ЛитМир - Электронная Библиотека

Но это было давно. С тех пор в Белфасте много чего изменилось, пилеры стали ленивыми, толстыми, невнимательными. Они больше не носили бронежилеты, шлемы с забралами, щиты, дубинки и автоматы. И все-таки после сегодняшнего происшествия от полицейских можно было ожидать повышенной бдительности. Все они знали, что неудачный выстрел из РПГ по полицейскому патрулю вполне мог означать, что нарушено Соглашение о прекращении огня, которого ИРА придерживалась уже шесть лет, а значит, этой ночью могли произойти и другие нападения — вплоть до начала североирландской гражданской войны. Однако полицейские либо получили от О'Нила и фанатика из ИРА сведения о том, что атака была направлена отнюдь не против полицейских, либо они обленились даже сильнее, чем я предполагал. Вероятнее второе, поскольку, когда я постучал в пуленепробиваемое окно поста охраны, полицейские не обратили на это внимания. Пили чай, смеялись и смотрели футбольный матч по переносному телевизору.

— Эй! — крикнул я громче и постучал сильнее.

— В чем дело? — раздраженно выкрикнул полицейский через стекло.

— Я к Бриджит Каллагэн. Она должна быть тут.

— Ты опоздал. Все уже в сборе.

— Как мне ее найти?

«Манчестер Юнайтед» забила очередной гол. Один пилер взвился от восторга, другой застонал от досады, полез в карман и, достав оттуда пятерку, отдал ее победителю.

— Ну что? — подал я голос.

— Ах да. Значит, так, пройдете через двор и спросите на контрольно-пропускном пункте, — ответил коп.

Я помедлил и прошел в ворота. Они даже не обыскали меня! Я вошел в белфастский полицейский участок с револьвером в кармане.

Обойдя лужи во дворе, направился к главному корпусу. Сержант с длинными висячими усами листал «Сан» и беседовал с молодым констеблем. Оба демонстративно не обратили на меня внимания, когда я подошел к посту.

— Подумай сам, почему так много американцев погибает в Ираке? Потому что если в «хаммер» влупить гранатой из РПГ, он устоит на колесах и просто взорвется. «Лендровер», или другой какой высокий автомобиль, перевернется, и сила взрыва будет намного слабее. Ахиллесова пята «хаммеров» — именно их низкий центр тяжести, — объяснял сержант.

— Ты думаешь? — спросил констебль, сдерживая зевок.

— Знаю. Потому и наши ребята пережили сегодняшнее нападение, — авторитетно ответил сержант.

— Так ведь они не в машине были! Они были в пешем патруле, — возразил констебль, закатив глаза, будто смертельно устал слушать эти басни.

— Прошу прощения, — вмешался я.

— Вам чего? — спросил сержант, отрываясь от полуголой девицы на третьей странице.

— Я ищу Бриджит Каллагэн, — сообщил я.

— Это вы украли ее ребенка, а теперь пришли сдаваться? — Сержант был невозмутим.

— Да, — согласился я. — Попали в яблочко.

— Что вы хотите?

— Мне надо с ней встретиться. Я работаю на нее. У меня есть важные сведения.

— Комната для допросов номер три, она с главным. Да, с главным… Мы делаем для нее все возможное, в то время как на четверых наших полицейских сегодня совершено нападение. — В голосе сержанта отчетливо звучало неодобрение.

— Спасибо, — поблагодарил я и пошел по коридору.

— Валяй, спеши к своей гребаной мафиозной хозяюшке… — чуть слышно произнес сержант.

Я остановился, повернулся и подошел к посту:

— Что ты сказал?

— Я сказал, что твоя хозяйка, Бриджит Каллагэн, — гребаная американская преступница, которую нам надо было депортировать отсюда, а не помогать ей, черт побери! — отозвался сержант уже в полный голос.

— Успокойся, Уилл, — попытался утихомирить его констебль.

— Успокоиться? Успокоиться?! Четырех отличных полицейских сегодня чуть не убили, а какая-то потаскуха из Америки помыкает нами просто потому, что она потеряла своего ублюдка?! Мать вашу, да вы совсем, что ли, рехнулись?

Я пристально взглянул на сержанта. Прочие полицейские, вероятно, были не сильно расстроены этими дурацкими выстрелами на набережной, однако сержант был достаточно стар, чтобы помнить времена, когда подобные нападения происходили каждый день. И он не забыл, какую цену пришлось заплатить за относительный мир на улицах Белфаста. Вот только все это его нисколько не оправдывало.

