ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не уходила от тебя, я хотела помочь, и я написала, что вернусь…

— Никакие слова ничего не изменят.

Как пощечина. Он смотрел на меня без нежности, без любви, без прощения. Он был похож на статую. Мое сердце заколотилось от страха, отчаянного страха. Все разваливалось.

— Кости, подожди.

— Нет. Ничего не изменится. Разве можно повернуть часы назад, чтобы ты не уходила? Нельзя, не стоит и стараться. Ты никогда не хотела понимать. Никогда, и мне следовало бы об этом помнить. Может, это наконец пробьет ту броню, которую ты так заботливо полировала до блеска.

Он развернулся на каблуках и пошел прочь. Я застыла в нелепом остолбенении и бросилась за ним не сразу, перехватила уже в опустевшем фойе.

— Подожди! Господи, давай поговорим. Все можно исправить, клянусь. Ты только не уходи!

Я заикалась от боли, слезы текли по щекам, слепили меня, но я почувствовала его ладонь, мягко коснувшуюся мой щеки.

— Котенок. — Его голос прервался — не знаю отчего. — Здесь… у тебя нет выбора.

Хлопок закрывшейся за ним двери сбил меня с ног.

18

Аннет опустила приподнятую штору:

— Дождь. Я же говорила, что чую.

Я снова занялась коробкой стоявшего передо мной мороженого. Пралине и сливочное. Почти пустая. Потом открою швейцарский шоколад.

— Тебя не одурачишь ложным прогнозом…

— Можем, вместо прогулки, посмотреть кино, — продолжала Аннет. — Говорят, хорошее.

Хорошее? Я не могла вспомнить, что значит это слово. Я казалась себе ходячей раной. Даже спать не могла больше минуты подряд, как бы ни была вымотана, — боялась, что Кости вернется и я пропущу хоть мгновение с ним. Единственное облегчение: матери здесь не было. Она уехала куда-то с Родни, но куда — мне, по понятным причинам, не сообщили.

«Криспину нужно время, — сказал мне Ниггер после того ужасного разговора. — Не рвись за ним. Даже я не знаю, где он».

И вот я ждала, перебирая в уме все ужасные слова, что он мне наговорил, и, хуже того, сознавая, что по большей части это правда. Я не нарочно держала Кости на расстоянии. Не знаю, почему я отгораживала от него часть себя. Но больше всего я жалела, что ушла тем утром к Грегору.

А Грегор не терял времени. Ему мало было того, что он добился нашего разрыва. Он еще распространял слухи, что, если бы не он, я могла бы превратиться в гибрид вампира и гуля. Так, он собрал в Баварии двести с лишним вурдалаков. Обещал им, что, заполучив меня, превратит меня в вампира. У него еще хватило наглости уверять, что, если бы дюжину лет назад Менчерес меня не выкрал, а его не запер бы, я уже была бы вампиром и не достигла бы такой грозной известности.

Но Грегор меня не волновал. Теперь стали поговаривать, что и я на него повлияла. Никто не знал, что выбора у него не было. За него все решил серебряный кинжал в спине.

К этим страхам перед ужасным гибридом добавились разговоры о моем парижском прыжке. Кто бы мог подумать, что он вызовет такую массовую паранойю? Однако, поскольку искусство полета доступно только мастерам-вампирам, а я, хоть и ненадолго к нему приблизилась, все гадали, какие еще тайные способности я скрываю. Эти подозрения подпитывали страхи: что, если к моему репертуару добавятся еще и возможности вурдалака? Не стану ли я непобедимой? Неубиваемой? Не научусь ли одним прыжком перелетать через небоскребы и вращать землю в обратную сторону? Догадки становились все безумнее.

Мало кто знал, что в настоящее время я представляла опасность только для сластей. Алкоголь не помог, и я обратилась к сахару, но боли во мне было много, и сахара не хватало.

— Когда вернется Ниггер? — спросила я у Аннет.

Тот недавно ушел, невнятно сославшись на дела. Никто не сообщал мне ничего, что могло быть использовано против меня. Все мы знали, что Грегор все еще шарит в моем мозгу, хотя я почти не спала и он мало что мог выведать. Я так и не знала, где мы находимся. И сколько с нами народу. И какой сегодня день. Собственно, я ничего этого и не хотела знать. Помнила одно: сегодня пятый день, как ушел Кости. Так я измеряла время. В минутах и секундах с тех пор, как была с ним.

