ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Давайте войдём внутрь, и я вам всё расскажу. — Я кивнула Фабиану и Элизабет, почти застенчиво парившим сзади у нашей машины. — И вы тоже, ребята. Мы в этом деле вместе.

18

После фиаско в пещере прошла неделя. Положительная сторона заключалась в том, что в течение этого времени Крамер нас не посещал, вероятно, из-за обильного количества травки и чеснока, которые Ниггер разложил внутри и вокруг дома. Их было настолько много, что Элизабет и Фабиан решили поселиться в доме соседей, а не оставаться с нами у Ниггера. Соседи были людьми, они не возражали. И даже не знали.

Плохой новостью было то, что уже наступило восьмое октября. Элизабет перемещалась по лей-линиям каждый день в поисках Крамера, но лишь раз или два он быстро мелькнул на её пути, прежде чем исчезнуть. До сих пор не было никаких признаков, что он остановился на какой-то конкретной женщине, но если он и не определился, скоро он это сделает. Часы тикали, а мы отставали по счёту. Просто построив новую ловушку, мы ничего не добьёмся. Крамер увидел и услышал достаточно, чтобы знать, что мы охотимся за ним, поэтому, даже если мы найдём другую, столь же идеальную, пещеру, он будет ожидать, что мы попытаемся поймать его.

Назавтра мы собирались домой, чтобы Дон смог добраться до нас, если потребуется. Он не знал, где в Штатах живут Ниггер и Дениз, но знал, что нужно попробовать мой дом, если что-нибудь произойдёт. Я считала, что Мэдиган не станет высовываться, пока будет пытаться исправить ущерб, что он нанёс себе инцидентом в пещере, так что мы могли задержаться подольше, но Дениз начала чихать. Сущность демона-оборотня сделала её практически бессмертной, но, видимо, от аллергии на кошек не избавляла.

- Я возьму кусочек торта. Тайлер, хочешь? — спросила Дениз, потому что он был единственным человеком здесь, не сидевшим в основном на жидкой диете. Мы вшестером отдыхали в гостиной после ужина, это был один из первых моих обычных вечеров на этой неделе.

Тайлер бросил на неё забавный взгляд.

- Молю тебя, открой мне свой секрет. Если бы я съедал хоть половину того, что ешь ты, я бы за неделю потерял эти подтянутые бёдра.

В её улыбке появился намёк на жестокость.

- Я бы тебе сказала, но потом мне придётся тебя убить.

А если она это не сделает, это сделает Ниггер, мысленно закончила я.

Способности оборотня, безграничные возможности исцеления и обмен веществ, сжигающий калории быстрее, чем Дениз их потребляла, были не единственными последствиями меток демона. Её кровь была теперь буквально наркотиком для вампиров, и если хоть кто-нибудь узнает, все неумершие подонки, ищущие возможность делать на этом деньги, вылезут из своих гробов и отправятся за ней.

- Я буду кусочек, — крикнула я. Пусть я и вампир, но это не значит, что я готова позволить пропасть зря дьявольски питательному тортику.

- Но, э-э, я съем его в комнате, если вы не против, — поправилась я, когда у меня возникла идея насчёт сливочной помадной глазури. — Я иду в постель.

После этих слов Кости встал. Глаза его сверкали, когда он встретился со мной взглядом. Думаю, он тоже догадался о другом использовании тортика.

- Всё, увидимся завтра, — сказал он. Он прошёл на кухню, взял у Дениз тарелку, в которую она только что положила большой кусок торта, и начал подниматься по лестнице.

- Уже спать собрался, Криспин? Не рановато ли? — спросил Ян с кривоватой усмешкой.

- Отвали, приятель, — ответил Кости, избавив меня от необходимости говорить нечто подобное.

Мы уже наполовину прошли лестницу, когда Декстер испустил пронзительный лай. Я напряглась, но затем раздался голос Элизабет, давая мне тем самым знать, что за призрак неожиданно появился в доме.

- Я знаю, где Крамер!

Я повернулась на звук её голоса. Элизабет стояла в фойе, Фабиан рядом с ней. Кости со вздохом поставил тарелку на ступеньку.

Ян рассмеялся.

