ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я еще не решила, хочу или не хочу видеть Кости, когда он нагло фыркнул.

— Ты не понял, Цепеш. Я не для того здесь, чтобы ее увидеть. Я ее забираю.

У меня отвисла челюсть. Влад издал что-то похожее на рычание.

— Я тебя на месте поджарю!

Отчетливый звук столкнувшихся клинком выдернул меня из комнаты, заставив с нечеловеческой силой отбросить Максимуса.

— Попробуй, — прозвучал голос Кости.

— Прекратите!

Три головы обернулись ко мне. Ладони Влада еще пылали, а Кости сжимал два серебряных клинка. Менчерес стоял немного в стороне, наблюдая за ними, как безмолвный рефери. Я сбежала по лестнице. За мной, ныряя в стену и вылетая обратно, плыл Фабиан.

Одним взглядом я охватила все изменения, происшедшие в Кости с нашей последней встречи. Волосы короче, завиваются на концах. Взгляд из-под век. Совершенно равнодушный. Видеть это было больнее всего.

— Ты что, по-твоему, делаешь? — спросила я его.

— Добываю тебя. — Он вздернул бровь.

Скажи он это, вручая мне букет роз с извинениями, я, может, и растрогалась бы. Но Кости говорил обо мне, как о паре забытых туфель. Я прищурилась:

— А если я не хочу, чтобы меня добывали?

Кости глянул на Влада, на меня и страшновато улыбнулся:

— Тогда честь вынудит Цепеша защищать тебя как свою гостью. Это значит, что мы с ним будем драться, а он уже вполне разогрет. Полагаю, он попытается испепелить меня на месте. Конечно, если прежде не получит серебро в сердце. Так что, если ты откажешься уйти со мной, один из нас через несколько минут будет мертв. Или ты уйдешь со мной, и мы оба останемся живы.

Грязное ругательство Влада заглушило мой лепет.

— Ты что, серьезно? Ты же меня бросил, помнишь? А теперь собираешься драться насмерть из-за меня? Что это за игра?

— Не игра, милая, — возразил Кости. — Я просто возвращаю то, что мне принадлежит. Тебе придется решать быстро. Влад, похоже, вот-вот взорвется.

Я покосилась на Влада и убедилась, что до взрыва осталось несколько секунд.

— Ты явился в мой дом шантажировать моего друга? — прорычал Цепеш. Пламя поползло к его плечам. — Я…

— Я ухожу.

Влад перекинул взгляд на меня. Я потянулась к нему, не обращая внимания на языки огня.

— Не надо. Я не…

Я надеялась, что остальное услышал только Влад «Я не выдержу, если с ним что-то случится». Проклятие, я сама не отказалась бы поджарить его на медленном огне, но не могла рисковать его жизнью из упрямства. Из Влада лучилась такая энергия, что первый же удар стал бы смертельным.

Не говоря уже о том, что я не могла рисковать жизнью друга: судя по взгляду Кости, тот тоже собирался бить насмерть.

Влад подергал себя за бороду и кинул на Кости ледяной взгляд:

— Я этого не забуду.

— Очень надеюсь, — ответил Кости, не скрывая издевки.

Беда могла случиться в любую секунду. Я протиснулась между ними: о вещах забудем, пора уходить.

— Ты идешь или нет? — обратилась я к Кости, выбравшись наружу.

— Конечно, — ответил тот.

Я не стала его ждать, а приняла руку, вежливо поданную мне Менчересом, и зашагала к машине. Фабиан тащился за мной.

— У тебя прекрасный дом, — на прощание кинул Кости Владу.

То, что он услышал в ответ, заставило меня порадоваться своему выбору. Если бы эти двое схватились, живым бы точно остался только один.

После того как мы отъехали, я молчала целых полчаса. Кости, едва я села, подал мне пару наушников. Черт меня возьми, если за их шумом я знала, куда мы едем. Но в конце концов я сняла их, не открывая глаз.

— Что за чертовщину ты устроил? Если бы я не решила в твою пользу, Влад бы от тебя только пятно сажи на полу оставил.

Кости фыркнул:

— Я ни на секунду не сомневался в твоем выборе. Ты всегда рада разыграть героиню, спасающую меня от смерти.

