ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да-да, и это обойдется нам в два раза дешевле, чем отступной твоей Лизоньке. И потом, — голос Павла зазвучал менее сурово, — что она на такие деньги, остров в океане собирается прикупить?

«Слава Богу, согласился на отступного, — отметил про себя Геннадий, — остальное — дело техники».

Он знал, что друг вспыльчив, но, убедив его в необходимости заплатить Лизоньке за молчание, он избавит себя от дальнейших хлопотно улаживанию смет и прочей предвыборной документации.

— Она хочет открыть свое дело, ей нужен капитал.

— Ах, ей нужен капитал, а нам он ни к чему, — снова завелся Павел. — Вчера бухгалтер принес смету, вот посмотри: телевизионщикам отстегнуть нужно, иначе кто тебя в каждую программу запихнет, концерт артистов эстрады в Дальнегорске о-го-го в какую копейку нам влетит. Заметь, мы приглашаем самых известных. Все твои поездки пароходами, самолетами… кто, скажи, кто это все оплатит?

Геннадий угрюмо молчал.

— Объясни ей, пусть потерпит пару месяцев, потом мы ей сами все организуем. Кстати, мы ей деньги и крышу, а она нам обеспечит отмывку через сеть разветвленных бутиков. Когда губернатором станешь, раскрутим ей товарный знак типа «Нины Ричи», к примеру, «Лиз Орли», сделаем его самым модным в России, а ее хозяйкой этой империи назначим. Заманчиво? Только держи ее на коротком поводке.

Голова у Павла работала четко и с дальним прицелом. Он умел ладить, договариваться, руководить, планировать расходы. С помощью хитростей и манипуляций умел обмануть, наобещать. И сейчас, отстаивая интересы Геннадия, а посредством его выборов и свои, Павел, сам не новичок в любовных похождениях, прикидывал, как хотя бы временно задвинуть Лизоньку на дальний план. Там будет видно, пригодится ли эффектная сексапильная любовница губернатора богатейшего края для чего-нибудь еще, кроме постельных утех.

Чувствуя ревность и откровенную неприязнь Павла, Лизонька несколько раз делала попытку поладить с ним. Она предпочитала не иметь таких врагов. Однако всякий раз друг Геннадия, принимая ее шаги за что-то иное, в открытую пробовал затащить красотку в постель. Но Лиза умела постоять за себя, она даже не жаловалась на него любовнику.

Время работы в престижной фирме изменило капризную девчонку. Мечта о карьере бизнесвумен, которую она вынашивала в сердце, полностью захватила ее. Общение с серьезными людьми из окружения Любомирского формировало безымянную пока звездочку, претендующую на свое место на небосклоне. Заманчивые намеки уже не трогали ее сердце и не могли сбить с намеченного пути.

К предложениям стать моделью или актрисой девушка относилась с презрением. Жизнь и смерть знаменитой Мэрилин Монро разочаровывали. Прочитав однажды о ней книгу, Лиза заявила:

— Жаль, что не смогла по-иному использовать свою красоту.

Глядя на тетю Наташу (теперь она называла ее про себя так же, как Гена, Натка) и бессознательно подражая ей, будущая бизнесвумен решила добиться большего.

Работая несколько лет на фирму Любомирских, она кое-чему научилась, завела круг собственных нужных знакомых. Устраивая шумные презентации, рекламные кампании, встречи с журналистами, Лиза присматривалась, как действуют, одеваются, причесываются и преподносят себя настоящие бизнесвумен. Строгие дорогие костюмы, безупречно причесанные головы, добротная кожаная обувь, даже такие, как ей казалось когда-то, мелочи, как идеальные колготки, — оказывается, все это имело немаловажное значение. Ручки, телефоны, часы, портмоне — неизменные аксессуары деловой женщины — были подмечены острым глазом способной девочки, поставившей себе задачу покорить мир.

Коротенькие юбочки, вызывающие похотливые взгляды, ушли в прошлое. Темная юбка до колен, с небольшим разрезом для шага, сложенные вместе безупречные ноги во время переговоров вызывали больше сдержанных эмоций и мечтаний у тех, кто был нужен ей, а не наоборот. Прозрачные черные блузки из недышащего нейлона уступили в ее гардеробе место плотному белому шелку. А вульгарную дешевую одежду, нарядную, как некогда считала она, потеснили эксклюзивные коктейльные платья из натурального бархата, тафты и шерсти.