- Неправильное время ты выбрала, крошка, — сказал он Элизабет, и я бы солгала, если бы не признала, что маленькая эгоистичная часть меня жалела, что она не появилась с этой хорошей новостью на несколько часов попозже.

Её улыбка слегка погасла.

- Что-то не так?

- Ничего, — сказала я ей, виновато улыбаясь Кости, и начала спускаться по лестнице. — Где он?

- Сиу-Сити, штат Айова, — ответила она. — Я видела его там уже четыре раза. Слишком много, чтобы быть простым совпадением. Должно быть, именно там он вскоре выберет своих жертв.

- Он выбирает всех своих жертв в одной и той же области? Я думала, ты говорила, что Крамер никогда не используют одно и то же место дважды.

- Он выбирает новое место каждый Канун дня Всех Святых и очень далеко от районов, где устраивал предыдущие сожжения. В прошлом году он был в Гонконге. Часто он прячет тела, дабы не дать властям понять, что такого же типа убийства происходят каждый год. Но сообщник и все три жертвы всегда выбираются в одном месте.

Он прятал трупы?

- Почему его волнует, если полиция узнает о нём? Не похоже, что они смогут надеть на него наручники.

— Из-за сообщников, — ответила Элизабет. — Если они узнают стиль предыдущих убийств через периодические издания и новости, они поймут, что после того, как они исчерпают свою полезность, Крамер их тоже убьёт.

- Он устраняет всех, кто связан с его преступлением, даже тех, кто ему помогал? — Ян присвистнул. — Начинаю восхищаться находчивостью этого парня.

- Ты бы также делал, — возразила я.

Элизабет ничего не ответила, но её лицо исказилось, и я заметила это, несмотря на то, что она частично прозрачная. Фабиан подлетел к ней, положив руки ей на плечи.

- Ты должна сказать им.

Кости поднял брови.

- Сказать нам что? — спросила Дениз, опережая и его, и меня.

Элизабет закрыла глаза, казалось, пытаясь собраться. Будь она материальной, я бы попросила её присесть, потому что выглядела она, ну, как привидение.

- Крамер убивал своих сообщников не просто, чтобы ликвидировать любые связи с его преступлениями, — сказала она едва слышимым голосом. — Он всегда выбирает тех, кто фанатичен в своей вере в то, что они делают богоугодное дело, оказывая ему помощь в уничтожении ведьм. Но многие из них, когда видят, что он… делает, когда обретает плоть, понимают, что всё это ложь.

Лицо Кости помрачнело. Даже Ян выглядел так, словно проглотил что-то отвратительное. Дениз, казалось, была в такой же растерянности, как и я, от неясного заявления Элизабет, но потом смысл её слов дошёл до меня, и желудок мой сжался так, словно меня вот-вот вывернет жидким ужином прямо на кофейный столик.

- Он насилует их, — заявила я, чувствуя, как глубокое отвращение охватывает меня.

Склонённая голова Элизабет дёрнулась вверх. Она смотрела прямо на меня, произнося следующие слова:

- Они были не первыми.

На этот раз я сразу же поняла, что она имела в виду, и ещё больше гнева всколыхнулось во мне. Никого не должно было удивлять, что это отнюдь не новый вариант развития событий для Крамера. Я прочитала достаточно «Молота Ведьм», чтобы знать, что его ненависти к женщинам лишь чуть уступала девиантная одержимость женской сексуальностью. Изнасилование было ещё одним инструментом, который он использовал в своём стремлении физически и эмоционально уничтожить женщин, прежде чем убить их, а во времена Элизабет Инквизиторы получали абсолютную власть над обвиняемой — и неконтролируемый доступ.

Элизабет пришлось вытерпеть этот адский кошмар, а затем смотреть, как Крамер продолжает то же самое, будучи призраком. И всё же вот она — несломленная, не испуганная и не желающая отказываться от своего стремления к справедливости, не зависимо от того, на какой стороне вечности придётся за неё бороться.

- Ты удивительная, знаешь? — сказала я, поражённая её силой.

Это заставило её снова склонить голову.

- Нет, но из всех, кого убил Крамер, лишь я одна ещё существую. Я обязана ради остальных не сдаваться.

29
{"b":"152812","o":1}