустился на грудь Наоми. — Почему ты не пошла по её стопам?

— Кто сказал, что я этого не сделала? — вкрадчиво улыбнулась девушка.

— Но ты же была балериной! — опешил вампир.

— Не всегда, — промурлыкала она.

— Ну же, договаривай. Ты не можешь это так оставить.

— Выиграешь следующую раздачу, расскажу остальное, — отозвалась Наоми и сдала себе двадцать очков. У него оказалось семнадцать.

— Я выиграла, — наконец-то. И если уж он решил покопаться в её прошлом, тогда… — Почему ты не можешь быть лояльнее к своей семье?

— Ты хочешь обсудить мои родственные чувства?

— Oui [57] . Я, кажется, задала прямой вопрос.

— На протяжении восемнадцати лет я служил Капслиге. А потом орден обернулся против меня. И всё из-за моих братьев, с которыми я сражался плечом к плечу в непрерывной десятилетней войне, а они взяли и превратили меняв монстра.

— Почему ты считаешь себя чудовищем? Мне бы хотелось, чтобы ты посмотрел на вампиров с другой стороны. Ведь ты нравишься мне всё больше, —

«Боже, да я уже по

уши

влюблена».

— И я считаю, что твои братья достойные мужчины. Ну, а то, что вы вампиры, это несущественно.

— Несущественно. Все мои убеждения перечёркнуты одним словом, — невесело усмехнулся Конрад, теребя пальцами края карт. — Если бы ты увидела меня в момент нестерпимой жажды, ты бы тоже считала меня монстром. Раздавай. Я намерен получить ответы на свои вопросы.

Наоми подчинилась.

— Ха! Я выиграла. Почему твои братья так отличаются от тебя? Почему они никогда не пили прямо из вены?

— Себастьян сделался отшельником и держался подальше от любого соблазна. А два старших присоединились к армии вампиров, которые называют себя Обуздавшие жажду. Их главный закон запрещает им пить напрямую из источника. Хотя теперь я узнал, что им позволено пить кровь своих бессмертных Невест.

Обуздавшие жажду — это армия короля Кристофа, n'est-ce pas [58] ? — он кивнул, и тогда она поинтересовалась: — Почему же ты не присоединился к своим братьям?

— Кристоф — чёртов русский! — рявкнул Конрад. — Я сражался с этими ублюдками больше десяти лет почти каждый день напролёт и умер от русского клинка. А когда очнулся, мерзкая кровь одного из них уже текла в моих венах, а мои братья обещали ему мою, мать её, вечную верность. Русскому и вампиру! Нет никого, кого я мог бы презирать сильнее.

— Но если эти Обуздавшие жажду неустанно сражаются с плохими вампирами… — начала, было, Наоми.

— Кристоф обратил уже тысячи человек. В мире Ллора баланс сил поддерживается сам собой, но это равновесие долго не протянет, если он и дальше будет создавать всё новых и новых вампиров, — оборвал её Конрад, явно прилагая немалые усилия, чтобы успокоиться. — Раздавай.

— Похоже, ветер переменился, — сообщила девушка, когда снова собрала «двадцать одно». — Расскажи мне о своей семье.

— Мои родители поженились по любви, — ответил явно недовольный подобным раскладом Конрад. — Мать умерла при родах последней из четырёх наших младших сестёр. Отец был намного старше матери, и он так и не смог оправиться от этой потери.

— Три брата и четыре сестры? Вас было восемь в семье? А я всегда мечтала хотя бы об одном брате или сестричке.

— Сёстры долго не прожили — умерли во время эпидемии. Старшей было всего тринадцать.

— Мне очень жаль, Конрад.

— Я не был с ними настолько близок, насколько хотелось бы. Или насколько следовало. К тому времени, как первая из девочек появилась на свет, я уже несколько лет сражался в рядах Капслиги. Сёстры были больше привязаны к Себастьяну.

— Почему из всех сыновей выбор Капслиги пал именно на тебя?

— Николай был наследником, Себастьян — учёным. Мёрдок — героем-любовником. Так как во мне ничего выдающегося не было, я стал убийцей.

— Почему ты не видишь себя защитником? Ведь ты спасал людям жизнь, уберегал их от ужасной участи.

— Чтобы позже самому обрекать этих же людей на неё. Раздавай карты.

— Merde

[59]

, — прошептала Наоми, когда ей не хватило всего одного очка. — Posez votre question

[60]

.

— Ты действительно раздевалась перед толпами посторонних мужчин?

— Да. Моя мать скоропостижно скончалась, и я оказалась перед выбором — либо танцевать по ночам в клубе, чтобы днём продолжать заниматься балетом, либо отправляться на бумажную фабрику и вкалывать там до конца своих дней.

На тот момент её ещё не осаждали перспективные женихи. В конце концов, Наоми тогда едва вышла из подросткового возраста.

Конрад прищурился.

— Ты же сказала, что твоя мать умерла, когда тебе было шестнадцать.

— И?

Губы мужчины удивлённо приоткрылись, обнажая клыки, которые с каждым днём казались Наоми всё более и более притягательными.

— Но… всего шестнадцать?

— Et alors

[61]

? Я не собираюсь оправдываться. Тогда были другие времена, и всё было не так уж плохо, мне даже нравилось. Я всегда скрывала подробности об этой части своей жизни лишь потому, что знала, что люди будут реагировать так же, как и ты, хотя я не стыжусь и никогда не стыдилась своего прошлого. Так что, подними челюсть, вампир.

— Стало быть, непорочной девой ты не была?

— Non, je suis Capricorne

[62]

, — выдала Наоми и подмигнула ему.

— И ты не была замужем? — продолжил Конрад, игнорируя комментарий девушки. Когда она покачала головой, Рос окинул её взглядом, в котором буквально читалось: «А, одна из этих женщин».

— Да, Конрад. Я одна из «этих» женщин, — улыбнулась Наоми, раздавая карты на следующий круг. — И за это мне тоже не стыдно.

Конрад не мешкал на этот раз, сыграл быстро и снова удачно. Когда вампир замялся, прежде чем задать свой следующий вопрос, она уже знала, о чём он собирался спросить. Рос, без сомнений, хотел знать, сколько у неё было мужчин — и Наоми сомневалась, что ему понравится её ответ…

Глава 17

— Со сколькими мужчинами ты была? — в конце концов, всё же решился спросить вампир.

— Ты действительно хочешь это знать?

Конрад кивнул, несмотря на то, что абсолютной уверенности у него не было. Он до сих пор невольно скрежетал зубами, возвращаясь к мыслям о том, что она раздевалась перед толпами мужчин в двадцатые годы.

— Их было не так много, чтобы начинать вести счёт, но больше одного, — ответила девушка.

вернуться

57

Да (фр.)

вернуться

58

Не так ли? (фр.)

вернуться

59

Чёрт (фр.)

вернуться

60

Задавайте ваш вопрос (фр.)

вернуться

61

Ну так что же? (фр.)

вернуться

62

Нет, я Козерог по гороскопу (фр.)

33
{"b":"147996","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жеребец
Знаменитый Каталог «Уокер&Даун»
Медвежий угол
Пенсия или безбедная жизнь?
Элеанор Олифант в полном порядке
Хищник
Люди «А»
Номер 1. Как стать лучшим в том, что ты делаешь
Золотая пуля