ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но это не означало, что их не могли снова вернуть в использование, если Дон прав, и Мэдиган здесь по другим причинам, чем обычная оценка…

Или, может быть, за последнее время со мной случилось слишком много дерьма, так что теперь я в вижу в каждом худшее, и не важно: есть у меня на то настоящие причины или нет. Я встряхнула головой, чтобы прочистить мысли. Несмотря на то, что Мэдиган выводил меня, не так уж давно у Дона было точно такое же предубеждение о вампирах. Чёрт, да меньше восьми лет назад я сама думала, что единственный хороший кровосос — мёртвый кровосос! Да, позиция Мэдигана буквально кричала «Подозрительный Бюрократический Ублюдок», но, надеюсь, проведя некоторое время с Тейтом, Хуаном, Дейвом и моей матерью, он поймёт, что в сверхъественных было нечто большее, чем то, что он прочитал на страницах официальных отчётов об убийствах.

— Так что вы о нём думаете? — протянул Тейт, и прежняя напряжённость теперь исчезла из его тона.

— Что «лучшими друзьями навеки» мы не станем, — было всё, что я ответила. Нет нужды говорить больше, когда комната могла прослушиваться.

Тейт проворчал.

— Я тоже это ясно ощущаю. Возможно, это и хорошо, что… всё так сложилось.

По осторожному намёку Тейта на состояние Дона было очевидно, что он тоже не стал рисковать тем, чтобы наши слова потом передали Мэдигану.

Я согласно пожала плечами.

— Думаю, всё в мире происходит не просто так.

3

К тому времени, как мы с Кости сели в машину для преодоления последнего участка пути к нашему дому, оставался всего лишь час до рассвета. Мы могли бы вернуться домой в Голубой Хребет быстрее, если бы всю дорогу летели, но, оставив вертолет в местном частном аэропорту, мы меньше бросались в глаза. Хотя наш ближайший сосед и находился на расстоянии в более двух десятков акров, прилетающий и улетающий вертолёт, как правило, привлекает гораздо больше внимания, чем автомобиль.

Чем меньше наша известность в этом месте, тем лучше.

Оказавшись в своей машине, мы с Кости смогли поговорить свободно. Первым пунктом в моём списке дел после «немного поспать» было «проверить вертолет на жучки», и я не имела в виду насекомых. Мэдиган произвёл на меня впечатление человека, посчитавшего бы вполне стандартной процедуру становку прослушки и устройств слежения в нашем вертолёте, пока мы с Кости находились на территории комплекса. Чёрт возьми, когда я только начинала работать с командой, и все боялись, что я перейду на тёмную сторону, Дон нашпиговывал жучками мою машину и следил за мной семь дней в неделю двадцать етыре часа в сутки. Дяде потребовались годы, чтобы начать доверять мне и отбросить слежки и прослушивание. Что-то подсказывало мне, что Мэдигану потребуется ещё больше.

- Так что у него там в голове? — спросила я.

Кости искоса взглянул на меня, направляясь вверх по извилистой дороге.

— Мутно. Он явно подозревает о моих способностях и сфабриковал против них достойную оборону.

— Правда?

Мэдиган не показался мне человеком, имеющим исключительную ментальную силу духа, необходимую для того, чтобы противостоять телепатии Кости, но думаю, это означало, что я его недооценивала.

— Он без конца повторял в голове стишки, и они — большинство из того, что я услышал, — ответил Кости с явным восхищением. — Удалось выловить среди них несколько вещей, вроде тех, что он верит, что если будет купаться в одеколоне, это сведёт на «нет» способность вампиров определять эмоции по запаху, и что он презирает Дона. Упоминание одного только имени твоего дяди вызвало целый поток мысленных оскорблений.

- Дон тоже, кажется, особой любви к нему не питает.

Надо будет спросить дядю, что там у них произошло, в следующий раз, как увижу. Может быть, всё окажется настолько банальным, как борьба за женщину; в конце концов, этого было достаточно для начала Троянской войны. И всё же, пока Мэдиган действует открыто, что бы ни произошло между ним и Доном в прошлом, это не имело значения. Мэдиган думал, что дядя мёртв и исчез. Он не знал, что прав только в одном из этих утверждений.

