ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не менее пессимистически был настроен Бертон и относительно результатов электронной микроскопии. Электронный микроскоп, конечно, ценный инструмент, но иногда он не облегчает задачу, а, напротив, затрудняет ее. Он дает огромное увеличение и выявляет множество деталей – если только вы знаете, куда смотреть! Электронный микроскоп очень хорош для исследования отдельной клетки или части клетки – но сначала надо решить, какую именно клетку исследовать. А в человеческом организме клеток миллиарды.

К концу десятого часа непрерывной работы Бертон откинулся на спинку кресла и подвел итоги своим наблюдениям. Он составил краткое резюме:

1. Смертоносный агент имеет размер приблизительно один микрон. Таким образом, это не газ, не молекула, даже не белковая молекула и не вирус. Размер его соответствует размеру клетки, и он, вполне возможно, и есть какой-то одноклеточный организм.

2. Агент переносится по воздуху. Мертвые организмы не заразны.

3. Агент проникает в организм жертвы через легкие при вдохе. Оттуда он предположительно проходит в кровь и вызывает свертывание.

4. Агент вызывает смерть вследствие свертывания крови. Смерть наступает через несколько секунд и совпадает по времени со свертыванием крови во всей кровеносной системе.

5. Антикоагуляционные препараты не предотвращают смертельного исхода.

6. Никаких других патологических изменений, помимо свертывания крови, в организме умершего животного не обнаружено.

Бертон перечитал написанное и покачал головой. Антикоагулянты, быть может, и не действуют, но факт остается фактом: есть что-то, способное приостановить процесс. Есть какой-то способ предотвратить смерть, Он знал это наверняка.

Потому что два человека выжили.

Глава 17

Пришел в себя

В 11.47 Марк Холл склонился над панелью ЭВМ, на которой светились результаты лабораторных анализов, взятых у Питера Джексона и ребенка. ЭВМ выдавала результаты, как только они поступали из автоматической лабораторной аппаратуры; к этому времени почти все анализы были уже готовы.

Ребенок, как убедился Холл, был совершенно здоров. ЭВМ сообщила об этом недвусмысленно:

Пациент: ребенок

Все показатели в пределах нормы

С Питером Джексоном дело обстояло иначе. Тут имелись отклонения от нормы, и весьма существенные.

ПАЦИЕНТ: ДЖЕКСОН ПИТЕР

ПОКАЗАТЕЛИ, ОТКЛОНЯЮЩИЕСЯ ОТ НОРМЫ:

ВИД АНАЛИЗА /НОРМA /ФАКТИЧЕСКИ/МАТОКРИТ

8-54

1 первичн.

25 повтори.

29 повтори.

33 повтори.

37 повтори.

Остаточный азот /0-20 /50

Ретикулоциты /1 /6

В крови значительное количество незрелых эритроцитов

РН крови /7,40 /7,31

РОЭ /9 /29

Амилаза /70-200 /450

Некоторые результаты было нетрудно понять, другие пока представляли собой загадку. Гематокрит, например, повысился, поскольку Джексону переливали кровь, насыщенную эритроцитами. Остаточный азот, характеризующий работу почек, оказался выше нормы, вероятно, вследствие недостаточности кровообращения.

Другие показатели были характерны для потери крови. Ретикулоциты поднялись с 1 до 6 процентов в связи с общим анемичным состоянием пациента. Обилие незрелых эритроцитов показало, что организм стремится возместить потерю крови, вводя в общий ток молодые, незрелые клетки. Протромбиновое время свидетельствовало, что, несмотря на кровотечение где-то в желудочно-кишечном тракте, свертываемость крови у Джексона вполне нормальная. Скорость оседания эритроцитов указывала на наличие процесса разрушения тканей. Какие-то ткани в организме Джексона отмирали.

А вот значение рН объяснить было гораздо сложнее. Цифра 7,31 указывала на повышенную кислотность крови, хотя и не чрезмерную. В чем тут дело, Холл понять не мог. ЭВМ, впрочем, тоже.

