ЛитМир - Электронная Библиотека

– А другие зовут «лорд Максет»? – от восхищения Женька подалась вперед. Надо же, сидит за одним столом с настоящим лордом, его светлостью, пусть и Кощеем.

– Лорд Блэкгод, – поправил «его светлость», – по фамилии, детка, по фамилии.

– Артур вас по имени окликнул.

– Ему можно.

– Какой интересный дедушка, – проговорила Женька.

– О да! Он еще моему отцу служил.

– Чего вы врете! – от возмущения Женька даже вилку положила. – Нет у вас никакого отца.

– Да мне и служил, – пояснил Кощей. – Он, могу поспорить, догадывается, что мы с отцом это один и тот же человек, но, пока я ему плачу, он в мои дела нос не сует, подозрения держит при себе, а уж как дворецкий, управляющий и охранник просто незаменим.

– Староват он для охраны, – заметила Женька.

– Ты его в деле не видела. Он не совсем человек и потому практически неуязвим.

– А если его перекупят?

– Артура? – Кощей от удивления перестал жевать. – Невозможно. Если он решит уйти, предупредит заранее и лишь после расторжения договора уйдет к другому хозяину. И даже в этом случае никому ничего обо мне не расскажет. Я до сих пор не знаю, кому он служил до меня.

– А у вас он давно?

– Лет тридцать уже. Постарел, конечно, но дело свое знает. И живет рядом. Я им с Клауди, его женой, подарил вон тот флигелек, когда у них второй ребенок родился. Позади дома я почти не появляюсь, кроме экстренных случаев, так что задняя лужайка практически в их полном распоряжении. Как рассветет, посмотришь, там у забора и цветы растут, и зелень всякая. Клауди любит в земле возиться. Жалованье тоже неплохое, оба мальчишки в пансионе образование получают…

– Михал Николаич, – перебила Женька, пристально глядя на Кощея. – Хватит меня за дуру принимать.

– Ты о чем?

– Вы на самом деле просто языком треплете, чтобы меня занять, и в это время о своем думаете. Вы же мне историю Артура пересказываете, чтобы я вас вопросами не отвлекала?

– М-да, – Кощей слегка смутился и взъерошил волосы надо лбом. – Раскусила.

– Бросьте, – отмахнулась Женька. – Если надо подумать, так и скажите, я до утра потерплю.

Кощей умолк и погрузился в свои мысли. То, что он узнал перед смертью, вселяло определенные опасения. Маги были убиты простым человеком, но всю их защиту снял кто-то другой, причем не человек.

Забарабанив пальцами по столу, Кощей попытался представить себе картину целиком. Вот дом мага. Проникнуть в него без приглашения мешают заклинания, сигнализация и амулеты. Если порог переступить без разрешения хозяина, в силу вступит Заклятие Порчи, и незваный гость скончается в течение трех минут. Есть еще ловушки, но это уже классика – скрытые ямы, ножи в стенах, взведенные арбалеты… Так вот, убийца в одиночку поочередно порешил четверых, ушел живой-здоровый и уехал во Франкию, в поисках лучшей доли.

– С таким количеством золота это будет не сложно, если доплывет, конечно, – вслух пробормотал Кощей. – Бедный Стенли.

– Сэр?

– Это я так, мысли вслух.

– Могу ли я заметить, что ваша… племянница уже спит, и вам самому тоже не помешает отдохнуть. Ванна уже готова, сэр.

– Отлично. Проводи девочку в ее комнату, я поднимусь минут через пять.

– Прошу прощения, сэр, но, боюсь, разбудить ее будет сложно.

Действительно, Женька спала как убитая, лежа щекой на столе.

Со вздохом встав, Кощей, прогнулся назад в пояснице, упираясь в нее ладонями, и простонал:

– Старею я, Артур.

– Уверен, вы будете в форме еще очень долго, сэр, как и ваш покойный отец.

Лицо Артура было непроницаемым.

Кощей подхватил на руки спящую Женьку и понес девушку на второй этаж, держась вслед за Артуром, который нес лампу.

– Какая комната?

– Мне кажется, Угловая подойдет лучше всего, сэр.

Сгрузив Женьку на постель, Кощей подумал, снял с нее мокрые и грязные кроссовки и, выдернув из-под тела покрывало, накинул его сверху.

– Сойдет, – решил он. – Идем, Артур.

Усталость от пережитого навалилась со страшной силой, и Кощею едва хватило сил смыть с себя речную грязь и доковылять до постели.

