ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подсказчик
Вербариум
Давай позавтракаем!
До встречи с тобой
Вальс гормонов 2. Девочка, девушка, женщина + «мужская партия». Танцуют все!
Лучшие повести для девочек (сборник)
Пост-молекулярная кухня
Подкована
Милые кости

И это понимание убивало ее надежнее пистолета.

— Не уходи, — снова прошептал он, когда она подошла к двери, так и не взяв ничего, кроме мобильного и ноутбука. — Останься. Поговорим. Мы сможем решить это…

Света не удержалась и надрывно, то ли зарыдала, то ли завыла.

— Разве не о том же я просила тебя несколько часов назад? — горько спросила она Руслана, не обернувшись к нему.

И, не дождавшись никакого иного ответа, кроме звука глухого удара о стену, взяла ключи от своей машины и просто трусливо сбежала, так и не обернувшись. Потому что знала — не сможет тогда уйти. И добьет себя окончательно.

Только в лифте Света позволила себе заплакать в полный голос, уже ни на что не обращая внимания. А потом, почти ничего не видя заплаканными глазами, едва смогла доехать по ночным улицам до своей квартиры, которую язык, отчего-то, не поворачивался назвать домом.

Опустошенно рухнула на диван, свернувшись клубочком, и вновь зарыдала, пока не выплакала все слезы, до последней, и не сорвала голос так, что могла только сипло хрипеть.

«Она вернется.

Вернется.

Не могла не вернуться».

Руслан смотрел на свои руки, сбитые в кровь о стены зала и болтающуюся кожанную грушу, а видел перед глазами ссадины на кулачках Светы.

Руки его женщины не должны были быть разбитыми. Но были. Так же, как и ее сердце — и во всем этом виноват был он.

И чего Руслан так взбеленился на Ромку? Ведь ясно же, что не было бы брата Светы — достали бы другого. Если уж такие люди брались за дело — то не останавливались на полпути. Просто Роман сам полез на рожон. А Рус взбесился, словно бы не понимал — некого здесь винить. Не тех, кто в результате пострадал.

Он с силой надавил разбитыми руками на глаза, которые продолжали болеть.

Сколько же дурных, непонятных и жестоких поступков он совершил сегодня? Сколько раз обидел ее, если Света срывала злость, подобно ему самому, пытаясь найти разрядку в ударах о что угодно. Только это не помогало.

Он снова и снова бил, не обращая внимания на боль, а вспоминал то, что она говорила перед уходом.

«Не могла Света уйти. Ведь она обещала… давала слово, что будет всегда с ним!»

Руслан злился, и еще отчаянней бил, только уже не по груше, по стене, пытаясь болью прояснить мозги. Но и это не помогало.

Он то обижался на нее, то бесился от всего, что сам натворил, то просто, отчаянно хотел обнять Свету, спрятать свое лицо в ее волосах, и представить, что не было ничего.

Почему она ушла? Ведь Света не могла не понимать, сколько значит для него!

Руслан никогда, ни к одной женщине не относился так, не чувствовал того, что ощущал к Свете. И она не могла не знать, не видеть этого!

А то, что случилось — не имело значения для него! Просто Руслан сорвался, поддавшись простому способу решения проблем, к которому слишком привык, за это годы, делая вид, что ни к чему и ни к кому не привязан… Но он ни за что на свете не хотел потерять ее…

Он вновь и вновь метался по залу, пытаясь найти слова, чтобы вернуть Свету, уговорить. Только память о боли в глазах Светы не давала ему сказать и слова в свое оправдание.

Да, он не скрывал, как смотрит на жизнь. Да, она знала это… И, казалось бы, какие претензии?

Только, слова Светы о том, чтобы он ощущал, если бы она вернулась домой, после секса с другим — они бесили Руслана, застилали глаза красной пеленой и заставляли ощущать себя способным на убийство.

Он бы никогда не позволил бы никому и пальцем прикоснуться к его Свете. Никогда.

Наверное потому и сидел до сих пор у себя в квартире, не находя в себе достаточно наглости, чтобы хоть позвонить ей.

Глава 19

Она не пошла на работу, хоть так и не смогла заснуть. Просто опустошенно лежала все на том же диване и тупо смотрела на странный узор переплетенных нитей обивки. Все, на что хватило сил Светы — позвонить начальству и хриплым, сорванным голосом соврать, что у нее ларингит.

Ей поверили. Сложно было не поверить, когда так хрипишь.

