ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элис поблагодарила и сказала, что совсем не голодна.

— Я сделала несколько салатов, — продолжала соблазнять экономка. — Кончится тем, что придется их выбросить. Как не стыдно, молодая леди?

Убедившись, что костыли стоят недалеко от кресла и Элис в любой момент может достать их, миссис Тэнниш поинтересовалась, не лучше ли ей. Девушка подтвердила. Хотя и подумала, что слово «лучше» не совсем уместно. Наконец толстуха исчезла в недрах кухни, и Элис пришла к выводу, что теперь ей многое стало понятней, а от того и на душе легче.

В течение нескольких следующих дней Флойд избегал ее как заразную больную. Он не приходил ни на завтрак, ни на обед, ни на ужин. Обиженная одиночеством, гостья не раз уличала себя в том, что слишком много времени проводит возле окон, сквозь которые она пыталась высмотреть хоть какой-либо след пребывания Флойда на ранчо. Карен вместе со своим женихом растворилась где-то во внешнем мире, а миссис Тэнниш на все предложения Элис помочь ей отвечала вежливым отказом, ссылаясь на то, что все дела уже переделаны.

Однажды утром, когда Элис, одичав от безделья, собралась сотворить какую-нибудь несусветную глупость, из небытия возникла Карен. Девушка в этот момент сидела в кабинете Флойда и листала очередную книгу, которая не вызывала у нее никакого интереса.

— Слава Богу! Все в порядке, — констатировала миссис Ламберти с такой радостью, как будто ей пришлось искать свою гостью в дремучем лесу. — Нам надо поговорить.

Элис не смогла удержаться от улыбки, хотя по блеску в небесных глазах Карен определила, что ее благодетельница вынашивает новый сумасбродный план.

— Да, нам действительно пора уже поговорить. Есть о чем, — решительно подтвердила она.

— О чем это?! — чуть ли не с ужасом воскликнула Карен.

— Вы просто обязаны чем-нибудь загрузить меня. Я хочу зарабатывать свои деньги честно, а потом, скажу откровенно, я уже просто начинаю глупеть от безделья.

— Значит, я прибыла как раз вовремя. У меня очень хорошие новости. Я организовала для тебя обещанную встречу с администратором местной школы. Помнишь? Ник Грайвер.

Карен явно была горда своими достижениями. Она пояснила, что в школе нынешней осенью планируют открыть новые классы. Понадобятся учителя, и кандидатура Элис вызвала большой интерес. Правда, встреча может состояться только после возвращения Грайвера из отпуска. При этом по ее голосу можно было понять, что она очень раздражена тем фактом, что кто-то гуляет себе в отпуске, когда ей, Карен Ламберти, нужно срочно устраивать судьбу «своей девочки».

Элис постаралась успокоить расстроенную компаньонку, заметив, что дело терпит. Но и сама не была уверена в том, что ее кислая физиономия соответствует наигранной бодрости голоса.

— Очень благодарна за такие хлопоты, но мне надо обдумать это предложение. Постоянная работа в самом деле необходима, хотя переезд в Кливленд… Я даже не знаю… — замялась она. Не объяснять же бабушке, что ей, Элис, лучше держаться подальше от ее неистового внука.

— Мне казалось, — обиженно начала Карен, — что ты просто запрыгаешь от радости.

Элис поспешила успокоить пожилую даму.

— Вы меня не так поняли. Мое главное опасение заключается в том, что я не смогу так долго бездельничать.

Карен облегченно рассмеялась.

— Об этом я позабочусь! И еще имей в виду, что Ник Грайвер, увидев тебя, упадет к твоим ногам. Причем вне зависимости от того, примешь ли ты его предложение по работе или откажешься.

Элис сразу же взбодрилась. Как все-таки она любит эту старушенцию! С каким бы удовольствием она виделась с ней каждый день, если бы не закидоны Флойда. Впрочем, если перебраться в город, то не так уж и часто придется видеться с неистовым Флойдом Ламберти. Да и он, наверняка, не будет отсвечивать на родительских собраниях, поскольку из-за своего упрямства не собирается жениться и обзаводиться детьми. Но вслух она произнесла совсем другое:

— Вы что, успели нацелить мистера Грайвера на грандиозный роман со мной?

— Упаси Бог! Он женатый человек. Но тем не менее очень любит красивых женщин. А мои рекомендации и добрые слова Флойда в твой адрес ставят тебя вне конкуренции.

