ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я вас сюда привез, обратно я же и доставлю, — смущаясь такой миссии, произнес милиционер. — Вот и дочка ваша подоспела, — увидев подбежавшую с букетом Лизу, добавил он.

— Племянница, — с неодобрением посмотрев на форму Василича, фыркнула Лиза.

— Так ведь Галину Сергеевну мы к вам в дом везем? — не понимая, уточнил милиционер.

— Ну да, к нам с мамой, мы пока за ней поухаживаем, — пояснила Лиза.

— Вот и хорошо, что поухаживаете, родные все ближе, чем посторонние, — последние слова, под которыми он подразумевал Любомирских, Василич пробубнил в усы.

— Ой, Натка распереживается, — продолжала сокрушаться Галина уже в машине.

Несмотря на свою медлительность, Василич ездил быстро. Сзади остались пригородные постройки, небольшой перелесочек, и наконец показалась Москва.

— Тетьгаль, ну когда ты научишься думать о себе? — возмутилась племянница.

— Дочка дело говорит, — упрямо называя так Лизу, поддержал Василич. — Вам, Галина Сергеевна, хорошо у своих в доме будет?

— Хорошо, — подтвердила Галина.

— Не стесните их?

— Да разве она может кого-нибудь стеснить? — снова возмутилась Лиза.

— Тогда все путем, — подытожил мужчина, — а я, если разрешите, навещу вас через недельку-другую.

Москва встречала их уже высохшими от солнышка весенними улицами. Василич сосредоточенно рулил. Галина с племянницей, откладывая разговоры на потом, молчали. В салоне повисла неловкая пауза.

— Ты, дочка, замужем или еще женихаешься? — чтобы заполнить ее, просто так полюбопытствовал милиционер.

— А что? — с усмешкой поинтересовалась Лиза.

— Уж больно ты хороша собой, — по-простому заметил мужчина, плавно остановившись на светофоре.

— А у вас что, на примете кто имеется? — не полезла за словом в карман Лиза.

— Ну, женихов-то у меня полно, только все не по тебе будут.

— Значит, правильно сделала, что выбрала сама, — отозвалась Лиза.

— Кого выбрала? — забеспокоилась Галина.

— Молодого, красивого, — пытаясь вновь перевести разговор в шутку, бросила девушка.

— Нет, правда, ты что, замуж выходишь? — разволновалась тетка.

После происшествия на даче они старались не оставаться наедине, чтобы избежать неприятного разговора. Вернее, Лиза всячески уходила от него.

— Угу, — односложно отозвалась племянница.

— Значит, на свадьбу зовешь? — ничего не подозревая, вмешался Василич.

— Да вот, как раз ждала, пока тетьгаль выздоровеет, а теперь вижу — поправка не за горами, так что приглашаю! — Она махнула рукой, не очень явно обозначая, кого именно приглашает.

Галина вся съежилась. Слова «за кого?» застряли у нее в горле, она боялась их произнести.

— И правильно делаешь, дочка, — похвалил пожилой мужчина, — плохо к старости оставаться одиноким. Опоры никакой. — Василич многозначительно посмотрел через плечо на Галину. Та густо покраснела.

«Ну и дела, — пронеслось в голове у Лизы, — еще не известно, кто замуж на самом деле из нас раньше выйдет. А впрочем, — подумалось ей, — все лучше, чем на Наталью ишачить, с детками ее нянчиться», — и, стараясь прогнать печаль с лица тетки, Лиза брякнула:

— Так что, тетьгаль, внучат тебе подбросить?

— Что ты, девочка! — не сомневаясь, что Лиза беременна от Любомирского, и не желая выяснять это при Василиче, всплеснула руками Галина.

— Сейчас с женихом познакомлю, — правильно поняв ее испуг, поспешила успокоить Лиза.

Завернув во двор, Василич чуть не наехал на овчарку Никиты. Джек, учуяв Лизу, на всех парах несся к машине. Вслед за ним бежал взмыленный Никита.

— Это он? — с сомнением в голосе спросила Галина.

— Он, он, сосед мой, Никита, — бросила на ходу Лиза и выбралась из машины.

Пес кинулся к ней с радостным лаем.

— Ник, помоги тетю Галю до лифта довести, — позвала девушка. — И покажи наше приглашение в загс, а то она мне не верит.

— Здрасьте! — Никита протянул руку Галине, но, поняв, что она еще не твердо стоит на ногах, тут же подхватил ее вместе с подоспевшим Василичем.