— Когда стемнеет, — ответила Аннет.

Фабиан спустился вниз и уселся, так сказать, рядом с ней. Призрак улыбался ей как очарованный — иначе не скажешь.

Я закатила глаза. На Аннет ловятся даже духи. Возможно, она нашла способ заниматься с ним сексом. Пусть он прозрачный и не плотнее тумана, но, если такой способ есть, Аннет его нашла.

— Какой очаровашка, — заметила она. — Право, Кэт, тебе бы начать бизнес. Буду уезжать, постараюсь его у тебя сманить.

Потребовалось основательное усилие воли, чтобы не спросить: «А когда это будет?» Я, в конце концов, старалась побороть свою склонность с ходу ляпать все, что думаю.

— Аннет, я лучше пропущу фильм и что-нибудь почитаю. Смотрите без меня.

На половине лестницы я разминулась с Владом. Он остался с нами, заметив, что уедет, когда все уладится. Ручаюсь, он не рассчитывал, что застрянет так надолго.

Я уже подходила к спальне, когда там зазвонил мобильник. Я метнулась в дверь и нырнула за ним:

— Кости?

Ухо царапнул презрительный смешок:

— Нет, cherie. Все еще надеешься на возвращение любовника? Забавно!

Грегор. Только его мне и не хватало.

— Что такое, дорогой? — ядовито отозвалась я. — Все еще шаришь в моих снах, как я вижу. Извинился перед своими гулями за то, что я по-прежнему сосу воздух, а не кровь? Ты уж думал, что загнал дамочку в угол, да вот забыл, что при ней нож!

— Надо было остаться со мной, избавила бы себя от унижения: оказаться очередной брошенной девицей этого распутного смерда, — промурлыкал он. Пока ты из-за него страдаешь, он валяет других.

— Лжешь. Кости на меня зол, но он не такой. Ты просто не можешь понять.

Грегор только расхохотался:

— Ох, Кэтрин, скоро сама увидишь, как ошибалась. Ты в самом деле думала, что он переменился? Да он просто нашел предлог и воспользовался им.

Я повесила трубку и удержалась от искушения растоптать телефон только из опасения, что Кости станет звонить и не дозвонится.

Когда Влад постучал по косяку, я развернулась и сгребла его за плечи:

— Ты знаешь, где Кости? Скажи правду!

Влад опустил взгляд на свою рубашку, словно говоря: «Ты не могла бы?..»

— Не знаю, Кэт. Ты собираешься меня трясти?

Я уронила руки, в досаде сжала кулаки:

— Этот ублюдок со мной играет. Знает, чего я больше всего боюсь, и пользуется, чтобы сделать мне больно.

— Грегор? — ровным голосом спросил Влад. — Или Кости?

Я перестала метаться по комнате и задумчиво взглянула на него:

— Я говорила о Грегоре… но в твоих словах есть смысл.

Влад улыбнулся:

— И что ты намерена по этому поводу предпринять?

— Когда вернется Ниггер, — угрюмо буркнула я, — потрясу его.

Едва Ниггер вошел в переднюю дверь, как я ухватила его за рубаху:

— Свяжись с Кости и скажи ему, что уже хватит. Может, я и была не права, но это жестоко.

Ниггер смахнул мои руки, как пушинки:

— Нельзя было просто сказать и не мять мне рубашку?

— Так доходчивее, — буркнула я. — На всякий случай.

Влад сидел у дальней стены с Фабианом и Аннет. Все трое ждали, согласится ли Ниггер или откажется. Я отодвинула часть мебели на случай, если он выберет второе. Нет смысла разносить обстановку.

— Кэт, — начал Ниггер, — дай мне еще несколько дней.

— Ответ неверный, — улыбнулась я и ударила.

Может, моя улыбка сбила его с толку. Голова у него от удара дернулась в сторону, и только тогда он понял, что это всерьез. Напрягся, отступил назад, выставил вперед руки:

— Это не так просто, но я не могу объяснить почему.

— Лучше смоги.

— Мне нужно еще время, — огрызнулся он.

Я вдруг поняла и резко хихикнула:

— А, дошло. Ты не можешь с ним связаться, да? То-то ты так мнешься. Ты не знаешь, где он!

31
{"b":"151000","o":1}