ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет.

— Какая жалость… Значит, мы не сможем найти Слайдера и отправиться в путешествие.

— Мы отправимся в поход! — со слезами на глазах выкрикнул Динджер.

— Динджер, подумай, вспомни, где это секретное поместье?

Динджер тотчас прекратил плакать, закрыл глаза и задержал дыхание.

— Оранжевая ложа, — выдохнул он.

— Так, Оранжевая ложа… И где она находится?

Ребенок нахмурился и уткнулся лбом в песок.

Об Оранжевой ложе я практически ничего не знал, кроме того что это была тайная организация протестантов, основанная в восемнадцатом веке в память о Вильгельме Оранском, который после победы над Яковом II, последним королем из невезучей семейки Стюартов, стал королем Британии и Ирландии.

Динджер встал.

— Домой, Лаки, домой! — скомандовал он собаке. Собака взглянула на мальчика и деловито потрусила по берегу. Тогда Динджер поманил меня пальцем.

— Я знаю, где именно, — раздался его торжествующий шепот. — Рядом с тем большим памятником.

— Каким большим памятником?

— Большим памятником на другой стороне залива.

— В Шотландии?! — Я едва не запаниковал.

— Нет, нет, где-то тут, — ответил Динджер, махнув рукой.

Я вглядывался в сумрак, пытаясь определить место, куда указывал мальчишка, но было уже так темно, что виднелись разве что огни Белфаста, Раткула, Каррикфергюса — и только.

Внезапно я понял:

— Черт побери, ты, часом, не про памятник в Ноке?

Памятник в Ноке — это огромный военный мемориал, поставленный на вершине горы Нок рядом с Белфастом. Знал я о нем не так уж много: огромная глыба гранита, на которой — предположительно — выбиты имена всех ирландцев, погибших в Первую и Вторую мировые войны. Колоссальное сооружение, с вершины горы вся окрестность видна на пятьдесят миль вокруг. Подростки использовали это место для своих свиданок и секса. К памятнику вела одна-единственная дорога по лесу, иногда встречались небольшие фермы. Уединенное место вдалеке от цивилизации. Я не помнил, чтобы поблизости от памятника было какое-то заброшенное поместье Оранжевой ложи, но я не очень хорошо знал те места.

Динджер часто-часто закивал.

— Динджер, давай-ка еще раз с начала. Слайдер взял тебя в поместье Оранжевой ложи рядом с памятником в Ноке?

— Змей-птица, воздушный змей-орел, — ответил он.

— Ты запускал воздушного змея в Ноке? — переспросил я.

— Да. Нок, Нок, Нок. Слайдер сказал: «Подожди в машине, я скоро вернусь, и мы с тобой объедем весь мир и будем запускать змея». Воздушный змей в виде орла.

— Он велел тебе ждать в машине рядом со старым поместьем в Ноке, так? И рядом с поместьем была арка?

— Секретная миссия. Ждать в машине рядом с поместьем. Только и всего, только и всего, только и всего.

— Он о девочке ничего не говорил? О маленькой девочке?

— Запускали змей, дул очень сильный ветер.

— Хорошо, забудем о девочке. Что-нибудь еще можешь мне сказать о поместье?

— Мы запускали змея, — повторил Динджер.

— Когда брат вернулся из поместья рядом с Ноком, вы запускали змея?

— Да, — пробормотал Динджер, устав от моих вопросов. Встал, повернулся ко мне спиной и пошел вдоль берега.

— Спасибо, Динджер! — выкрикнул я и побежал в противоположную сторону.

Я обдумывал услышанное. Вполне вероятно, что ребенок придумал всю эту историю от начала до конца, да и повторялся он все время, но было ясно, что Слайдер все-таки брал младшего брата куда-то на этой неделе. Вполне может быть, что похитители прячут Шивон в заброшенном поместье Оранжевой ложи, у которого имеются ворота в виде арки, и расположено оно рядом с памятником в Ноке.

Слайдер велел Динджеру ждать в машине, пока он отнесет еду или что-то другое, нужное похитителям, а затем они поехали в Нок запускать воздушный змей.

Ну что ж… Благими намерениями вымощена дорога в ад… Слайдер присматривал за своим умственно отсталым братом, но, видит бог, из-за девочки мне придется-таки его убить!

