ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все верно! Джон, ты выиграл. Это она ведет передачу «Ключи от Лас-Вегаса»! Теперь мы соединим два ответа, и я раскрою вам тайну самой деловой, самой привлекательной женщины планеты, все-таки, как бы нам ни хотелось, но россиянки! Да-да, ставшей благодаря фантастическому умению компьютерного гения — американкой. Для современных компьютерных технологий — нет границ!

21

Все складывалось, как в волшебной сказке. Выигранные у Фреда полмиллиона достались Никите. Так постановила Лиза. Он задумал вновь усовершенствовать компьютерную лабораторию. Новый грандиозный проект, предложенный Полянским — «Ворота в Америку», — поглотил его целиком. Он занимался им днем и ночью. Оторвать от любимого занятия его могла только собственная свадьба, на которую пришлось лететь в Москву.

Мэги с удовольствием подменила его. Он доверил ей самое дорогое, что у него есть, конечно, исключая Лизу, то бишь свои умные машины. Кстати, это она оказалась хакером, взломавшим его код и укравшим дневники. Прочитав их и обрыдавшись, несчастная все поняла и смирилась с неразделенной любовью к Никите. Поклявшись на Библии, что впредь никогда… Мэги была прощена даже Лизой. Пусть себе трудится на наше благо, рассудительно решила бизнесвумен. А то, что она влюблена — это даже на пользу. Никита был тронут великодушием невесты. Он боготворил свою любовь и в душе мечтал о тихой супружеской идиллии, ведь бесконечные шумные тусовки, а также связанные с ними покупки новой одежды и переодевания мучили его. Об этом он твердо решил поговорить с Лизой сразу после свадьбы.

По правде сказать, грандиозную помолвку, которую закатила Лиза в Америке, Никита счел вполне достаточным мероприятием для завершения брачного обряда. Ведь на нее съехались не только знаменитости типа Фреда Диксона, Полянского и губернатора штата Невада, но прикатили даже Лизины высокопоставленные друзья из Москвы, обозвавшие себя «правительственной культурной делегацией». Они привезли с собой поздравления от самого президента. Никита хоть и обмер от такой чести, но захотел твердой мужской рукой поставить на этом точку. Однако не тут-то было!

Оказалось, что для его невесты свадебный ритуал этим не исчерпывается и празднества должны плавно перетечь в родную столицу.

Вальс Мендельсона, росписи в книге — это, по разумению Никиты, конечно, необходимость. Но праздник на этом не кончался, Никиту поджидала новая череда поздравлений и среди них массовое мероприятие на пленэре, в новой усадьбе Лизиной тети. Купленный неподалеку от новомодного поселка Любомирских терем, окруженный высоким забором, был построен в лучших традициях русского купеческого стиля, с петухами на коньке крыши, резными ставнями, выкрашенными голубой масляной краской.

Тетя Галя с Василичем решили соединить свои жизни скромно, без пышной свадьбы и гостей, сразу сделав приобретение на выигранные деньги в виде такой вот недвижимости.

— Нам тут все нравится, — оправдывалась тетя Галя перед Лизой, у которой были свои планы относительно тетки.

— Ты что, коров собираешься пасти? — окидывая взором участок с заливными лугами на десяток гектаров, — поинтересовалась Лиза. — И дом такой огромный, хоромы просто, зачем они вам? Коттедж в поселке для новых русских маловат показался?

— Нам тут будет хорошо, — с любовью глядя на мужа, тетя Галя положила голову ему на плечо.

— Я вас в Америку собиралась забрать, — безнадежно вздохнула Лиза.

— Нет, — протянула Галина, — у нас куры, кролики, куда мы от них? Да и теперь так неспокойно, а тут все родное, благодать!

Тетка излучала умиротворение и полное счастье.

— Деток своих с Никитой привозите, мы их нянчить будем, — подмигнул Василич.

— Спасибо, — отозвался Никита, — обязательно привезем.

Он огляделся, в надежде улизнуть к маленькому ноутбуку, спрятанному недалеко в портфеле, но встретился с острым взглядом жены. Уразумев, что сопротивление бесполезно, Никита постарался расслабиться. Мешали этому злополучный галстук да белоснежная сорочка с выпущенными манжетами, которые почему-то темнели на глазах. Хорошо хоть удалось поменять жутко модные мокасины, которые нестерпимо жали. Сам виноват, конечно, не было сил выбирать, и он согласился на первые попавшиеся.

