ЛитМир - Электронная Библиотека

Поклонившись, он ушел, и от радости, что все прошло настолько удачно, едва сдержался, чтобы не съехать по перилам.

Во-первых, он привлек внимание властей к творящимся безобразиям, во-вторых, спровоцировал активные действия обеих фракций, в-третьих, кинул врагам дезинформацию.

Оставался только вопрос с Женькой. Ее теперь считали источником его колдовской силы, этаким аккумулятором.

– Эх, ребятки, знали бы вы, с кем связались, – пробормотал он, остановил коляску и велел везти домой.

Вернулся Кощей в отличном настроении.

– Вещи собрала? – с ходу поинтересовался он у поджидавшей его на лестнице девушки.

– В общем, да, – глядя в сторону, отозвалась Женька, по-прежнему сидя на ступеньке.

– Бегом собираться, – велел Кощей.

– Да Клауди все уже упаковала! Только одно платье дурацкое оставила на дорогу.

– Молодец, – искренне похвалил Кощей. – Как Фредерик?

– Нормально, – пожала плечами Женька. – Мальчишка как мальчишка. В шашки сыграли, потрепались, он мне про учебу, я ему про полет на ковре-самолете. Все как вы велели. Ничего такой парень, толковый.

– Еще бы, – самодовольно кивнул Кощей.

– Чего это вы за него такой гордый? – подозрительно осведомилась Женька.

– Я его в колледж записал как своего троюродного незаконнорожденного племянника, – пояснил Кощей. – Иначе б не взяли.

– А говорили, что не альтруист, – заметила Женька, подсчитывая вновь обретенную «родню».

– Вот балда, – беззлобно ругнулся Кощей. – Ты хоть на секунду представь, насколько мне теперь предано семейство Артура.

Женька представила и резко выдохнула. Это как если бы мальчиков из деревни Хренпоймаевка без экзаменов пристроили в МГУ.

– Ясно, – кивнула она. – Дядя Максет, рано еще, неохота дома сидеть, давайте еще куда-нибудь сходим, а?

– Э нет, детка, – с чувством возразил Кощей. – Ты не поверишь, но я не железный. До ужина не беспокой. Понадобишься – позову.

Он исчез в своей спальне и блаженно завалился на кровать, едва скинув сапоги. В целом день прошел плодотворно, и даже появился шанс на успех.

Глава 11

– Долго нам еще ехать? – не выдержала Женька.

Они весь день тряслись в карете. Внутри было удобно, сиденья мягкие, окна большие, много места, но сама дорога уже опостылела.

– Не сомневайся, – ответил Кощей.

Вот он как раз был совершенно спокоен. Поскольку остановки случались крайне редко, только перекусить, злодей попросту отдыхал.

Кощей уже раз двадцать заставил Женьку повторить все инструкции по безопасности и угомонился лишь после полудня. Поев на природе, так как постоялого двора поблизости не оказалось, и дав легкий отдых лошадям, поехали дальше. Сыграли в шашки, карты, затем Кощей нагло скинул сапоги, закинул ноги на противоположное сиденье, прикрыл глаза и задремал. Или задумался. Тревожить его в таком состоянии было опасно, но к вечеру измученная скукой Женька все же рискнула.

– Дядя Максет, хватит спать.

– Отстань, – не открывая глаз, ровным голосом попросил Кощей.

– Да ладно вам! Расскажите что-нибудь, пожалуйста. Скучно ведь.

– Я тебе что, шкатулка со сказками? – слегка удивился Кощей.

– Нет, конечно, но все-таки.

– Сказал отстань. Наслаждайся природой. Когда еще удастся вырваться из душного города? Любуйся янтарными лучами заходящего солнца, коровами, живописными облаками и что там еще есть за окном.

– Ничего там нет! – воскликнула Женька.

– А я буду отдыхать. У меня было насыщенное утро, – не слушая, закончил Кощей.

Женьку передернуло.

Это утро для нее опять началось не с птичьего пения, а с жизнерадостного голоса Кощея. Он молча поднял раму и, схватив Женьку за плечи, усадил ее на постели.

От рывка девушка распахнула глаза и оказалась нос к носу с Кощеем. От неожиданности она заорала, и одновременно с ней заорал Кощей.

