ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я покачивалась в палубном гамаке.

— В следующий раз дай я сама с ним поговорю. Заверю, что все хорошо, как никогда.

Эти три недели в самом деле выдались изумительными. Если мне нужен был отпуск, то еще больше он был нужен Кости. Его, мастера большого клана и соправителя еще большего, постоянно оценивали и обсуждали, ему приходилось то принимать вызов, то защищать кого-то из своих. И постоянная ответственность начинала на нем сказываться. Только в последние пару-тройку дней он расслабился настолько, что проводил во сне больше обычных нескольких часов.

Наше беззаботное плавание омрачало всего одно черное пятно, но о нем я помалкивала. Зачем портить отпуск, рассказывая Кости о новых глупых, ничего не значащих снах?

А он их больше не замечал. Должно быть, я перестала лягаться во сне. И, проснувшись, почти ничего не могла вспомнить. Знала только, что мне снится тот же безликий светловолосый вампир, называет меня настоящим именем — Кэтрин — и каждый раз исчезает с той же загадочной фразой: «Он не твой муж».

Согласно человеческим законам, Кости и не был моим мужем. Нас связывали узы крови и брак по вампирским обычаям, а разводов у неумерших не предусмотрено. «Пока смерть не разлучит нас» — для них не шутка. Возможно, в моих снах выражалось подсознательное желание обвенчаться по-человечески. Один раз мы уже сделали такую попытку, но наши планы разрушила война с вампиром, который считал применение смертельной черной магии честной игрой.

Менчерес встречал нас на причале. Кости звал его дедом, потому что он был предком того вампира, который превратил Кости, но выглядели они ровесниками. Менчерес отличался экзотичной красотой египетского владыки, и бриз развевал его длинные черные волосы.

Однако я первым делом обратила внимание, что Менчереса сопровождают восемь мастеров-вампиров. Я еще на палубе ощутила, как их объединенная энергия искрами потрескивает у меня в волосах. Конечно, Менчерес обычно не появлялся на людях в одиночку, но эта восьмерка больше походила на охрану.

Кости подошел к нему, коротко встряхнул руку.

— Здравствуй, дед. Наверняка они здесь не для красоты… — он указал на эскорт, — так что, надо полагать, что-то случилось?

Менчерес кивнул:

— Уезжаем. Эта яхта слишком громко возвещает о вашем прибытии.

По всему борту яхты тянулись алые буквы названия: «Рыжая смерть». Это прозвище мне обеспечили цвет волос и солидный счет трупов неумерших.

Со мной Менчерес не заговаривал, ограничился кратким вежливым «хэлло». Мы почти бегом направились по молу к поджидавшему нас черному фургону. В другом таком же поместились шестеро из охраны. Когда мы погнали от причала, второй фургон держался вплотную за нами.

Едва мы тронулись, Менчерес приказал:

— Расскажи о своих снах, Кэт.

Я вылупила глаза:

— Откуда вы знаете?

Кости тоже выглядел удивленным:

— Котенок, я не рассказывал.

Менчерес будто не услышал нас:

— Что тебе снилось? Как можно подробнее.

— Сны очень странные, — начала я и заметила, как и: «дернулась бровь Кости при упоминании множественного числа. — Во всех один и тот же вампир. Во сне мне известно, кто он. Я даже слышу, как зову его по имени, но, когда просыпаюсь, не могу вспомнить.

Не знай я его так хорошо, сказала бы, что Менчерес встревожился. Конечно, не мне судить. Менчересу больше четырех тысяч лет, и он гениально научился скрывать эмоции, но, по-моему, губы у него чуточку сжались. А может, просто игра света.

Сколько раз ты видела эти сны? — спросил Кости. Он был недоволен. Его поджатые губы — не игра света.

— Четыре, и не смотри так. Расскажи я тогда, ты взял бы курс на ближайшую крепость, а потом день и ночь не спускал бы с меня глаз. Мы так хорошо отдыхали, вот я и решила помолчать. Пустяки, не о чем говорить.

— Она говорит — пустяки, — фыркнул Кости. — Ну, милая, давай разбираться, что это за пустяки. Если повезет, они не будут стоить тебе бездумной головки. — И он повернулся к Менчересу. — Ты знал, что происходит. Почему сразу не предупредил?