Я чувствовал, что это отличный след. Слайдер точно участник банды. И, будь я игроком, я мог бы сейчас побиться об заклад, что младший братец Слайдера только что сообщил мне, где бандиты держат девочку.

От пляжа я помчался в центр города. Увидел поджидающее кого-то такси и махнул рукой.

— Я по вызову! — сказал водитель.

Я распахнул дверь и уселся на пассажирское сиденье. Сунул ему все оставшиеся в бумажнике деньги — несколько сотен долларов и евро. Достал револьвер и держал его на коленях. Даже не целился. Метод, так сказать, кнута и пряника.

— Значит, так, приятель. Мне нужна твоя чертова машина. Пилерам скажешь, что я вышвырнул тебя из машины, угрожая оружием, но ты должен дождаться завтрашнего утра. Дошло? Вопросов нет?

— Тебе нужна моя машина на пару часов, и ты мне даешь пять сотен евро?! Твою мать, парень, какого хрена ты револьвер-то вынул?

— Так по рукам?

— Да я вообще не буду вызывать копов, скажи только, где машину бросишь.

— Не знаю… Мне нужно дергать отсюда. Забирай бабло, но, если все же решишь настучать на меня копам, дождись хотя бы часа ночи. Ясно? Тогда мне уже будет все равно.

— Какие проблемы, приятель, все путем! Это древняя, но надежная колымага, только не забывай выжимать сцепление, когда переключаешь передачи.

Я уселся на его место и тронул машину.

Разумеется, Нок был на другой стороне города. Я посмотрел на часы: почти десять. Нужно успокоиться. Времени еще больше чем достаточно.

— Держись, Бриджит, держись, девочка! — шептал я, обращаясь мысленно к ней и ребенку. Какая разница, что это ребенок Темного? Половина-то генов — от матери! Ради дочери Бриджит я и Землю сдвину с места! Я уже кое-чего добился и сделаю еще больше.

А ты, скрывающийся под маской, лица которого я пока не знаю?

Все давно предрешено задолго до твоего и моего появления на свет.

Ты притаился в своем убежище.

Чувствуешь, что-то холодит твой загривок?

Это я приближаюсь.

Да.

Спите пока спокойно, убийцы. Обнимите тех, кого любите. Поцелуйте жен. Вдохните полной грудью ледяной ночной воздух.

Время, отмеренное вам в этом мире, тает на глазах.

Я иду.

Иду на вы!

11. Гнев Одиссея

Нок. 16 июня, 22:15

Серебристый свет освещает серый асфальт — над морем висит серп луны.

Темнеющий горизонт. Соленый туман. Пустынный берег.

Я обгоняю машины, покидающие город. А вдали за холмами — банда выродков и плачущая, испуганная девочка.

Что-то будто маячит впереди. Неясные тени, живущие в уголках моих глаз? Как было договорено, приземляются вертолеты, уступая ночное небо насекомым и голубям, летящим вдоль линий магнитного поля.

Нет, эти тени крупнее стрекоз и голубей.

Присматриваюсь.

А, я знаю, что это!

Фантомы, порожденные воображением, призраки, фурии, жаждущие боги были рядом со мной, впереди меня. Следили, торопили.

Быстрее, быстрее!

Они знали, что кровавый пир едва только начался. Боль — позади и впереди. Они питаются болью. Боль поддерживает их жизнь. Как они жаждут глубоко вонзить когти в добычу, отведать трепещущей плоти.

Мы поможем тебе, несущий смерть.

Таксист оставил термос. Я открыл его и отпил тепловатого чая. Проглотил еще одну таблетку морфина. Надо завязывать. В армии за это вытатуировали бы на лбу клеймо — букву «м». Забудь о фантомах, почувствуй окружающий покой, ночь, залив. Расслабься.

Взглянул на руки, уверенно лежащие на руле. Да, эти руки не предназначены для мирной работы.

Несущий смерть, все верно.

Не знаю, что я буду делать, когда все закончится, но сейчас я позволю им сделать то, что у них получается лучше всего. Нажать на спусковой крючок. Взмахнуть ножом.

Да…

Через четверть часа я снова приближался к Белфасту. Утром я радовался возвращению домой, но не сейчас. Я получил отличную прививку от ностальгии. Атака из РПГ, долгие профессиональные избиения — отличные лекарства.

55
{"b":"149833","o":1}