ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Леди и Бродяга
Гербарий для души. Cохрани самые теплые воспоминания
Двойная звезда. Том 2
Лола и любовь со вкусом вишни
Размороженный. Книга 3. GoodGame
Будка поцелуев
Держитесь, маги, я иду!
Теория игр в комиксах
Загадка спичечного коробка

И мне понравились эти перемены! Даже когда солнце зашло за черную тучу и заморосил дождик. Здесь чувствуешь себя иначе, чем в старом Белфасте. Нынешние его обитатели не сидят на месте. Они ездят за границу и привозят с собой изящные сувениры из Алгарве и Андалусии, кувшины для оливкового масла, наборы специй, дорогие вина. Они водят знакомство с черными, геями и лесбиянками, знают, кто такой Йо-Йо Ма, [19]считают Вивальди примитивным и предпочитают ему Янашека.

Да, они не особые интеллектуалы, но не исключено, что они и есть будущее. Постепенно исчезнут доходные дома и дома с общей задней стеной. А вместе с ними отсталость, дискриминация женщин, недоверие к незнакомцам, ненависть к инакомыслящим. Конечно, на это потребуются сотня лет и гражданская война, но, если именно эти люди будут управлять событиями, зло исчезнет. И Белфаст станет просто еще одним североевропейским грустным и мокрым городом. И если я доживу до того времени, я даже не всплакну о прошлом…

Но хватит мечтать, надо найти Барри. Я последовал за изгибом реки и увидел череду плавучих домов. Красивые, переделанные под жилье баржи и лодки, пришвартованные перпендикулярно к берегу. Одни — длинные и узкие, как углевозы, другие — компактные, с рубкой. Почти все в прекрасном состоянии, украшены цветами, хоть сейчас в плавание. Около двадцати лодок-домов стояли довольно близко друг от друга и растянулись примерно на четверть мили. Со знаменитыми тиковыми лодками-гостиницами из долины Кашмира, разумеется, им было не тягаться, однако это были вовсе не те древние вонючие посудины, которые я ожидал увидеть.

Я прошел мимо нескольких лодок и остановился, заметив на палубе молодого человека в желтых шортах и пурпурной штормовке. Он гладил золотистого ретривера и читал книгу Дуэйна Гиша под названием «Эволюция? Раскопки говорят: нет!».

Направление ветра изменилось. Я поежился; рану заломило от холода.

— Простите, пожалуйста, я ищу «Рыжую копну», — сказал я, застегивая кожаную куртку.

Парень оторвался от книги. Он надменно щурился и был наголо обрит, как скинхеды, однако я все же решил, что к этой человеческой породе он принадлежать не может, учитывая его одежду и наличие собаки.

Он отозвался с такой враждебностью, что я уже готов был утвердиться в своих подозрениях.

— Э-э-э, а в чем дело-то?

— Да мне нужен хозяин.

— Ты не представился.

— Майкл Форсайт. А тебя-то как звать, если не секрет?

— Дональд. Ты — констебль Майкл Форсайт?

— Нет.

— И ты не имеешь отношения к полиции?

— Нет.

Он отложил книгу, прикрыл глаза и покачал головой, как будто не вполне мне доверял:

— Хорошо. Сказать по правде, я подумывал вызвать полицию, так что…

— Зачем? — искренне заинтересовался я.

— С той лодки наносит какой-то мерзкой вонью…

— С которой это?

— Со следующей, справа от тебя.

Я поглядел: высокий комфортабельный катер, пришвартованный здесь уже довольно давно, судя по тине, наросшей на кранцы с обеих сторон. Само судно казалось чистым и опрятным, если не считать прилипших к релингам клочков бумаги и листьев.

— Робби заметил вчера, что-то не в порядке, а сегодня и я учуял этот запах, — неуверенно сказал Дональд.

— Полагаю, Робби — это твой пес? — уточнил я.

— Да, это он, — сухо ответил Дональд.

— И отчего же Робби так занервничал?

Врожденная белфастская скрытность несколько секунд боролась в Дональде с желанием облегчить душу. В конце концов победило последнее.

— Ну… я испугался. Лежу я, значит, в своей кровати. Не знаю, который час был. Часа три-четыре ночи. Робби вдруг зарычал, я велел ему заткнуться. Он не унимается, я начинаю беспокоиться. Ну, я вышел на палубу осмотреть лодку, проверить снасти, да и оглядеться, что ли…

— И что ты увидел?

— Ничего. Все было нормально.

— А потом?

