ЛитМир - Электронная Библиотека

Дверь кабинета Джеральда открылась, и оттуда вышел посетитель. Остановившись на пороге, он пожал руку вышедшему вслед хозяину.

— Спасибо. Зайду обязательно, когда в следующий раз буду в Гринвилле.

Мужчина попрощался также с Линдой и Глорией. При виде Маргарет его глаза заметно расширились, но он не успел ничего сказать, потому что как раз в этот момент Джеральд произнес: — Заходи, Марго, — и отступил от двери, пропуская ее в кабинет.

Стронг не удивился, увидев ее здесь, поняла Линда. Значит, знал, что она должна прийти. И если он, как получается, не собирался ужинать с клиентом, значит, заказал столик в ресторане для себя и Маргарет.

Дыхание у Линды участилось, и она почувствовала резкую боль в груди. Хуже всего было то, что не вызывала сомнений причина этой боли. Это была ревность.

У меня нет никаких поводов для этого, сказала она себе. Я его жена, пусть хотя бы и формально, мать его ребенка. Что из того, что он собирается ужинать с какой-то женщиной? Значит, у него есть на это причины. Супруг дал мне клятву перед судьей, а Джеральд человек слова. И он не нарушит эту клятву, так же как и я свою. Но правда в том, вынуждена была признать Линда, что ее больше не устраивало такое положение вещей. Она хотела большего, чем быть формальной женой или только матерью его ребенка. Она хотела быть его любовью, самой важной частью его жизни, тем, чем теперь он стал для нее.

Линда не заметила, когда ее чувства к нему перешли грань обычного уважения и выросли в нечто большее. Так когда же, спросила она себя с горечью, я влюбилась в Джеральда Стронга?

Глава восьмая

Это не была любовь с первого взгляда. Она едва запомнила его имя во время их первой встречи, вскоре после того, как начала работать у Кристофера. Джеральд был для нее одним из многих сотен безымянных лиц в компании, где все называли друг друга по именам, даже такого большого босса, как Кристофер. Откуда ей было знать, что положение Джеральда намного выше, чем тех, кто проходил через приемную.

Но Линда никогда не забудет их второй встречи. Она сидела тогда на месте Глории. Джеральд пришел из своего кабинета к отцу, а она заставила его долго ждать в приемной, потому что ему не было назначено время приема. И только увидев, как Кристофер приветствует его, девушка поняла, какую ошибку допустила.

Позже, когда Джеральд ушел, она робко вошла в кабинет Кристофера, чтобы объяснить ситуацию. Джеральд, сказала она, не объяснил, кто он, и если Крис считает, что ее надо уволить за то, что не умеет читать мысли, то пусть увольняет.

Кристофер затрясся от смеха, а когда успокоился, сразу, словно забыв, зачем она пришла, усадил ее в кресло и продиктовал несколько писем.

Когда на следующий день Линда нашла Джеральда и, испытывая неловкость, извинилась перед ним, он подарил ей свою первую, неотразимо теплую улыбку и визитную карточку — чтобы она больше не забыла его, как он сказал… Как можно было не любить этого человека? И невозможно было не испытывать к нему уважения, потому что, как бы серьезно ни обстояли дела, он никогда не вымещал свои чувства на окружающих. Он не требовал от сотрудников непосильной работы, но каким-то образом заставлял каждого выкладываться на работе до конца. А еще он всегда был готов поддержать людей в трудную минуту.

Именно это он и сделал — почти автоматически и даже не зная почему, — когда Брайан бросил ее. Линда чувствовала себя отвергнутой, преданной, никому не нужной, а Джеральд проявил к ней доброту. Его отношение к ней помогло ей забыть свою боль и возымело целительный эффект. Неудивительно, что она в тот вечер испытывала к нему такую нежность.

Но нормально ли с ее стороны испытывать такие сильные чувства? — спросила Линда себя. Не странно ли, что она так быстро оправилась от неудавшейся любви и перенесла свою нежность на другого мужчину, как бы хорошо он к ней ни относился?

