ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И кукла Барби, — язвительно добавила девушка.

— Хорошо, что вы не обижаетесь, — Куба пытался смягчить приговор.

— Продолжайте. — Она все-таки решила до конца дослушать его.

— Видите ли, ваш русский менталитет, он включает многое из того, что не понятно американцам, даже не принимая во внимание ваш акцент, — почувствовав, что огорчил девушку окончательно, Куба помедлил. — …Мне продолжить?

— Не надо, — обиделась красавица.

— Но все это поправимо, потому что вы обладаете отличными внешними данными, — попытался он сгладить свой приговор.

— Которые на Западе не котируются, — в конец расстроилась Лизонька.

— Вы не поняли меня, вы эталон красоты. Но не профессионал, а этому надо учиться…

К ним подошел человек, остановился на почтительном расстоянии и, наклонив голову, дал понять, что ждет Кубу.

— Простите, леди, я должен вас покинуть, но я вас обязательно найду после ужина и обещаю, что исполню ваше желание.

— Извините, я немного погорячилась, вы не забыли, меня зовут Лиза Орлова, и еще, — заторопилась она, — я вовсе не собираюсь стать…

— Не говорите, что вы передумали, у вас все получится, — улыбнулся Куба, собираясь уйти.

— На самом деле у меня совершенно другие планы, — поспешно заверила его девушка.

— Тем не менее мое обещание остается в силе, я обязательно… — Он приостановился, собираясь сказать что-то, но, махнув рукой, заверил: — …познакомлю вас с Полянским.

14

Декор банкета впечатлял самого требовательного гостя. Обтянутые шелком спинки кресел украшали пышные банты. Зеленая шелковая салфетка и живой красный цветок на голубой скатерти предназначались для каждой гостьи. Синие, в тон скатерти, салфетки лежали рядом с приборами мужчин. Возле каждого из них стояла карточка с именем и фамилией приглашенного. Лизе пришлось занять место Натки. Официанты разносили напитки и блюда.

— Меня обещали представить Полянскому, — пропустив ненужные подробности, вполголоса похвасталась она Геннадию. Зеленая салфетка, которую она предусмотрительно положила на колени, смотрелась, будто лист ириса на сиреневой юбке. От обилия предложенных блюд разбегались глаза. Предстоял непростой выбор.

— Я был бы удивлен, если бы этого не случилось, — нехотя отозвался Любомирский.

О делах говорить не хотелось. Подошедший официант предложил ему несколько сортов вин. Сделав пару глотков, Геннадий остановил свой выбор на «Шабли», поскольку оно как нельзя лучше подходило к мраморным устрицам. Лиза предпочла холодную индейку, аппетитно декорированную абрикосами. Наконец застольная суета прекратилась, и гости с наполненными тарелками приготовились внимать первому тосту.

— Леди и джентльмены! — услышала Лиза голос своего нового знакомца, ничуть не удивившись, что он открывает банкет, но следующие его слова заставили ее застыть в изумлении.

— Я, Якуб Полянский, хочу поприветствовать вас и представиться тем, с кем еще не знаком.

— Это он… — обескураженно выговорила Лиза, обращаясь к Любомирскому и чуть не выронив из рук бокал.

— Кто он? — не понял Геннадий.

— Он обещал меня познакомить…

— Ш-ш! — шикнула на них соседка по столу, и Лиза замолкла.

— Моя славянская фамилия, к сведению некоторых, — взгляд его остановился на Лизе, и взоры присутствующих устремились в ее сторону, — действительно корнями уходит в Россию. Мой прадедушка родился здесь. Поэтому я чуточку говорю по-русски и мои дети учат русский язык.

— Представляешь, это он… — простонала Лиза, потеряв интерес к еде, — он…

— Что он? — не понимая, переспросил Геннадий. Взгляд Якуба в сторону Лизы он расценил как обычную дань ее красоте.

— Это он обещал меня с ним познакомить, — зашептала девушка, стараясь смотреть американцу в глаза, потому что хозяин приема продолжал произносить приветственную речь.

— Кто, с кем?

— Это я самого Полянского просила представить меня…

— Все понял, он тебя разыграл. Хорошая шутка.

— У богатых свои причуды, — с досадой бросила Лиза.

