ЛитМир - Электронная Библиотека

Но он продолжал свое:

— Малыш сможет иметь розово-голубую детскую и все, что ему нужно.

Предложение было так заманчиво! Ей хотелось согласиться! Действительно, справедливо ли по отношению к ребенку отвергать его отца? Конечно, ее привлекала не столько идея розово-голубой детской, сколько все остальное, что имел в виду Джеральд: частные школы, уроки музыки и танцев — все, что она никогда не смогла бы дать ребенку, как бы ни старалась.

Линда заставила себя продолжить разговор:

— Материальные вещи не так важны, как родительская любовь, — сказала она, но ее слова прозвучали неубедительно даже для себя самой.

— Этот аргумент вряд ли подходит для данного случая. Совсем наоборот.

Он был нрав. Если бы она приняла его предложение, у ребенка помимо матери был бы еще и отец. Была бы любовь обоих родителей. А ведь это ее сокровенное желание. И если Стронг действительно хочет воспитывать ребенка… Но он не может этого хотеть, подумала она. Ему просто жаль меня.

Джеральд видел по ее лицу, что в ней борются противоречивые чувства.

— Ты могла бы не работать, если бы хотела, — заметил он.

— Для ребенка важно, как ты им занимаешься, а не сколько.

— Мне кажется, ты сама в это не веришь. Как бы ты им занималась, приходя с работы словно выжатый лимон?

— Ну, это моя проблема, а не твоя. — Линда с трудом сглотнула. — Я не хочу губить твою жизнь, Джеральд.

— Проклятье, перестанешь ты быть наконец святее Папы Римского? — Стронг был взбешен, и это озадачило ее. Но он быстро успокоился, снова взял ее руки и произнес, глядя прямо в глаза — Остался только один вопрос. Но самый главный. Решай…

Линда понимающе нахмурилась.

— Хорошо, — прошептала она наконец. — Я подумаю об этом. И ты тоже должен подумать. Я не обижусь, если ты передумаешь. — И прежде чем он успел ответить, освободила руки и поднялась со скамьи. — Я дам тебе знать на следующей неделе.

— Не пойдет. — Джеральд взглянул на часы. — Иди домой и поспи немножко. Я заеду за тобой в семь. За ужином все и решим.

Она уставилась на него:

— Но сейчас уже два часа. Мне нужно время, чтобы все обдумать.

— Не нужно, — сказал он твердо. — Время в данном случае не имеет значения. Что два дня, что два месяца — факты другими не станут.

Линде нечего было возразить.

Стронг привез ее в один из самых старых отелей Гринвилла, где был тихий уютный ресторанчик. Она не удивилась, что он не выбрал «Сюрприз», — там они могли натолкнуться на кого-нибудь из знакомых Маргарет Вейли, а Линда была уверена, что Джеральд пока предпочел бы обойтись без расспросов. И все же какой-то маленький бесенок, вселившийся в нее, заставил сказать:

— Я не знала, что это одно из мест, где ты можешь спрятаться от знакомых.

Он опередил метрдотеля и помог своей даме сесть в кресло.

— Я хотел сначала пригласить тебя в «Сюрприз», — объяснил Джеральд, — но подумал, что этот вращающийся ресторанчик может вызвать головокружение. Кроме того, столики там стоят так близко, что совершенно невозможно обсуждать что-либо, если не хочешь, чтобы об этом услышали все посетители.

Линда в смущении опустила глаза на розовую салфетку, которую метрдотель положил ей на колени. Конечно, Джерри не хочет возбуждать чей-либо интерес, пока они не решили, что делать.

— Не возражаете, если я позову официанта по винам, мистер Стронг? — поинтересовался метрдотель и был удивлен, когда Джеральд отклонил его предложение:

— Не сегодня. Я думаю, мы закажем минеральную воду. Или ты предпочитаешь что-нибудь еще, Линда?

Она покачала головой.

— Тебе не нужно особенно беспокоиться обо мне.

Джеральд внимательно посмотрел на нее.

— Мне кажется, кто-то все же должен этим заняться.