Пациент: Джексон Питер

Вероятный диагноз

1. Острая и хроническая кровопотеря, вероятность желудочно-кишечного происхождения – 0,884

Других статистически существенных источников нет

2. Повышенная кислотность крови

Происхождение неизвестно

Требуются дополнительные данные. Запросить историю болезни

Холл перечитал рекомендации ЭВМ и пожал плечами. Не хватало еще, чтобы она предложила поговорить с пациентом! Легко сказать – ведь Джексон был без сознания, и даже если он принял что-нибудь, от чего кровь стала кислой, узнать об этом, пока он не придет в себя, нельзя.

А может, попробовать анализ на газы крови? Холл отстучал на клавишах ввода дополнительное задание.

Но ЭВМ стояла на своем:

История болезни предпочтительнее новых анализов Холл отстучал: «Пациент без сознания».

ЭВМ как будто призадумалась – и вдруг зажегся ответ:

Объективно потери сознания нет. Электроэнцефалограмма регистрирует альфа-ритм, соответствующий обычному сну – Да будь ты проклята, – выругался Холл. Он глянул сквозь окно на Джексона и увидел, что тот и в самом деле шевелится во сне. Холл торопливо прополз по туннелю-шлангу к комбинезону и склонился над своим пациентом:

– Мистер Джексон, проснитесь…

Старик медленно открыл глаза и уставился на Холла. Моргнул удивленно раз, другой.

– Не пугайтесь, – спокойно сказал Холл. – Вы больны, и мы вас лечим. Вам уже лучше, не правда ли?..

Джексон проглотил слюну и кивнул. Казалось, он боится проронить слово. Но мертвенная бледность уже сменилась румянцем на щеках и из-под ногтей ушла синева.

– Как вы себя чувствуете?

– Ничего… Кто вы?..

– Меня зовут доктор Холл. Я ваш лечащий врач. У вас было сильное кровотечение. Пришлось сделать вам переливание крови.

Джексон кивнул, вроде бы даже не удивившись. Холл отметил про себя неожиданно спокойную реакцию старика, и его осенило:

– У вас это и раньше бывало?

– Бывало. Дважды.

– А как начиналось раньше?

– Что-то не пойму, где я, – сказал старик, озираясь. – Это что, больница? И почему на вас эта штука?..

– Нет, это не больница, а специальная лаборатория в штате Невада.

– Невада? – Он закрыл глаза и помотал головой. – Но я живу в Аризоне…

– Теперь вы в Неваде. Мы привезли вас сюда, чтобы вам помочь…

– А почему на вас эта штука?

– Мы привезли вас из Пидмонта. Там была эпидемия. Вы сейчас в изоляторе.

– Значит, я заразный?

– Пока еще не ясно. Но мы обязаны…

– Слушайте, – сказал вдруг Джексон и попытался встать. – Не нравится мне тут. Страшно. Я домой пойду. Я не хочу…

Он сделал еще одну попытку встать, тщетно борясь с ремнями. Холл мягко толкнул его обратно на подушку.

– Успокойтесь, мистер Джексон. Все будет хорошо, успокойтесь. Поймите, вы очень больны…

Джексон нехотя откинулся на спину.

– Дайте сигарету…

– Извините, но придется вам обойтись без сигарет.

– Какого черта! Я курить хочу.

– К сожалению, курить здесь нельзя.

– Слушай-ка, милый, поживи с мое, так сам будешь знать, что тебе можно, а чего нельзя. Мне и раньше твердили: острого нельзя, курева нельзя, выпить тоже нельзя. Я попробовал. Думаешь, лучше стало? Хуже некуда…

– Кто вам говорил обо всем этом?

– Как кто? Врачи.

– Какие врачи?

– Да в Финиксе. Шикарная больница – машинки всякие блестят, халаты накрахмалены. Да, шикарная больница. Я бы нипочем туда не пошел, если б не сестра. Она там, понимаешь, в этом Финиксе живет. С мужем со своим, с Джорджем, дурак он набитый… Я и не хотел совсем туда в эту больницу, я отдохнуть хотел, и все. А она уперлась, ну я и пошел…

– Когда это было?

– Да в прошлом году. В июне, не то в июле…

– А почему вы обратились в больницу?

– Почему все люди обращаются в больницу? Болен был, черт побери…

– Что у вас болело?

– Да, как всегда, желудок проклятый.

– Кровотечение?

– Еще какое! Как икну, так кровь. Даже и не знал, что у человека столько крови…

34
{"b":"15322","o":1}