ЛитМир - Электронная Библиотека

Линда облегченно улыбнулась.

— У тебя проблемы с белыми кружевами? — спросила она с вызовом. — Мальчик не вырастет из-за этого маменькиным сынком, так же как девочка не станет сорванцом только потому, что научится правильно бросать бейсбольную биту.

Его глаза загорелись:

— Я подозреваю, ты собираешься научить ее этому?

— А что, я могла бы.

И, забыв серьезность, они смеялись и подшучивали друг над другом до конца ужина. На десерт Джеральд заказал себе кофе, а Линда, к ужасу официанта, попросила молока.

Домой супруги вернулись поздно. В лифте Линда с трудом подавила зевок. Она чувствовала себя раскрепощено и была почти счастлива. Они провели вместе такой чудесный вечер. Разве было бы так хорошо ей одной?!

Джеральд взял у нее пальто, а Линда прошла в гостиную и встала у окна, глядя на золотые огни города. Если она будет скрывать приступы меланхолии, которые теперь часто накатывали на нее, и постарается сделать их дом уютным, может быть, супруг когда-нибудь…

Джеральд вошел в комнату и встал у нее за спиной. Она не обернулась, но почувствовала это, и, когда он положил руки ей на плечи и привлек к себе, ее сердце бешено заколотилось.

Когда-нибудь…

— Ты как будто собралась заплакать? — прошептал он.

Линда покачала головой.

Его губы коснулись ее виска, опустились к щеке, он медленно приподнял волосы супруга и поцеловал мочку уха с тоненькой золотой сережкой. Ее голова легла на его плечо.

— Линни, — пробормотал он. Его руки скользили по ее плечам, пока не обвились вокруг нее. Он крепко прижал жену к груди.

Она закрыла глаза. Жгучее желание охватило женщину. Она мечтала о поцелуе, и мечта сбылась. Ласковое прикосновение его губ потрясло все ее существо.

Неужели, мелькнуло у нее в голове, поцелуй может быть одновременно таким нежным — не более чем легкое прикосновение — и таким могущественным? Линда чувствовала себя как начавшее таять в жаркий день мороженое. Результаты могли быть непредсказуемы. Это было именно то, чего она хотела в глубине души. Джеральд поднял голову. Линда глубоко вздохнула, стараясь наполнить легкие воздухом, крепко сжала его плечи и вдруг почувствовала, что ноги уже не держат ее.

Теперь Джеральд обнимал ее по-другому. Она уже не была прекрасной пленницей — нет, он дарил ей уверенность и ощущение безопасности. Чувствуя, что может не бояться упасть, Линда обмякла в объятиях супруга.

Он снова поцеловал ее висок, волосы и ласково сказал:

— Ты выглядишь усталой. Может, тебе все-таки следовало поспать днем?

Она удивленно отпрянула от него. Ей казалось, что это начало, а не конец. Не говорить же ему сейчас, что она совсем не чувствует себя усталой…

Джеральд медленно разжал объятия, продолжая еще поддерживать за плечи.

— Надо позвонить Тому. Наверное, он дома сейчас. Спокойной ночи, Линни. Хороших снов.

Все. Он больше не задерживал ее. Линда ушла в свою комнату, призывая на помощь остатки гордости и самообладания. Расчесывая волосы перед зеркалом, она снова затеяла мысленный разговор. Зачем притворяться? Такие игры для детей, а она уже давно не ребенок. У нее только один выбор — принимать то, что ей предлагают, и не надеяться на большее. Не стоит обманывать себя надеждой на то, что, если она будет с Джеральдом нежной и милой, он когда-нибудь тоже сможет полюбить ее. Такие вещи случаются только в сказках.

Глава девятая

Агент по продаже недвижимости, не скрывая недовольства, захлопнула входную дверь. Пока она возилась с ключом, Линда, уже отойдя на несколько шагов к калитке, еще раз оглянулась на дом.

С виду это был идеальный коттедж из красного кирпича. Он так ей понравился, когда они с Джеральдом проезжали мимо однажды вечером, что Линда захотела немедленно осмотреть его. Внешний вид дома сочетал в себе все, о чем она мечтала: белые колонны, зеленые ставни, солнечная галерея, мансарда, уютная лужайка. К тому же здесь было тихо — всего в округе насчитывалось, наверное, не более полудюжины домов.

