ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кости остановился посреди улицы. Раздался рев гудка. Кости на пальцах выразил водителю свое мнение о нем и потянул меня к тротуару.

— Ты уверена? Она именно так сказала?

— Если я не оглохла. Так плохо?

Его улыбка сменилась громким хохотом.

— О чем именно ты с ней говорила, милая? Я знаком с Мари сотню лет, а слышал от нее только: «Будь осторожен в пути», а это «береги задницу, дружок» в вежливой форме. «Иди с миром» означает, что она тебя поддерживает. Ты провела внизу всего полчаса. Ради бога, о чем вы говорили?

Меня охватило облегчение.

— О кино. О выпивке, о безголовых цыплятах… Ну, знаешь, о девичьем.

У него брови взлетели вверх.

— Правда?

Мы свернули за угол. Еще четыре квартала до дому.

— Нам повезло, что она поклонница «Матрицы»…

Голос у меня сорвался, и я замерла на полушаге. Кости озабоченно взглянул на меня, а потом тоже окаменел. Наверняка почувствовал, хотя мне человек за три квартала от нас был едва виден. «Я бы его не узнала, даже сбив машиной…»

Но я узнала Грегора. С первого взгляда. И не во сне.

8

Взгляд Грегора будто прожигал меня. С такого расстояния я не видела, какого цвета его глаза, но знала: они серовато-зеленые. В его золотистой шевелюре были более темные пряди, что придавало цвету его волос пепельный оттенок. Как будто кто-то, сочтя Грегора слишком ярким, опрыскал его притушившей цвет краской.

— Классики, Зам! Сейчас же ко мне!

Кости не повысил голос, значит, двое вампиров неподалеку. Они показались из толпы, заняли места по бокам от нас. Кости мотнул головой в сторону неподвижной фигуры и пробормотал ругательство.

— Он у самого моего дома, подонок. Уж не собирается ли в дверь позвонить?

Его рука крепче сжала мою. Я тихо взвизгнула. Кости ослабил хватку — совсем чуть-чуть. Даже издали я заметила, как сузились глаза Грегора, вспыхнули зеленым огнем, и он направился нам навстречу.

Кости отпустил меня. Покрутил головой, разминая шею, хрустнул костяшками пальцев, двигаясь вперед со смертельной целеустремленностью. Я шагнула было за ним, но Классики с Замом меня перехватили.

— Кости!

Он будто не слышал, продолжал шагать. И Грегор тоже. Ясно, оба и не думали о переговорах. Меня затошнило от страха, я отбивалась от державших меня мужчин. Я и не заметила, как крепко они успели в меня вцепиться.

Когда Кости и Грегора разделяло уже менее двадцати футов, между ними встал Жак, вскинул руки:

— Ни шагу дальше, вы, оба!

Они его не услышали. Возможно, Жака просто смели бы, но тут в воздухе прошелестел другой голос:

— В моем городе драк не будет!

Кости остановился, Грегор замедлил шаг и встал почти вплотную к протянутой руке Жака.

Мари не шла — скользила. Взгляд, который бросил на нее Кости, можно было назвать досадливым.

— Ради бога, ваше величество, если вы не хотели нашей стычки, зачем сказали ему, где нас искать?

Державшие меня вампиры засмотрелись на спектакль, и я изловчилась воткнуть локоть в глаз Заму и вывернуться из ослабевшей руки Классики.

— Больше не пытайтесь, — предупредила я, метнувшись от них.

— Я ему не говорила, — отвечала Мари. — И никто из моих людей не говорил.

По лицу Грегора скользнуло надменное выражение. Воочию он оказался еще более внушительным, чем виделся мне во снах. Отчего-то под его взглядом мне стало не по себе, хотя он смотрел на меня без враждебности. Если что и было в его глазах, то желание, от которого я застыла на месте. В мозгу начало покалывать иголочками: «… Я тоже с фермы. На юге Франции, только вишен у нас не было».

Ладони мои взлетели к вискам. Грегор раздул ноздри, протяжно, напоказ, вздохнул.

Кэтрин!

— Перестань пялиться на мою жену! — с еле сдержанной яростью прорычал Кости.

Исходившая от него сила отбросила меня на несколько шагов в сторону. Грегор в ответ зарычал не менее злобно и сделал ровно один шаг вперед.

— Я смотрю на свою жену.

Когда Грегор развернул свою мощь, как павлин распускает хвост, я невольно задохнулась.