Линда не поднимала глаз от меню. Совершенно нелогично было бы расценивать его слова как критические в свой адрес. Джеральд знает, что она неважно себя чувствует, а когда человек болен, он особенно нуждается в помощи. Почему же тогда ей кажется, будто на самом деле он хотел сказать, что она выглядит ужасно? А ведь так старалась выглядеть сегодня как можно лучше. Надела свое любимое платье густого красного цвета, оживлявшее лицо. Закрасила темные круги под глазами. Джеральд посоветовал ей поспать. Интересно, он действительно полагал, что она сможет уснуть, когда у нее голова раскалывалась от мыслей, что же делать?

Официант принес бутылку минеральной воды, открыл ее и разлил в бокалы, всем своим видом показывая, что не одобряет скромный вкус своих клиентов.

Джеральд поднял бокал.

— Тост!

— За что?

— За малыша. За наше будущее.

Линда растерялась.

— Джерри, я даже не знаю… Ты предлагаешь безумное решение проблемы.

— Такова сама проблема. — Он пожал плечами. — И что безумного в предлагаемом решении?

— Но почему именно женитьба? Хорошо, признаю, что я, возможно, не справлюсь одна. Мне, может быть, понадобится финансовая помощь. Но…

Джеральд нахмурился, рассматривая пузырьки в бокале.

— Если я буду заниматься твоей финансовой поддержкой, значит, мне и правила устанавливать. Не так ли?

Она взглянула на него с удивлением.

— Ты знаешь, это вызовет разговоры. Мужчина, не собиравшийся никогда расставаться со своей свободой, вдруг обзаводится не только женой, но и ребенком…

— Возможно, я наконец прислушался к мнению Криса. Он давно говорил мне, что быть женатым — большое преимущество. Признаю, конечно, что мы не самая романтическая влюбленная пара сезона, но…

— Вот именно, — пробормотала Линда, но он продолжал, казалось, не слыша ее:

— …Супружество еще не конец света. И, я думаю, это единственное решение всех наших проблем. — Он оттолкнул в сторону суповую ложку, которую вертел в руках, и взял вилку. — Опять же, если мы поженимся, ты снова сможешь вернуться на свою работу, когда захочешь.

— Ты хочешь, чтобы я вернулась? — неуверенно спросила Линда, — Я думала…

— Хочу ли я? — Улыбка Джеральда буквально засветилась. Он наклонился через стол и взял ее руку. — Хорошо, признаю: ты поймала меня. Я хочу этого только потому, что горы бумаг на моем столе грозят похоронить меня заживо. Я не могу без тебя, Линда. Я готов на все, чтобы снова заполучить тебя в компанию.

Она попыталась вырвать руку, но он крепко держал ее.

— То, что нам хорошо работалось вместе, не причина для женитьбы, — запротестовала она.

— И в то же время это немало. — Его голос звучал взволнованно — Кто знает, может, нам удастся на этом построить хороший брак?

Линда закрыла глаза и прошептала:

— Что ты хочешь от этого брака, Джерри?

Он заколебался с ответом, но, когда заговорил снова, и уже совершенно буднично, она знала, что каждое его слово — правда.

— Я хочу, чтобы этот ребенок рос в заботе, ни в чем не нуждался и был счастлив. Вот и все.

Она опустила взгляд на сплетенные пальцы рук и подумала: мы нравились друг другу, вот и попали в такую ситуацию. Может, он и прав, считая, что из нашего брака что-нибудь получится. Ради ребенка стоит рискнуть…

— Хорошо, — сказала она тихо. — Я согласна.

У него прекрасная улыбка, подумала она. Отблески огоньков свечей отражались в его глазах, и какая-то теплая волна подхватила ее, успокаивая и заглушая все сомнения.

Его поступками тоже нельзя было не восхищаться. Ведь известно, что многие мужчины в подобных обстоятельствах виляют и хитрят, сомневаются, отрицают свою ответственность. А многих вообще приходится заставлять оказывать хотя бы минимальную помощь ребенку. Но Стронг…

Почему же тогда ее не покидает чувство неуверенности? Почему ей кажется, что у Джеральда есть какие-то скрытые мотивы? Почему у нее такое чувство, что если она недоглядит, то превратится в марионетку, которая окажется во власти неведомого кукловода?

Не будь глупой, сказала она себе. Никто еще никогда не манипулировал тобою. И никто не решится даже подумать об этом.

Глава шестая

Линда подъехала к посту охраны и, нажав на тормоза, высунулась в окошко.

14
{"b":"153190","o":1}