– Вы психованный! – оторавшись, выпалила Женька.

– Меня просто поразило вопиющее нарушение этикета! – со слезами в голосе крикнул Кощей и отпустил Женьку.

– Нет, вы точно псих, – тяжело дыша, повторила девушка.

– Не хами, – предупредил Кощей. – Надеюсь, данное происшествие – это самое худшее, что случится с тобой в ближайшие несколько дней.

– Что может быть хуже инфаркта? – воскликнула Женька, картинно схватившись за сердце.

Оно действительно колотилось о ребра, словно Женька только что пробежала стометровку.

– Симулянтка, – бросил Кощей.

Расположившись у окна, он пожаловался:

– Ты только представь! С самого утра я, как последний дурак, принимаю извинения от всех тех, кто накануне ответил отказом.

– Сочувствую, – злорадно отозвалась Женька, пытаясь отдышаться после пережитого.

– Нам с тобой придется развлекать в общей сложности человек пятьдесят, – продолжил Кощей, не слушая, – родители с дочерьми, кавалеры в сопровождении папаш и человек семь в гордом одиночестве.

– Пошли они все в пень, – по-русски посоветовала Женька, но ее слова опять остались без ответа.

– Из последних семи трое будут от герцога Адинейского…

– Который вас терпеть не может? – уточнила Женька.

– И который теперь подозревает меня в черной магии и еще во многих темных делишках, – не меняя тона подтвердил Кощей. – И который, благодаря невероятному везению, вычислил, кто такой Мак.

– Ох ничего себе! – вырвалось у Женьки.

– Соответственно, несколько человек, также считающих меня колдуном, попытаются убрать предполагаемый источник моей так называемой силы.

– Очень интересно, но можно я оденусь? – вежливо осведомилась Женька.

– Отсюда вывод, – продолжил Кощей. – Едва прибудем в поместье, не отходи от меня далеко, никому не верь. Без меня не пей, не ешь. И смотри в оба.

– Чего это? – удивилась Женька.

– Так они тебя источником считают, – не меньше ее удивился Кощей и резко встал. – Ну, хватит валяться. Через полчаса прибудет карета, и мы отправляемся.

Не успела Женька слова сказать, как Кощей уже выскользнул из комнаты.

Никаких осложнений не было, карета прибыла точно в назначенный час, и Артур с Фредериком быстро закрепили багаж.

– Ух ты, герб! – восхитилась Женька, разглядывая карету в окно.

Действительно, на темно-красном, почти бордовом фоне красовался серебряный герб.

– Разве ворон это геральдическое животное? – обернулась Женька к Кощею, собиравшему в бювар письменные принадлежности.

– Нет, он геральдическая птица, – рассеянно отозвался Кощей и захлопнул крышку.

– Да ладно вам, – не поверила Женька. – Никогда о таком не слышала.

– Да ты что? – делано удивился Кощей, пробегая взглядом по столу, не забыл ли чего. – Что ж, будем менять. Вместо воплощения силы и мудрости придется поместить на щит веревку.

– Зачем? – опешила Женька.

– Чтобы все глупые девчонки знали – еще один дурацкий вопрос, и я удавлюсь. Или тебя удавлю, что более вероятно. Так, вроде все взяли. Идем.

Он быстро пошел к выходу, и Женька, подобрав подол, заспешила следом. Ей уже порядком надоело постоянно догонять этого злодея, да еще таскать на себе метров десять замысловато сложенной ткани.

У самого выхода он притормозил, Артур открыл дверь, и Женька, приняв руку Кощея, степенно проследовала к карете.

Затем Фредерик сел на козлы, и путешествие началось.

Артур, по обыкновению, остался охранять дом, зато предоставил своего младшего сына в качестве кучера и помощника в делах.

Настал второй день пути. Пейзаж за окном, вместе с полями, деревнями и усадьбами, внушал стойкое отвращение, и единственным развлечением оказалась разборка на постоялом дворе, которая стихла, едва в помещение вошел досточтимый лорд.

– Сколько времени? – поинтересовался Кощей, едва они сели обратно в карету.

– Часы у вас, – напомнила Женька.

– Тогда четыре пополудни, – решил Кощей, устраиваясь поудобнее.

69
{"b":"151854","o":1}