ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако решиться меня заставил не один лишь гнев. Но и то, как Фабиан смотрел на Элизабет. Он перевёл взгляд на меня, и мольба в этом одном единственном взгляде укрепила моё решение.

- Я помогу тебе, — сказала я Элизабет, подняв руку в ожидании протеста Кости. Фабиан через многое прошёл ради меня, но единственным путём, которым я могла выражать свою благодарность, было простое «спасибо». И вот мой шанс показать Фабиану, что он также дорог мне, как и любой другой друг, хоть он среди них и единственный нематериальный. Помочь Элизабет — не просто правильно; это важно для Фабиана. В самом деле, был ли у меня другой выбор?

Холодные пальцы обхватили мою руку и сжали. Я отвернулась от Фабиана, чтобы встретить пристальный взгляд Кости.

— Ты не единственная, кто чувствует себя в долгу перед ним, — тихо сказал Кости. Затем его губы изогнулись, когда он сосредоточился на Фабиане. — Хотя ты мог бы дать нам задачку и полегче.

- Я буду делать всё, что понадобится, чтобы помочь вам, — поклялся Фабиан, и лицо его осветилось такой надеждой, что моё сердце сжалось. Я могла и чувствовать уверенность в нашей способности справиться с соучастником Крамера, если мы вовремя узнаем, кто этот новый ассистент, но я понятия не имела, возможно ли вообще убить привидение. Кости угрожал экзорцизмом парочке из них, но, по словам Элизабет, это, скорее всего, не сработает. Очевидная вера Фабиана пугала меня по несколько большим причинам, чем вышедший на свободу убийца. Я боялась, что подведу его после всего того, что он для меня сделал.

— Мы знаем, дружище. Ты уже доказал это, — ответил Кости.

— Спасибо, — очень тихо произнесла Элизабет.

Что-то заблестело в её глазах, и я, если б увидела такое на ком-то другом, поклялась бы, что это слёзы.

— Я пришла сюда практически без надежды. Ваш род, как правило, не связывается с нами, независимо от обстоятельств.

— Да? — Улыбка моя была невесёлой. — Зови меня пинателем задниц без дискриминационных заморочек, потому что Крамер и его помощничек заслуживают того, чтобы их уничтожили, независимо от того, к какому роду они относятся.

— Может, будет лучше, если ты останешься в комнате Фабиана, пока мы определяемся с первоначальным курсом действий, — предложил Кости, искоса бросая взгляд на Фабиана, прежде чем снова повернуться к Элизабет. — Будет спокойнее, если энергия будет исходить из той комнаты в доме, к излучениям из которой другие призраки уже привыкли.

— Конечно, — ответила Элизабет, разглаживая длинную юбку, плавно воспарив в положение стоя. — Я буду очень осторожна.

- Фабиан может посвятить тебя и в правила дома. Поговорим подробнее после, когда мы с женой отдохнём днём.

Оба привидения поняли намёк и исчезли, бормоча «спасибо». Я дождалась, пока энергия в комнате рассеется, прежде чем повернуться к Кости.

— Ты, хитрый сводник.

В его улыбке было гораздо больше, чем просто намёк на лукавство.

- Не дай я парню это преимущество, он бы, скорее всего, ещё ближайшие несколько веков собирался с мужеством сделать ей комплимент.

— Бесстыдник, — поддразнила я, стараясь говорить тихо, поскольку не знала, как далеко ушли Фабиан и Элизабет.

Смех Кости омыл меня волной, тёмной и обещающей.

— Точно, и я намерен доказать это, как только мы окажемся в постели.

Я была уставшая, с роем мыслей в голове, и дел было по самое горло, но только идиотка упустила бы такого рода приглашение.

— Наперегонки, — прошептала я и бросилась вверх по лестнице.

5

Я захлопнула крышку своего iPad, не смяв устройство в припадке гнева лишь потому, что оно было слишком дорогим.

— Что за больной чокнутый мудак!!! — выплюнула я.

Кости взглянул на меня, а потом снова перевёл внимание на дорогу.

— Говорил тебе, не читать эту книгу.