А может, эти чувства оказались совсем не так уж и неожиданными? Может, ее отношение к Брайану изменилось еще до того, как произошел разрыв? Если честно себе признаться, была ли для нее измена Брайана ударом в сердце или ударом по самолюбию?

Линда нахмурилась. Последние несколько месяцев она почти не видела Брайана — он был в бесконечных служебных командировках. А может быть, старательно избегал ее, чтобы их отношения не мешали ему ухаживать за Деллой? Помнится, она говорила себе, что понимает его, понимает необходимость его постоянных отлучек, зато потом они компенсируют эти долгие дни разлуки. Но так ли уж она переживала из-за этого? Может быть, ее чувства к Брайану уже тогда постепенно угасали и то, что казалось любовью, стало не более чем привычкой? А когда она узнала о его помолвке с Деллой, была затронута только ее гордость? И, может, она влюбилась в Джеральда еще до того, как Брайан оставил ее?

Мне повезло, считала Линда. Но это признание далось ей нелегко. Прежде требовалось признать себя дурочкой, которая не догадывалась, что с ней происходит. Возможно, в этом была повинна ее совместная работа с Джеральдом. Она так долго проработала с ним и никогда не позволяла себе относиться к нему иначе как к шефу — по крайней мере, сознательно. Или ей помешали увидеть правду их дружеские отношения? Она не заметила, как чувство уважения медленно переросло в более глубокое. Однако теперь, оглядываясь назад, она поняла, что с каждым днем ее любовь к Стронгу становилась все сильнее, хотя сама и не догадывалась об этом, не замечала происходивших в ней перемен.

Ей так хорошо было с ним в Большом доме, на помолвке у Деллы! Тогда ей показалось, что она просто нуждается в человеческом участии, неважно в чьем. Но это было не так. Только Джеральд мог заставить ее испытать такие чувства. Только он, потому что она уже хотела его. И поэтому, когда он отвез ее домой той ночью…

— Я все это подстроила, — прошептала Линда.

Пусть неосознанно, но она действительно сделала это, хотя и не планировала близость с Джеральдом, как не планировала и ребенка. Но честность требовала признать, что она не предприняла ничего, чтобы предотвратить беременность. Ведь любая здравомыслящая женщина сообразила бы, что выбрала не самое подходящее время для такой игры. И вот теперь Джеральд пришел ей на помощь, чтобы спасти от разрушительных последствий ее поступка.

Да, Джеральд, с его чувством долга, не принадлежал к тем мужчинам, которые могут отвернуться от своего ребенка. Но не было ли в его поступке каких-нибудь других, скрытых причин? Линда не впервые думала об этом и каждый раз отгоняла подобные мысли. Сама же она, хотя внешне и колебалась, выходить ли за него замуж, и даже позволила уговаривать себя, в действительности отчаянно хотела стать его женой и просто ухватилась за его предложение — так ей теперь казалось.

Раздался легкий стук, и в дверях показался Джеральд. Линда даже не успела принять соответствующий деловой вид.

— С тобой все в порядке? — спросил он. — Глория волновалась.

— И поэтому сразу побежала к тебе? — Вопрос прозвучал саркастически, и Линда сразу пожалела об этом.

— Тебе не свойствен такой тон, Линни. Может, нам позвонить Кэтрин Марлоу?

— Диагностировать мое настроение? Я сама могу это сделать. — Она повернула кресло так, чтобы свет лампы оказался у нее за спиной. — У меня все нормально, просто я смертельно устала.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Почему бы тебе не поехать домой и не вздремнуть?

И просидеть дома одной верь вечер? Гадая о том, что он делает в это время?

— Нет, — сказала она. — Мне нужно не поспать, а немного развлечься. — Линда стала не глядя складывать папки. — Может, мне сходить в музей искусств на новую выставку?

Она думала, что сейчас Джеральд повернется и уйдет, но вместо этого он обошел стол и сел в кресло рядом с ней.

— А какая там выставка?

— Французские импрессионисты. — Линда задвинула ящик и потянулась за сумочкой.

— Не возражаешь, если я увяжусь с тобой?

Она чуть не подпрыгнула от удивления.

21
{"b":"153190","o":1}