— И что ты у него попросила? — зная повадки своей любовницы, полюбопытствовал Любомирский.

— Глупость какую-то, — злясь сама на себя, продолжала беситься она.

— Ты же собиралась его заинтересовать инвестированием…

— Собиралась-собиралась, только он меня дразнить стал, мол, хотите быть ведущей звездой американской шоу-программы, билет с выигрышем подсунул.

— Что ж, это тоже неплохие деньги и слава.

— Неплохие, только не те, что мне нужны.

— Как сказать. Может, этим он тебе как раз даст заработать на твой отель.

— Я хочу быть хозяйкой, иметь свой бизнес. Мне не нравится развлекать публику, — злилась Лиза. Прилепив вежливую улыбку к лицу, она изо всех сил старалась не показывать своей досады.

— Смотри, откажешься, как бы не остаться старухой у разбитого корыта. — Также, скрывая эмоции и улыбаясь окружающим, Геннадий подумал, что идея на время стать ведущей популярной программы не так уж плоха, особенно сейчас, в разгар его предвыборной кампании. Во-первых, деньги заработает, во-вторых, из страны на время исчезнет. Выход из щекотливой ситуации с кассетным шантажом сам шел в руки.

— Надо же так впаковаться! — распалялась Лиза.

— Поговорим об этом позже, — видя, что к их разговору прислушиваются, тихо процедил он.

Роскошный ужин не радовал Лизу. Она нервничала, что так бездарно использовала свой шанс. Если бы знать, что разговаривает с самим Полянским! Ее не утешило даже любимое блюдо — роскошный медальон, украшенный упругой зеленой брокколи и нежной кремовой спаржей, которую Лиза обожала. Полянский изредка бросал в ее сторону дружеские взгляды, а в конце ужина произнес тост за красивых русских леди, предназначавшийся явно для нее.

— Обиделись? — Хозяин приема подошел к ней сразу, как только гости поднялись из-за стола.

Лиза постаралась скрыть свою досаду.

— Не сердитесь на меня. — Он посмотрел в глаза красавицы. — Получилась немного неуклюжая шутка?

— Американский менталитет, — не удержавшись, уела она его.

— Поверьте, я не хотел. Так вышло, просто не успел назвать вам фамилию, — оправдывался он. — Но зато кое-что уже придумал относительно вашего предложения.

— Подождите, — заторопилась она, — я вовсе не хочу стать звездой, я бы могла заниматься шоу-бизнесом, но и это не то, у меня абсолютно другой проект. Я надеюсь вас заинтересовать вложениями в русский отель в Лас-Вегасе.

— О-о! — удивился американец. — Вас увлекает игорный бизнес?

— Я один раз побывала в Лас-Вегасе в составе делегации, приехавшей по вашему приглашению. К сожалению, вы не смогли прилететь тогда из Флориды из-за урагана. Но я видела своими глазами все, чем вы владеете. И заболела этим. Это действительно американское чудо! И теперь оно не выходит из головы. Отели «Венеция» и «Париж-Париж», все эти представления с пиратами и кораблями, американскими гонками не забуду никогда… — Лизу нельзя было остановить. Она призналась, что владеет землей под строительство отеля. — Я очень благодарна вам за предложение, но моя мечта — построить в Лас-Вегасе русский отель. Я назвала бы его «Северное сияние». А все, что связано с развлечениями, хотела обсудить с вами…

— О-о, вы состоятельная леди!

Девушка скромно промолчала.

— Однако вложения в шоу-бизнес — это не центы… — Он собирался продолжить, но Лиза перебила:

— Выслушайте меня! И не отказывайтесь! Это будет отель века с ледяным катком, русскими красавицами в кокошниках и сарафанах, с белыми медведями и…

— Черной икрой, — заулыбался такому натиску бизнесмен, — но… — он предостерегающе поднял руку, — я привык делать все по порядку.

Лиза нахмурилась.

— Одно не исключает другое, — заметив морщинки на ее лбу, успокоил американец. — Давайте все-таки обсудим мое первое предложение.

Маленький холл, в который они вышли, заменил им кабинет. Здесь они были одни и могли спокойно продолжить беседу.

23
{"b":"155771","o":1}