Лиза выглядела потрясающе: платье из блестящей тафты со шлейфом. К удивлению Никиты, подметая все пороги, оно в отличие от его манжет оставалось белоснежным. Широкополая шляпа с вуалью, туфельки на высоком каблуке — все было куплено в любимом Лизином бутике. От суммы, которую она заплатила за свадебные одежды, Лиза предусмотрительно отщипнула два ноля, но, несмотря на это, кудрявые волосы Никиты, распрямившись, встали дыбом. Впрочем, воспитательная цель была достигнута: пусть привыкает к дорогим вещам и на дешевку не западает!

Итак, празднество продолжалось! Непрерывно подъезжающие иномарки, шампанское на ступеньках крыльца, корзины с цветами, которые не вмещал огромный двор, и счастливые новобрачные, исцелованные друг другом и гостями.

Губернатор Дальнегорского края Любомирский, бросив неотложные дела, специально прилетел с женой поздравить молодоженов. Натка, чмокнув молодых, в нетерпении бросилась осматривать владения подруги.

— Помнишь, когда мы познакомились, на тебе тоже была шляпка, — шепнул Лизе на ухо неугомонный Любомирский.

— Шляпка, — высоко подняв одну бровь, подчеркнула Лиза.

Геннадий сделал вопросительное лицо.

— А теперь на мне шляпа, — разъяснила она.

— Жаль, — отозвался Любомирский с печалью в голосе. — Она тебе шла больше.

— Это тебе она подходила больше, — не спустила Лиза.

Широкие поля белой шляпы делали ее не хрупкой проказницей, как в тот день, о котором припомнил Геннадий, а величавой молодой дамой, к тому же немного раздавшейся в бедрах.

— Что бы это могло означать? — поинтересовался бывший любовник.

Оставив его вопрос без ответа, дама в белом загадочно улыбнулась и, повернувшись к любимой тете, сладко проворковала:

— Кажется, вы изъявляли желание нянчить наших деток?

Услышав заявление дочери, Татьяна чуть не потеряла дар речи:

— Надеюсь, ты не собираешься… — остановившись на полуслове, она поймала потрясенный взгляд своего молоденького зятя.

— У нас с тобой бу-дет ре-бе-нок? — разволновавшись, Никита дернул себя за узел галстука. Ненавистный предмет туалета душил. Но, вспомнив, что Лиза долго сражалась с мягким шелком, жених затянул его так, что едва не умер от удушья.

— Лиз, — страшно волнуясь, произнес он, — мне стыдно, что я тебя обманул.

Невеста сделала круглые глаза.

— Я переодел туфли… — Из-под свадебной штанины торчал носок кроссовки. — Хочешь, в наказание, — Никита наморщил лоб, придумывая себе кару, — я весь вечер буду ходить… хоть в цилиндре на голове. — Он провел рукой по своей пышной шевелюре, видимо, представляя предстоящие жуткие мучения.

Его самоотверженность вызвала всеобщее веселье, только Татьяна продолжала недовольно хмуриться. Возвращенная слава кинозвезды не позволяла ей становиться бабушкой. Счастье, неожиданно свалившееся в виде предложения сняться в многосерийном сериале у известного кинорежиссера, в одночасье сделало ее знаменитой. Толпы поклонников главной героини сериала «Старшая стюардесса», мужественно сражавшейся с террористами, не давали ей прохода. Лавры молодой бабушки вовсе не привлекали Татьяну.

— Горе мое поправимо, — вовсе не обидевшись на мать, заявила Лиза, — открываю вакансии на должность дедушек.

— Есть желающие? — в голосе Татьяны прозвучало сомнение.

— Вот первым в очередь Василич рвется, — подтвердила дочь, поймав за рукав тетиного мужа, торопившегося встречать вновь прибывшего гостя.

Заливаясь протяжной сиреной и фыркая дешевым бензином, старенькая милицейская «Волга» с напарником Серегой за рулем извещала о своем прибытии. На жестком тросе к машине был прикреплен ладненький вагончик-прицеп. Широкоплечий верзила Серега в непривычной для себя штатской одежде неуклюже вылез из машины. Одновременно с заднего сиденья выпорхнула белокурая курносенькая девчушка, судя по одежде, прибывшая прямо с местной дискотеки.

33
{"b":"155771","o":1}