ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элис не стала скрывать, что отчасти посвящена в эту историю.

Она буквально кожей почувствовала на себе его скептический взгляд. И, прикусив нижнюю губу, призналась, что возможность завещания в пользу детей Добсона не исключена.

— Значит, вы не можете не быть заинтересованы в моем предложении. У вас, мисс Редфорд, есть какой-нибудь… друг? Ну кто-то, с кем вы планируете завести детей?

— Нет у меня никого. Последние пять лет мне было не до этого.

— Не скрою, это меня радует, — каким-то странным, глуховатым голосом произнес Флойд.

К чему он клонит? — насторожилась Эл. Неужели опять за свое?

Однако Флойд был настроен исключительно деловито.

— Для включения в упомянутый мною тотализатор предстоит сделать трезвый выбор. А если никого другого на горизонте нет…

Отвернувшись к окну, Элис категорически заявила, что вовсе не принимает всерьез авантюрный замысел Карен.

— А вот это вы зря! Никогда не известно, шутит моя драгоценная старушка или вполне серьезна. Если уж ей чего-нибудь по-настоящему хочется, для достижения цели она может пойти на подкуп, дать взятку, а то и украсть…

Элис хотела одернуть зарвавшегося внука. Но ее остановило то, что Флойд говорил об этом так обыденно, без каких-либо эмоций. Скорее всего, у него есть для этого достаточные основания. И вообще, если бы молодой хозяин не воспринимал ее предубежденно, то легко прочел бы в карих глазах признание: «Я так устала бороться с тобой!» Но не могла же она прокричать это вслух!

Минут через десять Элис вдруг вспомнила, что забыла отправить письма. Флойд покорно притормозил и свернул к ближайшему почтовому отделению. На сей раз вопрос о том, пойдет Эл или посидит, даже не обсуждался. Флойд взял два конверта, которые она ему протянула, и внимательно посмотрел на адреса.

— Наконец-то вспомнили о мамочке?

— Да! — покраснела она.

Но при взгляде на другое письмо брови его нахмурились.

— Это мой коллега, тот, кто помог мне найти последнюю работу в Цинциннати, — как-то совершенно автоматически доложила ему Элис.

Она невольно залюбовалась на своего деспота, когда он пружинистой походкой направился к зданию почты. Представила почему-то, как Флойд раздевается, но не так, как тогда… совсем иначе. Эл вообще-то неплохо знала себе цену и не сомневалась, что внешне они вполне подходят друг другу. Что же касается физической близости… О, если бы не его дурацкий характер!

Вернулся Флойд повеселевшим, пожалуй, даже подозрительно благожелательным. Он тут же включил двигатель, но выезжать на шоссе не стал, притормозив около безлюдного скверика.

— Будьте умницей, — вкрадчиво начал он. — Назовите реальную цену. Что нужно сделать, чтобы вы оставили мысль о ранчо? А главное, давайте попробуем спокойно разобраться в том, что с нами происходит.

— Между нами ничего не происходит!

— Вчера, после неудавшегося эксперимента, я долго не мог заснуть. Скажите честно, неужели вы сразу же повернулись на бок и заснули?

— Зачем?… — Элис облизнула пересохшие губы. — Вы же все равно не верите ни одному моему слову!

— Разве я могу поверить серьезности вашего утверждения, что между нами ничего не происходит? — Флойд вдруг ласково обнял ее за плечи и просунул одну ладонь под свободный воротничок блузки. Пальцы другой руки слегка приподняли подбородок Элис так, чтобы их глаза встретились.

— Так хочется поцеловать тебя. Но… ничуть не меньше свернуть шею. — Его губы были уже совсем близко.

Уклоняясь от поцелуя, Элис спрятала свое лицо у него на плече. И смутилась окончательно. Этого только не хватало! Она осторожно отодвинулась к дверце, но Флойд все равно почему-то оказался на прежнем расстоянии.

— Я не могу понять, что же вам от меня в конце концов надо? — с отчаянием выдохнула Элис.

В ответ раздалось какое-то бравурное постукивание по рулю.

— Что же тут не ясно? — соизволил обронить Флойд после некоторой паузы. — Бабушка очень хочет правнуков. Кстати, она прекрасно понимает, что обычное плотское влечение между нами станет ей одним из самых надежных помощников…

— Пожалуйста, Флойд, перестаньте искушать меня. — Элис старалась говорить убедительно, но волнение подвело. Произнося его имя, девушка невольно перешла на шепот.

— Мне казалось, я вполне членораздельно объяснил свои желания.