«Ублюдок!» — громко и четко подумала я. Что бы ни заставило Кости прийти за мной, романтикой там и не пахло. Собственнические чувства вампира? Даже если я ему не нужна, он не позволит завладеть мной другому? Возможно. Только я не чья-то собственность. И ему, и Грегору еще предстоит это узнать.

— Ты об этом пожалеешь, — заключила я вслух. Он снова фыркнул:

— И в этом не сомневаюсь, Котенок.

Я не ответила и надела наушники.

24

— Ты это что, всерьез?

Я с отчаянием созерцала заброшенное здание с выбитыми окнами, обвалившейся дальней стеной и дырявой крышей. В довершение всего его окружала свалка. Вонючая свалка. Даже Фабиан, судя по всему, не прочь был сбежать.

Кости пожал плечами:

— Не вижу проблем. Здесь вполне безопасно.

«Ах ты, мстительный, коварный…»

— Хочешь посмотреть свою комнату? — перебил он мой мысленный монолог. На лице у него было написано, как ему нравится эта игра.

— Попробую догадаться… это вон та разбитая машина? — Я указала на раздавленный в лепешку «бьюик».

— О нет, на улице не оставлю, — ответил Кости, направляясь к пустой скорлупе здания.

— Квазимодо!

Послышался громкий скрип, словно болезненный вскрик машины. И у разрушенной стены, как из-под земли, выросли двое вампиров.

— Мы ждали вас час назад, — заметил один из них. — Ее еда остыла.

Я собиралась заверить незнакомца, что запах в любом случае отбил у меня аппетит, когда рядом с ним над бетонными плитами словно взлетела черноволосая дама.

— Кэтрин!

Взгляд, брошенный мною на Кости, сулил страшную месть. Он на меня не смотрел, но губы у него дрогнули.

— В следующий раз, — продолжала моя мать, забыв поздороваться, — если будете задерживаться — позвоните.

Здание было декорацией. Та часть, что казалась обрушенной, скрывала лифт, замаскированный сверху бетонными плитами. Внизу, по крайней мере, имелся кондиционер, так что в подземелье запах свалки чувствовался не так остро. Я решила, что это старое бомбоубежище. Дон использовал такие для своих баз. Чтобы ничего не пропадало даром, и все такое.

— Добро пожаловать в Мусорный замок, — сказала моя мать, начиная экскурсию для нас с Фабианом. — Когда я его впервые увидела, им пришлось силой затаскивать меня внутрь. Ручаюсь, что твой паршивый муженек выбрал его из чистой мстительности.

Я была с ней согласна, но обсуждать этого не собиралась.

— Кости не мой муж. Наверняка тебе сказали.

Она бросила на меня острый взгляд:

— Ты так не думаешь.

Шесть минут десять секунд. Ровно столько времени мне понадобилось, чтобы я захотела с воплями умчаться оттуда.

Кости отсутствовал. Ушел, мельком заметив, что у него дела. Я едва удержалась, чтобы не выкрикнуть в голос: «Зачем выдергивал меня от Влада, рискуя жизнью, если все равно не можешь терпеть меня рядом?!»

Но это означало бы выдать, насколько он мне небезразличен. Я даже не спросила, когда он собирается вернуться и собирается ли вообще. Неужели я согласна была скорее сгнить в мусорной куче, чем признать, как больно снова видеть его и тем более видеть, как он уходит? Именно так!

Проведя три дня в Мусорном замке, я решила, что это идеальное место для того, кто хочет сойти с ума в кратчайшие сроки. Сидеть в пятидесяти футах под свалкой в погребе наедине с бездушным призраком и разговорчивой матушкой, все время думая о мужчине, который меня бросил, — ничто из пережитого прежде не вело к безумию такой короткой дорогой. Вскоре мысль постучаться головой о стену представлялась, недурным способом убить минут десять, и я мечтала о самоубийственных экспериментах, как о шоколадном торте. Подростковые комплексы в сравнении с этим выглядели сеансами ароматерапии.

Я, несмотря на запах, завела привычку подниматься наверх и расчищать секции свалки — лишь бы чем-нибудь заняться. Фабиан справлялся с ситуацией по-своему. Он без конца смотрел телевизор. Мать читала или решала кроссворды, вставляя в промежутках комментарии о том, что, послушай я ее, не оказалась бы здесь. Кого бы удивило, что я предпочитала проводить время среди куч отбросов?

41
{"b":"151000","o":1}