Да и потом, проблему с кадрами уже решили, ей не было необходимости мотаться по клиентам, хотя, Руслан так и не отступил тогда от своего требования, и до сих пор за поставки алкоголя в «Колизей» отвечала Света. Но они только в понедельник приняли и отгрузили заказ, а документы и юридические вопросы она могла курировать пока и из дому. Потому директор и позволил ей отлежаться несколько дней, сказав, что будет поддерживать связь в телефонном режиме.

После этого звонка она еще несколько часов лежала, все так же рассматривая узор дивана и… нет, даже не думала. В голове, в сердце, внутри Светы была пустота. Ничего больше.

Ее мучила жажда, но даже встать, чтобы напиться было лень, да и не видела она смысла в таких сложных действиях.

За стенами слышался перестук шагов просыпающихся соседей. Люди собирались на работу, дети спешили на первые звонки в открывшиеся школы, сквозь закрытые окна доносилась музыка и слова приветствия учителей с праздничной линейки в гимназии, которая располагалась за углом.

Жизнь продолжалась, шла своим чередом, а Свете казалось, что она, вопреки всем законам физики застыла, замерла в той точке бытия, когда поняла, что он предал ее.

Она не смогла бы сейчас сказать холодно ли ей, или тепло? Давит ли деревянный подлокотник в плечо, и затекли ли мышцы от того, что она уже несколько часов не двигается. Ничего.

Наверное, это состояние больше всего подходило под описание прострации, ступора, которые испытывают люди при травмирующих обстоятельствах, а она никак не могла себе представить какого это на лекциях по психологии.

Что ж, теперь знала. Жизнь Свете наглядно продемонстрировала.

Только такое опустошение не было в ее характере. Может, если бы она пошла в мать…

Но у Светланы была силы воли ее отца, и его же характер. И она не собиралась терять, разрушать себя только потому, что ее сердце разорвали.

Потому, превозмогая отупение и искушающее желание махнуть рукой на все и просто продолжить так же лежать, жалея себя, она села и обвела опухшими, пекущими глазами свою квартиру.

На одной из стен висело зеркало и в полутьме комнаты, которая не могла рассеяться утренним светом из-за задернутых штор — в серебристой глади виднелся ее силуэт. Только Света не хотела бы подходить и рассматривать себя пристальней.

Не было ничего красивого или торжественного в боли и горе. Слезы, настоящие, искренние — не красили, а обезображивали женщин. Она видела тому достаточно примеров в своей жизни, и не хотела сейчас смотреть на себя.

Вместо этого, Света заставила себя подняться на ноги и медленно, спотыкаясь, цепляясь за мебель, от которой успела отвыкнуть за полтора месяца, пошла на кухню. Жадно выпила два стакана воды, пытаясь хоть немного унять жажду. Потом налила воду в чайник и поставила тот на электроподошву, нажав кнопку включения. Не потому, что хотела кофе или чая, а просто из-за того, что знала — надо что-то делать, нельзя поддаваться отчаянию и опустошению — это ее добьет.

Она прошлась по комнате, отдергивая шторы и распахивая окна настежь. Обхватила себя руками, ежась от нежданной прохлады первого дня осени и задумчиво посмотрела на небо, горизонт которого затянули серые, низкие облака.

Так же пасмурно было и у нее на сердце. Даже хуже. Только об этом думать нельзя.

Света глубоко вдохнула, потерла лицо ладонями, и запустила пальцы в волосы, пытаясь прогнать хандру и предательское желание опять разреветься.

«Не дождешься!», вдруг захотелось громко крикнуть ей в неожиданном порыве обиды и злости. Правда, она не знала, кому был бы адресован этот крик.

Руслану? Ее судьбе, которая так зло подшутила над ней, подарив самый большой кошмар, превратив тот в реальность?

Но вот что Света знала точно — поддаваться нельзя. Она сильная. Она уверенная в себе женщина и сможет все преодолеть, справится, пусть и придется закусывать щеку и сжимать пальцы, чтобы улыбнуться, игнорируя свою любовь, которая рефлексировала и выла внутри от боли.

65
{"b":"149106","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Брошенная колония
Загадка для благородной девицы
Коллекционер
Человек с поезда
Экстрасенсиха
Инженерная графика. Разработка чертежей сварных конструкций
Метро 2035: Эмбрион. Начало
Последний человек на Луне
Новые Мстители: Побег