Однако внутри дом представлял собой совсем противоположную картину. Комнаты — малюсенькие и темные. Кухня — прямо-таки памятник древности. Ванные комнаты очень примитивные. Спальни на втором этаже — смежно-проходные. Хотя Линда и согласилась с агентом В том, что все это можно переделать, она понимала, что к апрелю ничего не получится, с учетом приемлемых цен, конечно.

За последние полмесяца она осмотрела около дюжины домов и не нашла ничего подходящего. У нее уже начал складываться пессимистический взгляд на вещи.

— Что еще можно посмотреть? — спросила Линда. — У меня есть сегодня свободное время.

Женщина демонстративно отряхнула руки.

— Я уж и не знаю, что еще показать вам, миссис Стронг. Вы настаивали на доме определенного типа, осмотрели все, значащиеся в нашем реестре, и все отвергли.

— Вы спросили, чего я хотела бы, и я вам сказала. — Линда прикусила язык. Эта дама ведь не виновата, что в продаже нет того, что бы ей хотелось купить. — Может, если я еще раз просмотрю ваш каталог…

Женщина взглянула на часы.

— Извините, но у меня назначена еще одна встреча. Возможно, в другой раз.

И, может быть, с другим агентом, подумала Линда. Эта особа, казалось, не принимала ее всерьез.

Проезжая по тихой пустынной дороге, устланной ковром золотистых осенних листьев, Линда еще раз подумала, что ей хотелось бы жить именно здесь. Но увы! Была уже середина октября. Пока оформили бы купчую на дом, нашли архитектора, согласовали план реконструкции, наняли строителей, наступило бы уже Рождество, а фактическая работа еще и не началась бы.

Она вела машину, раздумывая, чем бы еще заняться сегодня. Конечно, можно вернуться на работу, где ее ждала масса дел, но сегодня почему-то не хотелось снова идти в офис. День принес одни разочарования. Линда пребывала в дурном настроении и просто нуждалась в участии. Джеральд уехал на конференцию в Абингтоне, и она даже не могла сообщить ему об очередной неудаче с домом. Впрочем, даже если бы он был здесь, вряд ли стоило беспокоить его — все, что касалось их личной жизни, она старалась решать вне стен офиса.

И это не единственное, в чем Линда проявляла осторожность в эти дни. Хотя она знала, что это глупо и бесполезно, Но где-то в душе тлел уголек надежды. Было ощущение, что ей пришлось заключить сделку с судьбой. Что-то вроде взрослого варианта игры в классики, когда дети прыгают по плитам мостовой и ни в коем случае нельзя наступить на черту. «Прыг, скок, где черта, там беда». Если она наступит на черту, Джеральд никогда не полюбит ее.

Нелегко казаться все время жизнерадостной независимо от того, что у нее на душе. Нелегко всегда стараться предвосхитить желания Джеральда, чтобы не создать сложных ситуаций. Она устала от этого. Устала быть осторожной, устала думать, как бы не сказать чего-нибудь лишнего. Устала.

Линда ударила кулаком по рулю, и, как ни странно, это помогло ей разрядиться. Неожиданно из-за противосолнечного козырька выпал снимок, который ей дали после очередного обследования. Изображение немного напоминало переросшую креветку. Она с трудом разглядела головку ребенка, но все остальное для ее неопытного взгляда было недоступно, хотя врач в лаборатории пытался показать ей ручки и ножки и заверял, что плод развивается нормально. Она разглядела мордашку, да и то лишь потому, что ребенок захотел сфотографироваться в профиль. Девочка это или мальчик, сказать пока не мог даже врач.

При одном взгляде на этот снимок Линду охватила теплая волна нежности. Она долго держала его в руках, потом положила на прежнее место, за козырек, и решила навестить Сьюзен. Подруга наверняка окажет моральную поддержку, так необходимую сейчас. К тому же Сьюзен интересно будет взглянуть на снимок, она выслушает жалобы Линды на неудачные поиски дома, посочувствует. За чашкой чая они поболтают, и, возможно, после этого все покажется легче и проще.

Линда едва успела дотронуться до звонка, как дверь приоткрылась и в проеме показалась сияющая Милли. Одной рукой она пыталась снять дверную цепочку, а другой отчаянно жестикулировала. Линда рассмеялась и сделала ей знак не торопиться, но бесполезно. Наконец Милли справилась с дверью и бросилась в объятия гостьи. Крепко поцеловав Линду в щеку, девочка энергично потащила ее на кухню.

24
{"b":"153190","o":1}