— Осторожно, молодой человек, — рыкнул на него милиционер. — Галина Сергеевна еще очень слаба.

— Извините, — смутился Никита, и они с Василичем буквально поднесли Галину к лифту.

Тете Гале предстояло жить в Лизиной комнате, которая буквально сверкала чистотой.

— Ну, постарались! — оглядывая освобожденную от всякого хлама обитель племянницы, удивилась тетка. Вечно не прибранные книжки, кассеты, ручки — все это было спрятано с глаз долой.

— Мам, она себе мильтона склеила, — с порога заявила Лиза и подморгнула тетке.

— Милиция в наше время не бедна! — похвалила выбор Татьяна.

— Что ты выдумываешь, — смутилась женщина, — просто человек спас меня, вот и решил… — Она замолчала, обдумывая, как объяснить поступок Василича.

— Это он там к «Волге» вышагивает? — бросив взгляд в окно, уточнила сестра.

— Он-он, — подтвердила Лиза.

— Вполне, — протянула Татьяна. — И усы хоть куда. Обожаю мужиков с усами.

— Самостоятельный, — копируя по тону Василича, пробасила Лиза, и все трое расхохотались.

— Лиз, кто это — Лобов, а?

— Звонил?

— Да… — отозвалась мать. — Фамилия мне уж очень знакомая… — Она собиралась продолжить разговор, но Лиза кивнула в сторону тетки, давая понять, что поговорит с матерью позже.

Взбивая на софе подушки, чтобы Галине было поудобнее, она вдруг спохватилась:

— Мама, тебе при уборке коробка со старыми кассетами не попадалась? Я что-то их давно не вижу.

— Не помню. А, кассеты с фильмами? — Татьяна возилась на кухне, разогревая обед.

— Да у меня разные были. Сначала они тут на полочке стояли, а потом я их решила в коробку убрать. — Лиза заглянула под шкаф в надежде найти пропажу.

— Может, я их кому-нибудь посмотреть одолжила?

Голос матери с кухни заставил Лизу оцепенеть.

— Кому ты их могла одолжить?

— Да какому-нибудь ухажеру своему могла. Папочка твой недавно вот объявлялся, тоже половину забрал.

— Ты не говорила, что он приходил.

— Да ты как раз в отъезде была.

— И ты ему кассеты давала? — не поверила Лиза. — Ему-то они зачем?

— Не знаю, — беззаботно отозвалась Татьяна, — но я могу у него назад попросить, только ты скажи, что именно ищешь?

— Так, ничего, — глухо пробормотала Лиза и, взяв стремянку, упрямо полезла на антресоль.

— Там нет, — увидев, как дочь вытаскивает чемоданы и сумки, заверила мать. — Ну объясни ты, наконец, какой тебя фильм интересует, может, я вспомню?

— Кассета с красной этикеткой и надписью.

— И что было написано?

— «Игра».

— А… этот… — Татьяна развела руками, давая понять, что кассеты уже нет.

Лиза покачала головой.

— Это, мамочка, не фильм, а крутой бизнес!

16

Дом Лиса не походил на особняк Любомирского. Расположенное в престижном районе столицы малоэтажное строение из светлого кирпича утопало в зелени. Хотя в нем и обитала не одна семья, квартира чиновника высшего ранга выглядела намного богаче жилища бизнесмена. Антикварная мебель и картины напоминали Лизе дедушкин кабинет.

Стены, обитые шелком, фарфоровые статуэтки и вазы из малахита создавали впечатление маленького музея. Но, несмотря на разноцветье и, казалось бы, несочетаемое соседство, все здесь говорило об изысканном вкусе хозяина.

Дедушка научил ее разбираться в искусстве. В тяжелые для них с мамой времена, подыскивая покупателей для дедушкиного антиквариата, Лизе пришлось закрепить уроки. Она ориентировалась в ценностях неплохо.

— Оригинал? — всматриваясь в портрет, написанный Крамским, уточнила Лиза.

Хозяин многокомнатной квартиры в шелковом халате и тапочках, теперь уже не стесняясь своего домашнего вида, удивленно вскинул брови:

— Разбираешься?

— Дедушка любил живопись, занимался антиквариатом, — объяснила Лиза, — меня научил.

— Тебе нравится Крамской? — решил проэкзаменовать ее Лис.

— Кое-кто считает его скучным, потому что он долгое время занимался ретушированием фотографий, а затем по заказу Румянцевского музея написал более сотни портретов, растрачивая себя и свой талант.

25
{"b":"155771","o":1}