Менчерес склонился вперед:

— Жизни Кэт ничего не угрожает. Однако возникла… ситуация. Я надеялся, что этот разговор не понадобится.

— Не мог бы ты хоть раз сразу перейти к делу?

Менчерес славился привычкой подолгу ходить вокруг да около. Догадываюсь, что за длинную жизнь у него накопились солидные излишки терпения.

— Ты что-нибудь слышал о вампире по имени Грегор?

Мою голову пронзила вспышка боли, но исчезла так быстро, что я оглянулась, проверяя, не почувствовали ли ее и другие. Менчерес сверлил меня взглядом, словно хотел вывернуть мой мозг наизнанку. Кости, сидевший рядом, процедил ругательство.

— Мне знакомы несколько Грегоров, но только одного подонка назвали Ночным Хватом. — Он ударом кулака обломил подлокотник. — Это ты называешь приемлемым уровнем безопасности для моей жены?

— Я не твоя жена.

Под неверящим взглядом Кости я вскинула ладонь к губам. Черт, откуда такое вырвалось?

— Что ты сейчас сказала? — ошеломленно переспросил Кости.

Я, запинаясь, попробовала объясниться:

— Я… в тех снах… все, что мне запомнилось, — это как тот вампир повторял мне: «Он не твой муж». И я понимала, что он говорит о тебе, Кости. Вот почему я…

Кости выглядел так, словно я его ножом пырнула, а Менчерес сохранял тот же спокойный, ничего не выражающий бесстрастный вид.

— Знаете, похоже на то, будто стоит у нас чему-то наладиться, вы норовите все испоганить! — набросилась я на старого вампира.

— Это ты на целой земле выбрала Париж, — отозвался Менчерес.

— Ну и что? Что вы имеете против Парижа? — Но мне вспыхнуло раздражение, изнутри рвался сердитый выкрик: «Почему вы не оставите нас в покое?!»

Я тут же стряхнула злость. Что это со мной? С ума схожу?

Менчерес потер лоб и отвернулся, предоставив мне лицезреть его тонко вырезанный профиль.

— Париж — прекрасный город. Наслаждайся им, осматривай все достопримечательности, но никуда не ходи одна и, если тебе опять приснится Грегор, Кэт, не позволяй ему тебя коснуться. Если увидишь его во сне — убегай.

— А, не надейтесь, что вам удастся теперь вывернуться, отделавшись дерьмовым «желаю хорошо пронести время»! — огрызнулась я. — Кто такой Грегор и почему его называют Ночным Хватом?

— И главное, почему он всплыл именно сейчас и повадился за ней? — Голос Кости был холоднее льда. — О нем уже лет десять не было ни слуху ни духу. Я думал, не умер ли он.

— Не умер, — угрюмо отозвался Менчерес. — Грегор, как и я, провидит будущее. Он намеревался изменить будущее, основываясь на одном из таких видений. Узнав об этом, я в наказание посадил его под замок.

— А что ему нужно от моей жены?

Последние слова Кости подчеркнул, вздернув бровь и метнув на меня взгляд, словно предлагал возразить. Я не стала.

— Он в одном из видений увидел Кэт и решил получить ее, — бесстрастно произнес Менчерес. — Потом он обнаружил, что она связана с тобой кровью. Кэт было около шестнадцати, когда Грегор задумал найти и увезти ее. Его план был очень прост: если Кэт не встретится с тобой, она будет принадлежать ему, а не тебе.

Я слушала разинув рот.

— Проклятый вор! — сквозь зубы процедил Кости. — Поздравлю его с хитроумным замыслом, прежде чем провернуть серебро в его сердце.

— Не стоит недооценивать Грегора, — посоветовал Менчерес. — Он сбежал из тюрьмы, в которую я его поместил, около месяца назад, и я все еще не знаю, каким образом. Кажется, он не столько стремится отомстить мне, сколько заполучить Кэт. Насколько мне известно, она единственная, в чьих снах он побывал, с тех пор как выбрался.

И чего все эти чокнутые вампиры на мне свихнулись? В положении единственной известной полукровки было больше недостатков, чем преимуществ. Грегор не был первым вампиром, решившим присоединить меня к своей коллекции в качестве экзотической игрушки, однако, надо отдать ему должное, он разработал самый оригинальный план.

2
{"b":"151000","o":1}