- Ещё он глубоко не доверяет вампирам, как ты уже сама догадалась, — добавил Кости. — А кроме этого, всё, что я услышал — куча повторов «Карл у Клары украл кораллы». Их было столько, что у меня возникло желание проткнуть себя.

Я рассмеялась. Возможно, под помпезностью и предубеждением Мэдигана скрывалось чувство юмора. Это давало мне надежду. Гордость — не худший в мире недостаток, а с предубеждением против вампиров со временем можно справиться. Но вот отсутствие чувства юмора, на мой взгляд, недостатком являлось непреодолимым.

— Я прямо-таки благодарна, что мои способности в чтении мыслей обломались до того.

Кости хмыкнул.

— Повезло тебе, лапушка.

С тех пор как кровь Кости стала представлять собой мою регулярную диету, большее количество дней я всё же могла читать мысли людей, но каждый раз через какое-то время способность пропадала. Я списывала это на то, что чтение мыслей являлось силой, которую Кости только недавно унаследовал, когда его соправитель Менчерес поделился своими грозными способностями через узы крови. Плохо, что я до сих пор так и не избавилась от своей внутренней призрачной пейджинговой системы, но опять же, спектральная вуду-сущность в крови Мари Лавуа была вековой закваски.

Наконец, мы свернули на последний гравийный участок дороги, ведущий к нашему дому. Поскольку он был на вершине небольшой горы, всё-таки прошло ещё несколько минут, прежде чем мы въехали на подъездную дорожку. Многочисленные призраки шатались у нашего крыльца и в окрестных лесах, и от их энергии мою кожу слегка покалывало. Все головы обратились в мою сторону, когда машина остановилась, но, по крайней мере, они не поспешили ко мне, когда я вышла. Мне пришлось несколько раз объяснить, принимая во внимание их энтузиазм, что только моему коту позволено крутиться вокруг меня, когда я возвращаюсь.

— Всем привет, — сказала я в качестве приветствия, поворачиваясь по кругу, чтобы охватить большую их часть. Затем я протянула руки — мой сигнал, что все, кто хотят, могут подлететь ко мне. Сразу же устойчивая полоса серебристых форм нахлынула на меня, а руки начали практически гореть от множественных контактов с призраками.

По ощущениям это по-прежнему походило на очень странную версию «дай пять», но я поняла, что призраки жаждали контакта, хоть и проходили сквозь всех — или всё — кого касались. И тем не менее, чтобы полтергейстить, руки были для них гораздо более приемлемой частью тела, чем другие места, через которые некоторые из них "случайно" пролетали. Введение приказа по автоматическому выселению для любого призрака, совершившего пролёт ниже пояса, положило конец подобным инцидентам.

Кости саркастично фыркнул, проходя мимо меня в дом. Я знала, что не была единственной, кто отсчитывал дни до того, когда же позаимствованная у королевы вуду сила исчезнет из моей крови. Хоть он и понимал причины, Кости нравилась куча разных мужчин и женщин, проносящихся через мою плоть, примерно так же, как я любила наталкиваться на его бесчисленные прошлые любовные связи.

Закончив со своей уникальной формой здороваться, я вошла в дом, скидывая куртку на ближайший стул. Голос Кости остановил меня от того, чтобы шлёпнуться там же. Его английский акцент от раздражения звучал острее.

— Фабиан дю Брак, надеюсь, у тебя для этого веские причины?

Ой-ой. Кости не использовал полное имя Фабиана, если только не бывал взбешён, и существовало всего несколько правил, установленных нами, когда мы согласились позволить Фабиану жить с нами. Войдя в гостиную, я увидела, какое из них Фабиан нарушил.

— Э-э, привет, — произнёс дух женщины, парящий рядом с Фабианом. На ней было тёмное, скорее даже бесформенное платье, делавшее всё возможное, чтобы скрыть то, что должно было быть фигуркой Мэрилин Монро, когда она была жива, а строгий хвостик лишь подчёркивал, каким естественно красивым было её лицо.

5
{"b":"152812","o":1}