ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Читая дальше, Холл узнал, что на самом верхнем, первом уровне расположен крупный комплекс электронно-вычислительных машин для анализа поступающей информации, который обслуживает все уровни. Такая система была признана приемлемой, поскольку при решении биологических задач реальное астрономическое время не имеет особого значения по сравнению с возможностью полного использования машинного времени; к тому же комплекс способен обрабатывать несколько задач одновременно.

Он продолжал листать папку в поисках раздела, который его заинтересовал – «Гипотеза решающего голоса», – и наткнулся на весьма необычную страницу.

Стр. 255 (всего 274 страницы)

По распоряжению Министра обороны данная страница из настоящего дела изъята

НОМЕР СТРАНИЦЫ: двести пятьдесят пять (255) Кодовое наименование программы: «Лесной пожар»

СОДЕРЖАНИЕ ИЗЪЯТОГО МАТЕРИАЛА: Гипотеза решающего голоса

ДЛЯ СВЕДЕНИЯ ЧИТАЮЩЕГО: данная страница изъята в соответствии с установленными правилами. Докладывать об ее отсутствии нет необходимости.

Холл хмурился, разглядывая страницу и пытаясь уразуметь, что это значит, когда его окликнул пилот:

– Доктор Холл!

– Да?

– Только что прошли последний контрольный пункт. Через четыре минуты посадка…

– Хорошо. – Холл помолчал, потом спросил:

– Вам известно, где мы садимся?

– Полагаю, во Флэтроке, штат Невада…

– Ясно, – сказал Холл.

Через несколько минут самолет выпустил закрылки и начал гасить скорость.

* * *

Невада – идеальное место для базы «Лесной пожар». Из пятидесяти штатов это седьмой по размерам территории и сорок девятый по численности населения, иначе говоря, самый малонаселенный штат после Аляски. А если учесть, что из 440 тысяч жителей «Серебряного штата» 85 процентов сосредоточены в трех городах – Лас-Вегасе, Рино и Керзон-Сити – и что средняя плотность населения здесь всего 1 человек на квадратный километр, то для выполнения программ, подобных «Лесному пожару», лучших условий просто не придумаешь. Не случайно на территории Невады размещено так много секретных баз.

Наряду с известным атомным полигоном Винтон-Флэтс Невада может похвастаться станцией сверхвысоких энергий в Мартиндейле и координационным центром ВВС вблизи поселка Лос-Гадос. Большинство таких учреждений расположено в южной части штата – они родились еще до того, как Лас-Вегас разросся и стал привлекать по 20 миллионов гостей в год. В более поздние времена для правительственных исследовательских станций была облюбована северо-западная, почти безлюдная окраина штата. В секретных списках Пентагона значится пять новых объектов в этом районе; чем там занимаются – никому не известно.

Глава 10

Первый уровень

Холл приземлился сразу после полудня, в самое жаркое время суток. Небо было бледное, безоблачное, солнце нещадно палило, и когда Холл шел по взлетной полосе к единственному строению – приземистому железному бараку, то, невзирая на февраль, размягченный асфальт проминался под ногами. Холл подумал даже, что аэродром этот, вероятно, предназначен в основном для ночных полетов: ночами здесь холодно, и асфальт, естественно, твердеет…

Внутри барака была прохлада – ее поддерживали два массивных рокочущих кондиционера. В углу приткнулся карточный столик, и за ним два летчика играли в покер, попивая кофе; в другом углу часовой с автоматом на ремне разговаривал по телефону. На Холла часовой даже и не глянул.

Рядом с телефоном стояла кофеварка. Холл подошел к ней вместе со своим пилотом, и они налили себе по чашке.' – А где же городок? – спросил Холл, глотая кофе. – Когда мы подлетали, я что-то ничего не видел.

– Не знаю, сэр.

– Вы что, никогда здесь не бывали?

– Никак нет, сэр. Этот аэродром – в стороне от основных маршрутов…

– Кого же он тогда обслуживает?..