— Потом, значит, Робби начинает скулить, я не понимаю, в чем дело. Успокаиваю его, и он идет спать. Но меня все это выбило из колеи, я долго не мог заснуть…

— Что было дальше?

— Вчера я встал, короче, и поехал в колледж — я учусь в Технологическом, — вернулся поздно вечером, все вроде в порядке было, только Робби целый день ходил слегка пришибленный, но у него такое иногда бывает, я на это и внимания не обратил. А сегодня утром проснулся и сразу почувствовал этот запах, в общем.

— С «Рыжей копны»?

— Угу.

— Ты зашел туда?

Глаза Дональда сузились: он наверняка гадал, стоит ли так откровенно говорить с совершенно незнакомым человеком. Я улыбнулся в высшей степени дружелюбно, рассчитывая, что в качестве побочного эффекта моя улыбка обезоружит паренька.

— Я подошел и крикнул: «Барри, открывай!», но ответа не было.

— А в рубку заходил?

— He-а. Тут жесткое правило: нельзя заходить в чужие лодки без разрешения. Вот так вот.

— И что ты тогда сделал?

— Слушай, ты точно не пилер? — засомневался Дональд.

— Я не полицейский, но работаю на них, так что тебе бы лучше ответить на мои вопросы.

— Слушай, я ничего такого не сделал! Я никогда никому ничего плохого не сделал за свою жизнь… ну разве что на футбольных матчах, да и ты вряд ли сдержишься, чтобы не помахать кулаками, когда играют «Селтик» или «Рейнджерс», шотландцы гребаные, они же…

— Дональд, расскажи, пожалуйста, что было дальше? — прервал я его.

— Ничего. Вернулся к своим делам, — ответил Дональд.

— Отличное решение. А теперь окажи мне услугу, Дональд. Расскажи-ка о Барри.

— Что именно?

— Он один живет?

— Да нет, с приятелем.

— Кто таков?

— Не знаю, кажется, студент из Шотландии, что-то типа этого. Барри и его приятель, как и я, учатся в Технологическом колледже, только по художественной части. Фотография и прочая ерунда, прикинь? На этих лодках живут практически одни студенты. Это временное жилье, мне, в общем, наплевать.

— Значит, Барри около шестнадцати, раз он учится в колледже?

— Барри? По-моему, почти восемнадцать, где-то так. Хотя он выглядит намного младше.

Я кивнул. Пока все сходится, но я должен был убедиться, что парень — тот самый.

— Как он выглядит? — спросил я.

— Нормально выглядит…

— Какого цвета у него волосы?

— А как лодка-то называется, а? — насмешливо спросил в ответ Дональд.

Я взглянул на название:

— «Рыжая копна». Так он рыжий?..

— Ага, и у него конский хвост.

— У него ведь есть черная толстовка с какой-то птицей? — продолжил я.

— Есть вроде, черная или темно-синяя, с маленькой совой, символом футбольной команды «Оулс».

— Ты когда-нибудь видел Барри с девушкой?

— Бывало. На лодках слева и справа живут девушки, так что с этим проблем нет.

— А в последние дни сюда приходила девушка?

— Ну, начать с того, что Барри два дня не было. А раньше, мне кажется, я видел только его и этого шотландца. Никаких девушек.

— Может, ты слышал девичий голос или заметил что-то необычное?

— Никаких девушек и ничего такого необычного до вчерашнего утра, — ответил Дональд.

— Значит, пес забеспокоился около трех ночи?

— Верно.

— Ребята всегда так поздно возвращаются домой?

— Не, бары закрываются в двенадцать. Обычно в это время они и возвращаются.

Я кивнул, ощупывая револьвер в кармане. Если произошло то, что я подозреваю, оружие не понадобится. Но береженого бог бережет.

— Большое спасибо, Дональд, — поблагодарил я.

— Ты сейчас пойдешь туда?

— Да.

— Думаешь, что-то случилось?

— Возможно, — ответил я бесстрастно.

— Что мне делать?

— Пока просто сиди на месте и ничего не предпринимай.

— Думаешь, произошел несчастный случай или что-то в этом роде? Может, они не выключили газ? — предположил Дональд.

— Поглядим.

— Я пойду с тобой, — предложил Дональд.

— Нет.

— По-моему, это мой долг как соседа и гражданина, — сказал Дональд, начиная меня нервировать.

вернуться

19

Йо-Йо Ма (р. 1955) — американский виолончелист, родился во Франции, китаец по происхождению.

33
{"b":"149833","o":1}