ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что такое, Котёнок? — спросил Кости, когда его проницательный взгляд уловил это.

Я заставила себя улыбнуться. Хватит мыслей «что-если» о худших сценариях развития событий. Луч надежды и наполовину полные стаканы, помнишь?

— Ничего.

9

Перед нами маячило огромное здание, тёмный фасад которого выглядел зловеще даже со множеством обрамлённых золотом листьев на деревьях, окружающих территорию. Сотни окон отражали лунный свет, будто в полном отказе от какого-либо освещения, вторгающегося в интерьер строения. Время от времени мимо этих окон проходили тени, а в свежем осеннем воздухе проплывали голоса, однако бывшая больница была пуста.

Ну, пуста от тех, кто имел плоть. Все члены С.И.П.О., Северо-восточного Исследовательского Паранормального Отдела, который рекомендовал Тайлер, всё ещё были с нами снаружи. Они только что закончили настройку своего оборудования в различных комнатах бывшего санатория Уэверли Хиллс [7]. Теперь они столпились для последнего группового обсуждения, прежде чем начать документировать всё, с чем столкнутся сегодняшней ночью.

Санаторий, должно быть, закрыли несколько десятилетий назад, но он, как оказалось, оставался довольно популярной достопримечательностью. Любопытные оплачивали экскурсии, выслушивая его историю и множество баек о встрече с призраками. Дилетанты и профессиональные любители паранормального могли получить больницу в своё распоряжение на всю ночь, при условии уплаты необходимой суммы и предварительного бронирования. В санатории Уэверли Хиллс вёлся список ожидающих очереди, и хозяева не осуществляли возврат, если группа пропускала забронированное время.

Вот почему мы с Кости встретились с исследователями — они, как оказалось, не любят термин "охотники за привидениями" — здесь, а не в местном кафе или в каком-нибудь другом нормальном месте. Они запланировали этот вечер в Уэверли недели назад и не собирались терять бронь — или деньги — просто, чтобы поговорить с новыми клиентами Тайлера, каковыми они считали меня и Кости. Со своей стороны, мы не хотели ждать ещё один день и ночь, прежде чем узнать, смогут ли они помочь с Крамером. После того, как Тайлер договорился о нашей беседе, мы запрыгнули в машину, направляясь в Луисвиль, штат Кентукки. На самолёте было бы быстрее, но мы не собирались никуда идти безоружными, а сотрудники службы безопасности аэропорта обычно хмурились, глядя на чемоданы, набитые арсеналом оружия.

Тайлер отказался оставить Декстера, заявив, что пёс даст нам драгоценные секунды, предупредив, если Крамер решит появиться. Декстер, по-видимому, имел сверхъестественный радар на привидений: он начал жутким образом скулить, как только мы подъехали к больнице. Для сравнения, Тайлеру потребовалось несколько минут после того, как мы приехали, чтобы увидеть хотя бы тени, бродящие у окна. Я вынуждена была признать, что из них двоих Декстер казался более квалифицированным медиумом. Может, друзья-демонологисты Ниггера на самом деле рекомендовали Декстера, а сообщение каким-то образом дошло не так, с сожалением подумала я.

— Давайте уже начнём вечеринку! — закончил свою ободряющую речь Крис, руководитель С.И.П.О…

— Наконец-то, — пробормотал Кости так тихо, что никто, кроме меня, не услышал.

Мы обещали не начинать со своими вопросами, пока не будет закончена вся их подготовительная работа, так как нам сказали, что установка слишком важна, и отвлекать нельзя. Мы не представляли, какой большой окажется подготовительная работа, о которой они говорили. Мы простояли на улице добрых два часа. Будь Кости один, он мог бы ввести Криса и остальных в транс и заставить забыть о своих условия «в-первую-очередь-подготовка», но знал, что я бы против этого возражала. Мы находились здесь, потому что нам была нужна их помощь, а не наоборот. Кроме того, за два часа вежливого ожидания ничего переломного в нашей истории с Крамером произойти не могло.

Если только он не появится в ближайшее время в кровожадном настроении.

— Итак, — произнёс Крис, оценивая нас взглядом и подходя ближе. Я не возражала, что до этого он едва взглянул в нашу сторону. Всё его внимание было сосредоточено на том, чтобы убедиться в готовности своей команды, а это был плюс в моём понимании. — И что же это за большой, насущный вопрос, который, как говорит Тайлер, не может подождать до завтра?