Слишком ясно и недвусмысленно. Ну почему она не может сейчас взять и расправить свои крылья? Улететь бы от этого занудного психа навсегда…

— Ваши желания меня мало волнуют, — устало огрызнулась девушка.

— Спасибо. Я тоже не особенно зацикливаюсь на твоих переживаниях, — рубанул Флойд. — Просто хочу знать, во что же мне конкретно обойдется наше соучастие в игре, каковы твои аппетиты. Неужели опять не понятно?

— Вы можете сэкономить кучу денег, не предпринимая со мной никаких совместных действий, — устало ответила Элис.

— Но я желаю наших совместных действий, — мягко пояснил он.

Ну что можно противопоставить такой наглости?! К своему стыду, Элис обнаружила, что вот-вот разревется. Почему же его слова так больно задевают ее?

— Хорошо… — встряхнулась Элис. — А как с желанием придушить меня?

— Да очень просто. Я далеко не всегда тебе доверяю.

— Но почему? Что я сделала не так? — Элис непроизвольно потянулась к нему.

— Если вы не намереваетесь получить больше, чем было предложено, то почему же отказались дать расписку тогда?

— Чего же тут непонятного? У меня, как у всех нормальных людей, есть гордость. Почувствовала себя униженной. А хотите, я подпишу любую вашу бумагу? Если вам от этого станет легче.

На лице Флойда отразился откровенный испуг.

— Так… А во что мне это обойдется?

— Пустяки. Сто тысяч долларов, — беззаботным тоном произнесла Элис.

— Я вижу, что цена пошла вниз. Пожалуй, надо скорее решить эти проблемы. — Он включил зажигание. — Считайте, что дело сделано.

Элис в буквальном смысле оцепенела и никак не могла отреагировать на такой финал. Он не шутил. Флойд поверил тому, что она сказала… Господи! За кого же он ее принимает?

Пока они ехали к дому, Элис, несмотря на то что голова раскалывалась от боли, пыталась осмыслить ситуацию. Выходило так, что она разыгрывала роль совестливой чистоплюйки до тех пор, пока Флойд не признался, что между ними что-то происходит. Следовательно, теперь у него есть повод считать свою сексапильную персону решающим гарантом сделки. Конечно, в сочетании с чековой книжкой и ранчо, которое рано или поздно будет его собственностью. Странно, какие же он может строить планы в отношении их будущего, если считает ее столь расчетливой и циничной?..

Бросив автомобиль прямо у входа в дом, Флойд сразу же потащил ее в свой кабинет. Как только девушка расположилась в кресле перед столом, он с самодовольным видом подсунул ей тот самый треклятый «меморандум» и ручку. Сам же, скрестив руки на груди, чуть отступил назад.

Элис, не глядя, расписалась там, где предусмотрительно была поставлена галочка, и брезгливо отодвинула от себя гнусную бумажонку. Не спуская с нее глаз, Флойд поистине с королевским величием взял документ и спрятал его в небольшом стенном сейфе, за картиной. Затем достал чековую книжку и потянулся к письменному прибору.

— Не утруждайтесь, мистер Ламберти. Я не буду вытягивать из вас деньги. И денег вашей бабушки не хочу. Мне не нужно ваше ранчо. Я стараюсь вдолбить вам это снова и снова.

Флойд молча выписал чек и протянул ей. Но тоненький листочек моментально постигла участь больничного чека. Осталась лишь крохотная горстка обрывков на краю стола.

— Мне от вас ничего не нужно!! — завизжала Элис. — Видеть тебя больше не могу!

— Ну, так уж прямо и ничего? — Его взгляд жадно впился в ее разгневанное лицо.

Она замерла, как не может двинуться олень, попавший в свет автомобильных фар. Это был словно гипноз. Флойд подошел к девушке и запустил руку в копну ее волос. Каждая прядь трепетно просачивалась сквозь его пальцы. Какая-то сладостная пытка! Она приказала себе немедленно подняться и оттолкнуть его. Но вместе с тем не могла не отдавать себе отчета в том, что эта мимолетная ласка породила в ней смутное волнение и неоправданные надежды. Конечно, Элис осознавала, что для оптимизма нет никаких оснований. Но что-то ведь происходило между ними? Он смотрел на ее губы таким по-настоящему голодным взглядом, что заподозрить какую-либо игру с его стороны было невозможно. В глазах Флойда светилось желание, оно чувствовалось в напряженности всего его тела, когда он потянулся к ней, одновременно стараясь себя преодолеть. Это был момент, когда он не играл ни в какие игры.

17
{"b":"155751","o":1}