— Слушай, приятель, тебе не нравится Бриджит Каллагэн? У меня она тоже не числится среди лучших друзей, но рекомендую забрать слова о ее дочери обратно.

— Или что?

— Или я передам эти слова Бриджит. — Я кровожадно усмехнулся.

Сержант призадумался. Ему не улыбалось потерять авторитет в глазах констебля, но репутация Бриджит была совершенно однозначной. Он помедлил немного и потупил глаза:

— Я не хотел никого оскорбить.

— Извинение принято, — сказал я в ответ и побежал по длинному холлу, выкрашенному в немаркий бежевый цвет.

Дверь в одну из комнат была открыта. Постучал, заглянул внутрь. Двое полицейских смотрели немецкий порнофильм, что-то писали на планшетах, а на полу валялось еще штук пятьдесят видеокассет. На экране дебелая немка избивала немца, который вопил: «Ach, ach, mein Schwanz!»

— Где Бриджит Каллагэн? — спросил я.

— Следующая дверь напротив, — ответил один из полицейских.

Я пересек холл и постучал.

— Войдите, — раздался голос.

Я вошел. На светлых неровных бетонных стенах комнаты, напоминающей бункер, были наклеены подробные карты Белфаста. В центре стоял дубовый стол с кофейными чашками, пепельницами, кучей телефонов. В комнате разместились пятеро полицейских в форме — двое мужчин и три женщины, шесть детективов в штатском, Моран, Бриджит, два дуболома из лифта, парень из «Короны» с повязкой, секретарь, священник и начальник участка — сорокалетний карьерист в кожаном пиджаке, пурпурной шелковой рубашке с пурпурным же галстуком и светлыми волосами, собранными в конский хвост. Продажная душонка, с первого взгляда видно! Он что-то объяснял Бриджит. Никто не заметил, как я вошел. Я позволил ему договорить, прежде чем подошел к Бриджит.

Она взглянула на меня:

— Майкл…

— Ты в порядке? — спросил я.

Ее губы дрогнули, она попыталась что-то ответить, закрыла глаза и покачнулась — чуть не выпала из кресла. Моран, начальник участка и я попытались ей помочь, но Моран кивнул одному из дуболомов — тот встал между мной и Бриджит, сдержанно придержал меня за локоть, не дав к ней прикоснуться. Моран и начальник участка подхватили Бриджит и помогли ей прийти в себя. Моран обернулся ко мне в бешенстве: я права не имел к ней прикасаться. Такой, как я, даже думать об этом не должен был сметь! Я кивнул, показывая ему, что все понял. Времени на перепалку не было.

— Майкл, что у тебя с лицом? — спросила Бриджит. Глаза ее расширились — когда-то я подумал бы, что от беспокойства. Да и сейчас на мгновение замер от удивления. Бриджит откинула волосы со лба и смотрела на меня, ожидая ответа.

— С лестницы упал. Ерунда, — соврал я.

— Кто вы такой? — спросил начальник участка, глядя на мою изодранную куртку и грязную футболку.

— Просто друг.

— Тогда прошу всех присутствующих здесь друзей помолчать. Через десять минут они позвонят.

— Откуда ты знаешь когда? — вполголоса спросил я Бриджит.

— Они позвонили в отель и сказали, чтобы я ехала в полицейский участок. Хотят, чтобы полиция перекрыла дороги и выполняла все их условия. Им необходимы гарантии, что они смогут беспрепятственно убраться прочь. Майкл, все в порядке. Им нужны деньги, а не проблемы себе на задницу. Понимаешь, сейчас жизнь Шивон всецело зависит от того, насколько успешно мы будем сотрудничать. — Взгляд Бриджит горел надеждой.

Я кивнул. Похитителей навряд ли упрекнешь в наивности. Понятно, если делом занимается полиция, то меньше шансов на провал операции — полицейские строго выполняют приказы. Люди Бриджит могут при случае выйти из повиновения, совершить нечто неожиданное, полицейские — нет. Но как все повернется на заключительном этапе? Бриджит не имеет права отдавать приказы полиции, поэтому нельзя гарантировать, что полицейские не станут следить за ней. Как преступники планируют получить деньги и смыться с ними?

50
{"b":"149833","o":1}