Кости взглянул на фургон с надписью «С.И.П.О.» на боку, бесконечные кабели к оборудованию и дюжину суетящихся членов команды, прежде чем ответить:

— Ты делаешь это потому, что по-настоящему веришь в активность на другой стороне, или потому что хочешь сделать немного прибыли на легковерных?

Крис ощетинился, участок щёк над его бородой раскраснелся, а в запахе вспыхнула злость. Но не на это я обратила внимание. А на поток его мыслей.

Уже тошнит иметь дело с невежественными идиотами, не видящими ничего дальше того, во что велит им верить общество. Не надо было соглашаться, чтобы Тайлер тащил их сюда сегодня; у нас полно работы.

— У меня степень Магистра Инженерных Наук в Стэнфордском университете, так что я могу делать больше денег с намного меньшими усилиями примерно в ста различных областях, — ответил он ровным голосом. — Если это не ответ на ваш вопрос, то вы впустую тратите моё время.

Удовлетворение скользнуло по краю моих эмоций. Некто умный, увлечённый своей работой и преданный команде, являл собой большее, чем я могла надеяться. Может, Тайлер попал в яблочко, направив нас сюда.

— Убедись, что запишешь ФЭГ [8], и сделай побольше фотографий на пятом, — крикнул Крис молодой женщине, пробегающей мимо нас.

Я посмотрела на шестой этаж, где видела больше всего теней, проходящих мимо окна. Это строение, прежде всего, хранило в себе остаточных призраков: короче, это такие повторяющиеся кадры людей, которые уже давно ушли, не более живые, чем сращенные кадры киноплёнки. Судя по уровням энергии, исходящей от здания, пара разумных духов также называли Уэверли Хиллс домом, но они не были привязаны к одному месту в этом огромном комплексе. Шестой этаж даст наилучший шанс на фотографии с необъяснимыми тенями или шарами. Ничего такого, что могло бы попасть в заголовок новостей, но, по крайней мере, это было бы нечто материальное, что группа Криса могла бы взять с собой домой. Они арендовали это место на ночь, так что это может помочь окупить их затраты.

— Попробуйте лучше шестой, — предложила я. — Вам повезёт больше.

Взгляд Криса сузился.

— На пятом было больше инцидентов, — возразил он.

Я вежливо улыбнулась.

— Шестой даст вам более надёжные данные, но ладно. Это же ваше шоу.

Крис посмотрел на Тайлера, который утвердительно кивнул.

Кости просто скрестил руки на груди, его холодное беспристрастное выражение лица не отражало ничего. Молодая женщина сбалансировала штатив камеры на бедре, и мне не нужно было читать её мысли, чтобы узнать, какой он тяжёлый. Крис бросил на меня последний задумчивый взгляд, прежде чем заговорить снова:

— Начни сначала с шестого, Лекси.

Долбаным туристам нужно просто заткнуть свои рты, подумала Лекси, но её "конечно!" было таким же весёлым, как и фальшивым. Я не обиделась. Она могла принимать приказы и знала, когда нужно придержать своё мнение при себе. Это опять же повысило мои надежды на эту группу.

— Следуйте за мной, — сказал Крис после задумчивого молчания. — Поговорим, пока я буду работать.

К тому времени, как я закончила рассказывать Крису, что мы ищем и почему, мы обошли большую часть первого этажа. Он свёл свои вербальные комментарии к минимуму, но судя по мыслям, Крису было трудно поверить в то, кем является Крамер, не говоря уже о степени способностей Инквизитора. Как и предсказывал Тайлер. Это нормально.

Два разумных — и болтливых — призрака не так уж и украдкой следовали за мной с того момента, как я прошла через двери Уэверли Хиллс. По их соответствующей устаревшей одежде я сделала вывод, что они были бывшими пациентами этого учреждения. Судя по комментариям, которыми они перекидывались друг с другом, с тех пор, как они умерли, им нравилось коротать время, устраивая шалости посетителям, особенно исследователям духов. Прекрасно.

вернуться

7

Уэверли Хиллс — закрытый в настоящее время санаторий для больных туберкулёзом.

вернуться

8

Феноменом электронного голоса (англ. Electronic Voice Phenomenon) называют появление на аудиозаписях шумов, напоминающих человеческий голос.

15
{"b":"152812","o":1}