В моих снах Грегор был силен, но то, верно, была разбавленная версия. Энергия, вздымающимися волнами исходившая от него, удовлетворила бы потребность Французского квартала в электричестве. О черт! Он не слабее Кости, если не сильнее…

Рядом заскрипели тормоза, но мужчины не отрывали взглядов друг от друга. А я оглянулась и увидела в окне фургона лицо Лизы.

Она, широко распахнув глаза, слабо махнула рукой:

— Пожалуйста, Кэт, садись.

— Без Кости не сяду.

Я сказала это не столько ей, сколько Грегору. И не важно, что воспоминания о голосе Грегора ножом рассекли мое подсознание. Не важно, что на долю секунды, когда его глаза впились в мои, я ощутила вспышку желания. Наяву или во сне я принадлежала Кости, и никому другому.

— Видишь? Она сделала выбор.

В каждом слоге этой фразы звучала напыщенная ненависть. Кости стоял ко мне спиной, но я явственно представляла его издевательскую полуулыбку. И, судя по озлобленному лицу Грегора, не ошибались.

— Презренный сын шлюхи, ее лишил выбора Менчерес, Он уволок ее от меня, не слушая ее воплей, всего через час после заключения нашего союза.

— Мне плевать, даже если Менчерес стащил ее прямо с твоего стоячего налившегося хрена! — рявкнул Кости. — Иди смотри свои сны, педерастик!

Мари наверняка не стала бы долго терпеть их перепалку. Не говоря о смертельной опасности для Кости, рядом было слишком много посторонних. Если дать этой парочке продолжать, могли пострадать или погибнуть люди. Уголком глаза я заметила шмыгнувшего в фургон Фабиана.

— Кости… — Я усилием воли заставила голос звучать спокойно. «Не раздражай бешеного зверя». — Если он знал, где мы, знают и другие. Нам надо уезжать.

— Опасность грозит тебе только из-за его слепой надменности, — вмешался Грегор. — Идем со мной, Кэтрин. Со мной ты будешь в безопасности.

— Наглый ублюдок, — выплюнул Кости. — Не знаю большей низости для мужчины, чем пытаться украсть жену у другого, не дав им даже познакомиться.

— Кости, уходи. — Мари не повысила голоса, но он источал угрозу. — Грегор, ты останешься здесь до следующего рассвета. Ты без приглашения явился в мой город с целью вызвать насилие. Даже если забыть о нашем знакомстве, тебе следовало быть умнее.

— Мари…

— Ты в моем квартале, — оборвала она Грегора. — Кому, как не тебе, следовало бы знать!

Грегор стиснул кулаки. На мгновение мне показалось, что он готов ударить Мари. Не делай этого, приятель! Оглянуться не успеешь, как она закопает тебя под крыльцом.

— Если ты настаиваешь, — вымученно проговорил Грегор.

Кости, не оборачиваясь, склонил голову.

— Садись в фургон, Котенок. Классики, Зам — вы тоже. Ваше величество, надеюсь, беспардонная болтовня Грегора не поколеблет вашего суждения.

Я забралась в машину, спасаясь от дымного зеленого взгляда.

— А ты прощай, Хват, — продолжал Кости, отходя к фургону. — Надеюсь, ты доволен этим вечером, потому что больше ты ее не увидишь.

— Кэтрин… — (Даже не глядя на Грегора, я чувствовала, как он не отрываясь смотрит на меня.) — Твои воспоминания у меня в крови. Они ждут тебя, ma bien-amee, и я сдержу клятву…

Хлопнувшая дверца заглушила последние слова Грегора. И Лиза, словно пьяный Тони Стюарт, рванула по узкой улице. Я закрыла глаза, чтобы не было искушения оглянуться.

— Как, по-твоему, он нас нашел?

Этот вопрос я задала много позже. По правде говоря, мне не хотелось обсуждать свидание с Грегором. И Кости, судя по его мрачному молчанию, тоже. Солнце уже встало. Лиза по-прежнему сидела за рулем. Гули не так чувствительны к утреннему солнцу как вампиры. Классики и Зам спали, прикрыв глаза темными очками.

В этом новеньком внедорожнике хоть места было больше, чем в последних двух машинах. Чтобы избавиться от возможной слежки, мы сделали три пересадки. Кости, проголосовав на дороге, горящим взглядом подчинял водителей. Все проделывалось так быстро, что погоня, чтобы уследить за заменой, должна была буквально висеть у нас на хвосте. Пока Грегор не давал о себе знать, а мы уже подъезжали к Форт-Ворту.

14
{"b":"151000","o":1}