Летчик не ответил – в комнате появился Ливитт и жестом подозвал Холла. Тот последовал за микробиологом в конец барака, и они вышли снова в полдневную теплынь, к светло-голубой легковой машине. На ней не было ни номера, ни других опознавательных знаков; не было и шофера. Ливитт втиснулся за руль и кивнул Холлу, чтобы тот сел рядом.

– Невысоко нас тут ценят, я вижу, – сказал Холл, когда машина тронулась.

– Еще как ценят! Просто шоферов здесь не держат. Численность персонала сокращена до минимума. Чтобы поменьше было праздных болтунов.

Они ехали по унылой всхолмленной местности. Вдали маячили голубые горы, дрожащие в полуденном мареве. Дорога была ухабистая и пыльная, казалось, она заброшена много лет назад. Холл спросил, как это понять.

– Надувательство, – усмехнулся Ливитт. – Пришлось немало повозиться с этой дорожкой. Она обошлась в пять тысяч долларов…

– Почему?

Ливитт пожал плечами.

– Надо было убрать следы тракторов. Здесь и по соседним дорогам перевезено в разное время до черта всякого тяжелого оборудования. И нам совершенно не нужны расспросы…

– Кстати, о предосторожностях, – заметил Холл, помолчав. – Я в самолете читал материалы. Там упоминается ядерный самоликвидатор…

– Ну и что?

– Он существует?

– Существует.

Для организаторов лаборатории «Лесной пожар» это устройство было в свое время форменным камнем преткновения. Стоун и другие настаивали на том, чтобы право окончательного решения – взрывать или не взрывать – оставалось за ними. Комиссия по атомной энергии и исполнительные власти упирались. Ведь правительство никогда еще не выпускало контроль над ядерным устройством из своих рук. Стоун утверждал, что, если в лаборатории произойдет утечка, у них попросту не будет времени, чтобы запросить Вашингтон и получить санкцию президента. Прошло немало месяцев, прежде чем президент внял этим доводам.

– Я там прочитал, – сказал Холл, – что устройство связано с какой-то «гипотезой решающего голоса».

– Так оно и есть.

– Но в чем там дело? Эта страница из моей папки изъята.

– Знаю, – сказал Ливитт. – Мы поговорим об этом потом.

* * *

Машина свернула с выщербленного асфальта на грунтовую дорогу и подняла такое облако пыли, что пришлось закрыть все окна. Холл достал сигарету.

– Это ваша последняя, – предупредил Ливитт.

– Ладно. Дайте хоть эту выкурить со вкусом…

По правую руку мелькнул щит с надписью «Государственная собственность. Вход воспрещен», но ни забора, ни охраны, ни собак не было – один только это обшарпанный, облезлый щит.

– Грандиозные меры безопасности, – заметил Холл.

– Не беспокойтесь, нас охраняют гораздо лучше, чем кажется. Просто мы стараемся не привлекать внимания…

Они проехали еще километра полтора, подскакивая на ухабах, и наконец перевалили через бугор. Перед Холлом открылся круг метров ста в диаметре, обнесенный высоким крепким забором, с колючей проволокой поверху. Внутри круга на неубранном кукурузном поле стояло небольшое деревянное здание.

– Кукуруза? – удивился Холл.

– А что? Разве не остроумно?

Подъехали к воротам. Навстречу вышел человек в грубых фермерских штанах и тенниске, с бутербродом в руке. Энергично работая челюстями, он отпер ворота. Потом подмигнул, улыбнулся и, не переставая жевать, махнул, чтобы проезжали. Вывеска у ворот гласила:

Государственная собственность Министерство сельского хозяйства США Опытная станция по освоению пустынных земель Ливитт провел машину в ворота, затормозил у деревянного здания и вылез, оставив ключ в замке. Холл последовал за ним.

– А теперь куда?

– В дом, – ответил Ливитт.

Они вошли в здание и попали прямо в небольшую комнату. У шаткого столика сидел мужчина в ковбойской шляпе и клетчатой рубахе с плетеным галстуком. Он читал газету и, как тот сторож у ворот, закусывал. Подняв на них глаза, он добродушно осклабился.

– Привет, – сказал он.

– Здравствуйте, – ответил Ливитт.

19
{"b":"15322","o":1}