Глава 7

На следующее утро Кощей был молчалив и мрачен. Небритый, с мешками под глазами, он спустился в столовую и, увидев каменное лицо Артура, с ходу развернулся на сто восемьдесят градусов и отправился приводить себя в порядок.

– Артур! – донесся его вопль спустя минуту. – Где моя бритва?!

– На полке, слева от зеркала, сэр, – не повышая голоса ответил Артур.

– Спасибо!

– Не за что, сэр.

– Простите, а как мне вас называть? – спросила Женька, набравшись храбрости.

– Я могу записать вам свое имя, мисс Дженя, – отозвался Артур. – Одну минуту, только принесу перо и бумагу…

– Не надо, – буркнула Женька и от обиды решилась на следующий вопрос: – И хорошо вы знали отца дяди Максета?

– Я служил Максету-старшему на протяжении пятнадцати лет. Он появлялся так же редко, как и молодой хозяин. Что бы вы хотели на завтрак, мисс Дженя?

– А я думала, что стол должен быть сервирован к тому времени, как в столовую придут, – довольно грубо, пытаясь скрыть смущение перед Артуром, заявила Женька.

– Не обращай внимания, Артур, это она от волнения, – возвестил появившийся Кощей – он успел побриться и довольно оглаживал подбородок. – Прошу тебя, не обижайся на бестактную девчонку. В целом она очень даже ничего, и иногда даже соизволяет пользоваться здравым смыслом.

– Ничего страшного, сэр. Вам завтрак как обычно?

– О да. Девочке то же самое.

Слуга удалился.

– Не задирай Артура, – предупредил Женьку Кощей, прикуривая толстую сигару. – Он самое ценное, что у меня есть в этой весьма туманной стране.

Сигара затлела, Кощей с удовольствием набрал полный рот дыма, надув щеки, на пару секунд задержал дыхание, жмурясь от удовольствия, и с наслаждением выдохнул.

– Жизнь бывает чудесной, – сообщил он в пространство, и взгляд его стал мечтательным.

– Я курить хочу, – насупилась Женька. – И мой здравый смысл, которым я на данный момент соизволила воспользоваться, подсказывает, что лучше вам снабдить меня табаком.

– Ты начала хорошо говорить, – похвалил Кощей, – словно здесь и родилась. Только усиль артикуляцию и…

– Покурить дайте, – перебила его Женька.

– Если Клауди заметит, что не только я, но и моя племянница курит натощак, ее хватит удар. Или меня хватит по голове ее сковородка, – заметил Кощей, но перестал измываться и передал Женьке коробочку тонких гостевых сигар.

– Только попробуй затянуться, больше не получишь, – предупредил он и едва не застонал. – Да не откусывай ты кончик! Вот же инструмент!

Он отобрал сигару, обрезал кончик и бросил его в пепельницу.

– На, травись, – он вернул сигару. – Складывается впечатление, что ты тоже бессмертная.

– Как хочу, так и курю, – парировала Женька.

– Тебе виднее, – отозвался Кощей. – Но видишь ли, если курить сигары в затяг, нижняя губа выпячивается и становится похожа на оладью. Как у Стью Задиры.

Он посмотрел на замершую Женьку и обреченно добавил:

– Да шучу я, шучу.

Эта была самая гадкая фраза из его лексикона. Каждый раз, когда она звучала, Женьке хотелось дать Кощею в глаз и обозвать скотиной.

После плотного завтрака Кощей отправился в свой кабинет, велев не беспокоить, и Женька была предоставлена сама себе.

Осмотр дома ей быстро наскучил. Внизу столовая, кухня и гостиная, наверху комнаты, куда не стоило соваться, и ее Угловая. Думая, чем заняться, Женька забрела на кухню. Артура она, конечно, побаивалась, но хоть какая, а компания.

Из кухни доносился вкусный запах. Осторожно заглянув, Женька увидела, что у плиты суетится полная низенькая женщина. Поверх аккуратного платья был надет белоснежный передник, голову покрывал крахмальный чепчик.

– Здравствуйте, – робко поздоровалась Женька.

Женщина выглядела настолько опрятной, что собственный обтрепанный вид вызывал стойкий комплекс неполноценности. Оглядев драные, после столкновения с живой изгородью, рубашку и штаны, Женька пожалела, что привлекла к себе внимание, но было поздно.

40
{"b":"151854","o":1}