Осыпанная комплиментами, Элис сочла за лучшее притаиться. Но это было еще не все. Оказывается, Карен планировала устроить беседу сразу же после окончания официальной части празднования Дня независимости. Более того, выяснилось, что Элис не будет просто посторонним зрителем на празднике. Ей будет поручен контроль за прохождением парада, а потом ее изберут на какую-нибудь престижную должность, вроде президента клуба садоводов, или на какую-либо еще в этом роде.

— Когда я предложила твою кандидатуру и сказала, что ты совершила подлинно геройский поступок, все согласились, что лучшего варианта им просто не найти.

В полной растерянности Элис сообщила, что не имеет понятия об организации парадов и праздничных шествий.

— Тебе ничего особенного знать и не надо. Просто в соответствии с собственным вкусом определишь, какая колонна была более нарядной и дисциплинированной. Разве это сложно для тебя?

Пока Карен ходила на кухню за соком, Элис готовилась к решающему объяснению со своей опекуншей.

— Даже при условии, что ваш друг гарантирует мне отличную работу, — встретила ее с порога Элис, — я не могу остаться здесь надолго. Поверьте, это не в моих силах…

— Почему? — испугалась Карен. — Тебе здесь не нравится?

— Нет, дело совсем в другом. Если я задержусь здесь, то Флойд будет думать, что я хочу облапошить вас. Стремлюсь к получению завещания. Или еще что-нибудь нехорошее…

— Я хочу, чтобы ты была со мной рядом, детка. Я так привязалась к тебе! И неужели тебе так важно, что он станет думать? — Вопрос был поставлен достаточно прямо.

— Да, мне важно, что он подумает обо мне, — призналась Элис с явной неохотой.

— Так это же прекрасно! — Карен усмехнулась с явным удовлетворением.

— Прекрасно или не прекрасно, я очень прошу, перестаньте строить комбинации с целью включить меня в число участников тотализатора «Битва за наследство Карен Ламберти».

Сейчас в подспудном всплеске ярости Карен как никогда напомнила ей Флойда. Перепугавшись, Элис поспешила объяснить, что она лишь процитировала «послушного мальчугана». А Карен необычайно твердо заявила:

— Никто из вас, даже ты, не в состоянии контролировать мои намерения и решать, кому я оставлю ранчо де Ламберти.

И тогда, собравшись с духом, Элис дерзнула раскрыть козырную карту.

— Мне ваш внук… далеко не безразличен!

— Те, у кого есть глаза, прекрасно это видят! — Карен и глазом не моргнула.

— Но ваша хитроумная политика с наследством лишает всякой перспективы мои отношения с Флойдом.

— Я на твоем месте не была бы так категорична! — В голосе пожилой дамы слышалось неудовольствие.

— Вы с полной определенностью заявили, что хотели бы видеть меня и Флойда вместе. — Элис уставилась на муху, ползущую по журналу на противоположном конце стола. — Честно признаюсь, что это очень для меня лестно, но…

— Если я смогу удержать тебя здесь на достаточно долгое время, — горячо возразила Карен, видимо, считая, что «компаньонка» своим поведением ставит под угрозу ее планы, — то почти уверена, что Флойд в конце концов образумится и все оценит правильно.

— Он никогда не сумеет поверить в мою бескорыстность. — Элис не рисковала поднять глаза на проницательную леди. — Да и почему бы ему не думать так? Разве я вписываюсь в этот интерьер? Я смотрю за окно, вижу около гаража какие-то гигантские зеленые машины и даже не могу объяснить себе, что я вижу.

— Эти машины прессуют сено, — пояснила Карен будничным тоном: можно было подумать, что теперь ее подопечная сразу же начнет разбираться в сельскохозяйственной технике. — Не надо заговаривать зубы старухе. Посмотри мне прямо в глаза и честно скажи, что же тебя волнует по-настоящему?

— Значит, так… — бойко начала Элис, но тут же сникла. — Я ведь бедна как церковная мышь. Флойд видел, что у меня есть на самом деле. Точнее, видел, чего у меня нет. Вы послали его за моими вещами в ту самую «конуру». Он знает, что я дважды была готова взять от вас деньги. К тому же вы дразнили его завещанием в мою пользу. А он и без того болезненно мнительный парень.

19
{"b":"155751","o":1}