Да, это была долгая поездка в Вашингтон, округ Колумбия, книга была доступна для покупки в интернете, а изучение цели значилось первым моим шагом, когда я начинала охоту. Я знала, что Malleus Maleficarum будет нашпигована суеверным бычьим дерьмом, но недооценила глубину её порочности. Не знаю, что вызывало большее отвращение: заповеди, изложенные Крамером, или понимание того, что они властвовали сотни лет и вызвали бесчисленное количество смертей, прежде чем среднестатистический человек перестал верить, что он прав.

- Обвиняемый не имел ни малейшего шанса, — продолжила кипеть от злости я. — До доказательств вообще никому не было дела. Всё, что было нужно — «почувствовать», что женщина — ведьма, и бум! — Инквизитор мог просто схватить её. Признания вытягивались под пытками — описываются просто тошнотворные подробности, могу добавить — и даже если бедная женщина признавалась до пыток, её всё равно пытали просто для «подтверждения». А если кому-нибудь из обвиняемых удавалось не признаться, не важно, какие ужасающие вещи с ними делали, их в любом случае сжигали заживо, потому что тогда они считались нераскаявшимися. Иисусе!

Последовало ворчание:

— Не думаю, что Он имеет к этому какое-либо отношение, милая.

— Можно и не сомневаться, — пробормотала я. Религия может быть извинением, но истинными виновниками всегда были власть и порок. — Знаешь, Крамер считает женщин ответственными за всё, начиная от импотенции и кончая неурожаями. И это я ещё не начинала о его одержимости идеей, что они — зло по природе, ненасытные распутные создания.

Кости скривил губы.

— Теперь безумно хочешь убить его, да?

— О, тааак сильно. — Руки мои просто зудели от желания совершить над Крамером насилие, но так как он становился материальным, только когда сжигал заживо новых жертв на Хэллоуин, в тот момент будет уже слишком поздно. Я согласилась найти способ расправиться с ним, пока он в туманном состоянии, а это, готова поспорить, расчленёнку не включает… к сожалению.

Взгляд, который бросил в мою сторону Кости, сказал мне, что он догадался о моих мыслях. Или, быть может, заметил, как я сжимаю руки в кулаки.

— Выше голову, Котёнок. Может, тот парень, с которым мы встречаемся, найдёт особенно жестокий способ изгнать ублюдка навечно.

— Ты кажешься довольно расслабленным во всей этой ситуации, — с лёгким раздражением сказала я, замечая беззаботность в его голосе и энергии.

Кости чуть ли глаза не закатил.

— Почему бы не быть? Впервые за много лет наши отношения крепки, никто не пытается активно убить нас, а наши ближайшие друзья счастливы. Чёрт возьми, Котёнок, будь я ещё расслабленней, мне бы понадобилась сигарета.

Я уже собиралась сказать, что всё не так уж розово, учитывая дядю, застрявшего в промежуточном состоянии, потенциально проблемного Мэдигана и смертоносного призрака, разгуливающего на свободе, но потом притормозила. Не будет ли что-то стрессовое постоянно происходить в нашей жизни? Если я не научилась наслаждаться положительными моментами — а всё, на что указал Кости, было очень положительным — тогда мне придётся жить с постоянным синдромом полупустого стакана [1].

— Ты прав, — сказала я, потянувшись, чтобы сжать его бедро. — Лучше никогда не было.

Кости схватил мою руку и поднёс к своим губам, в шёпоте поцелуя коснувшись ими костяшек пальцев.

У нас всегда были проблемы, но, как и все остальные, мы будем решать их по одной за раз. Прямо сейчас Крамер был первым в списке, но со всеми проблемами, которые вызвал этот призрачный подонок, были и плюсы. Пусть Крамер и способен терроризировать и причинять людям вред, но как только он появится в поле моего зрения, он нарвётся на кое-кого своей «весовой категории». Меня нелегко напугать, к тому же призрак никогда не сможет победить вампира в драке. До Хэллоуина он не сможет даже удар нанести, а мы уложим его на лопатки задолго до того. Моё настроение улучшилось ещё больше.

- Бьюсь об заклад, этот медиум скажет нам хорошие новости, — добавила я голосом, чуть охрипшим из-за того, что язык Кости в этот момент легчайшим прикосновением скользил между моими пальцами.

вернуться

1

Стакан, в который до середины налита вода, пессимист называет полупустым, а оптимист — наполовину полным.

8
{"b":"152812","o":1}