Девочки и мальчики, шумно проводящие время в ночных дискотеках, были вычеркнуты из ее записной книжки. А в специальной кожаной папке для визиток появились карточки, однажды наткнувшись на которые, Геннадий не поверил своим глазам.

— Э-это у тебя откуда?

Последовавшие бурные объяснения не удовлетворили босса.

— Ты шутишь с огнем, — предупредил он любовницу.

— Ревнуешь? — припомнила она ему свои страдания.

— Не глупи, — предусмотрительно остерег он Лизу, — те, кто пробирается на самый верх, коварны и хитры. Будут неприятности!

— У тебя? — делая беззаботный вид, отмахнулась Лиза.

— У меня тоже, — серьезно отозвался Геннадий.

7

— Хотели бы вы стать такой? — увидев необычный свет в глазах Лизы, буквально прилипшей к выбитым на Голливуд-бульваре звездам, поинтересовался мужчина.

С подачи Геннадия Лиза прозвала его Лисом, наверное, оттого, что звали его нерусским именем Лион. А еще потому, что он носил яркие рыжеватые пиджаки, ступая осторожно, будто боясь кого-то спугнуть. Грациозные мягкие движения делали его похожим на хитрого зверька. Чтобы стать особо приближенным к президенту лицом, нужен был дар. И он им обладал.

Любомирский опасался, что через Лизу рано или поздно этот человек выйдет на него. Ничего хорошего Геннадию такое даже опосредованное знакомство сулить не могло. Во всяком случае, сейчас, в разгар предвыборной гонки. Но контролировать ситуацию со своенравной любовницей Любомирский уже не мог.

В составе высокопоставленной правительственной делегации Лис взял ее с собой в поездку по США, в штат Калифорния. Визит освещали десятка два журналистов, а в состав делегации входили несколько знаменитостей из мира культуры. Американцы, как гостеприимные хозяева, превзошли самих себя. Программа оказалась настолько плотной, что на сон у Лизы оставалось по пять-шесть часов. Можно было что-то пропустить и отлежаться в прохладе кондиционеров шикарного отеля, но жажда увидеть все превышала накопившуюся за две недели усталость. Да и Лис требовал, чтобы она всегда была рядом. Богемный Лос-Анджелес с незабываемым приемом в самом Голливуде остался позади. Завтра они направлялись во всемирно известный центр развлечений — Лас-Вегас!

Как ни отговаривал Геннадий свою любовницу от поездки в Америку, все доводы его оказались тщетны, а ее решение сопровождать Лиса в качестве второго помощника осталось непоколебимым. Должность советника, которую занимал Лис, представляла возможность ворочать большими государственными деньгами.

— Если мне удастся его раскрутить, я смогу помочь даже твоей избирательной кампании, — щедро обещала Лиза Геннадию.

— Какая трогательная забота! — иронизировал Любомирский. — Я-то думаю, что тебя понесло на другой конец земного шарика? Оказывается, нежная любовь ко мне!..

Первый помощник советника — странноватый услужливый парень с дурацким именем Валик — явно старался оттереть Лизу. Но ему это не удавалось. Он первым несся в буфет, чтобы принести Лису чашечку кофе, стоило появиться на небе тучкам, тут же раскрывал над ним зонт.

Лис раздраженно отмахивался и даже на людях с первого дня демонстрировал свое расположение к красотке Лизе. Встречая утром, целовал ей ручки, справлялся, хорошо ли выспалась, чашку кофе, принесенного Валиком, тут же передавал ей. После ужинов часто приглашал посидеть в баре или потанцевать. Несмотря на маленький рост — Лиза оказалась выше его почти на голову, — он совершенно не комплексовал. Его блестящая лысина с двумя редкими прядками, которые он тщательно зачесывал через весь череп слева направо, во время танца маячила у нее на уровне глаз. Двигался он как пушинка, легко. Валик, сердито уткнувшись в стакан с коктейлем, исподлобья поглядывал на них во время таких танцевальных вылазок.

Валик был единственным мужчиной в делегации, который не пробовал флиртовать с Лизонькой. Лиза даже сама однажды решила пригласить его на танец. Ей не хотелось иметь такого врага. Он под деликатным предлогом отказался.

11
{"b":"155771","o":1}