ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В Югославии агрессорам удалось подавить систему ПВО страны, атакуя любой источник радиоизлучения, вплоть до микроволновых печей, которые югославы использовали в качестве эрзац-ловушек против антирадиолокационных ракет. А вот если бы средства обнаружения не излучали…

Новая система, по традиции получившая «звездное» имя «Денеб», функционировала на тех же самых принципах, что и ее предшественницы. Но в отличие от них, кроме триангуляции и измерения задержки прихода сигнала на разнесенные на местности приемные устройства, теперь использовались и сложные корреляционные алгоритмы. Система с высочайшей точностью определяла положение воздушных и наземных целей как по импульсным, так и по непрерывным и квазинепрерывным сигналам, что позволяло рассматривать ее уже не просто как действующий изолированно комплекс радиотехнической разведки, а набор элементов, из которых можно было собрать невидимую сеть, контролирующую воздушное пространство практически над любой территорией, где невозможно установить сплошное радиолокационное поле.

– Командир, ну сколько можно! – возмутился кто-то из пилотов второй эскадрильи. – Мы и так работаем практически воздушными мишенями. На нас только и тренируются.

– А ты бы чего хотел? – спросил командир. – Впрочем, я знаю. Многие из вас хотят попробовать силы в схватке с себе подобными. Но пока у нас всего семнадцать новых машин. На этой неделе будет восемнадцать. Есть приказ, который прямо запрещает нам поднимать в воздух больше звена одновременно. Это продлится до окончания лидерных испытаний. Лидерами у нас являются седьмой и одиннадцатый борты, на которых поднимался в воздух каждый из вас. Только когда они выработают ресурс и отправятся в ремонт, а произойдет это где-то в середине осени по нашим расчетам, только тогда мы начнем тренировки по слетанности. Потом будем отрабатывать варианты боевого применения поэскадрильно. Так что молодецких единоборств стенка на стенку в составе эскадрилий ждите не раньше зимы. Понятно? А пока начинаем «пешими по-летному» отрабатывать уход из-под наблюдения этих «Денебов», будь они неладны.

14 июля 2014 года. США, Вашингтон

– Господа! Президент Соединенных Штатов Америки!

Он вышел к стойке с микрофонами под гром аплодисментов. Военные – дисциплинированные люди и овацию устроили впечатляющую. Собственно, слушатели Национального университета обороны США не являлись сплошь военными. Подполковники и полковники всех видов и родов войск вооруженных сил США составляли из них примерно половину. Остальные были гражданскими чиновниками – представителями государственного департамента, министерства финансов, ЦРУ, агентства национальной безопасности, других министерств и ведомств, сотрудниками негосударственных компаний, работающих на оборону страны. Но парадные мундиры военных больше бросались в глаза.

– Я очень рад, что выступаю сегодня здесь, в этом университете. В течение почти ста последних лет он служил одним из главных центров нашей страны, где преподавались и обсуждались вопросы национальной безопасности. Здесь учились будущие полководцы и президенты, такие, как Дуайт Эйзенхауэр. И вице-президенты, как, например, Колин Пауэлл. Я рад, что вы продолжаете эти богатые традиции. Среди вас растут будущие генералы, адмиралы и стратеги, которым предстоит размышлять над вопросами национальной обороны, увеличивать интеллектуальное богатство нашей страны и укреплять ее безопасность в нашем мире.

В этом месте Кейсон сделал небольшую паузу. В тексте, написанном его спичрайтерами, так и значилось: «Небольшая пауза». Он подумал, что произнесение программных речей в этих стенах, похоже, само по себе уже стало традицией. Именно здесь его недалекий предшественник провозгласил возврат Соединенных Штатов к рейгановским идеям «звездных войн» на новом технологическом уровне. Правда, он никогда заранее не читал написанных для него речей, благодаря чему его косноязычие стало легендарным, а сборники «бушизмов» пользовались неплохим спросом. Москва так и не смирилась с этим. Именно поэтому ему приходится выступать здесь сейчас.

– Сегодня я хотел бы напомнить вам, каким был этот мир тридцать лет назад. Соединенные Штаты и Советский Союз противостояли друг другу, сойдясь в противоборстве. Тогда Советский Союз был нашим бесспорным врагом, олицетворял вооруженную до зубов угрозу свободе и демократии. Нас разделяла стена – куда более высокая, чем та, что разъединяла Берлин. Нашим высшим идеалом была и остается индивидуальная свобода. Они видели свой идеал в построении огромной коммунистической империи. Их тоталитарный режим держал в повиновении, за железным занавесом, значительную часть Европы. Мы не доверяли им, и неспроста. Глубокие противоречия, разделявшие нас, привели к опасной военной конфронтации. Мы вынуждены были держать в Европе целую армию, чтобы остановить миллионы фанатичных коммунистов, готовых накрыть железным занавесом те регионы Европы и Азии, которые еще оставались свободными. Советский Союз распался, потому что мы помогали народам, которые желали стать свободными. Железного занавеса больше нет. Польша, Венгрия и Чехия – свободные государства, и теперь они наши союзники, вместе с воссоединившейся Германией, как и страны Балтии, получившие от нас свободу после полувековой оккупации. И все же мир, в котором мы живем, по-прежнему полон опасностей – он не стал ни более предсказуемым, ни более стабильным.

Тогда, с распадом СССР, всем казалось, что будущее безоблачно, Америка навсегда останется вершиной человеческой цивилизации, «Градом на холме», к вратам которого народы мира принесут плоды земные. Россия в девяностых годах, в полном соответствии с прогнозом Джорджа Кеннана, еще одного знаменитого выпускника этого университета, действительно превратилась в одну из самых слабых и жалких стран мира. Кто бы мог подумать, что этот казавшийся необратимым упадок продлится так недолго?

Освободив русский народ от имперского бремени, мы надеялись, что он пойдет по пути демократического развития. И он действительно прошел часть этого пути. Но потом приток средств от продажи природных ресурсов привел новых руководителей Кремля к совершенно ошибочным выводам. Они решили, что вправе бросить вызов сложившимся основам демократического миропорядка. Придя к власти в результате демократических выборов, они забыли, что этих выборов не было бы без нашей помощи! Всем нам тяжело видеть, как вновь сворачиваются в России демократические свободы. Но мы должны разделять деяния народа и деяния поработившего его режима. Мы верим, что народ окажется мудр и сам устранит все препятствия на пути своего вхождения в семью демократических народов мира. Мы же обратимся к опыту еще одного великого американца, окончившего этот университет, – Джорджа Кеннана. В середине двадцатого века он сформулировал доктрину сдерживания Советского Союза. Она была не конфронтационной и предполагала нейтрализацию Соединенными Штатами деструктивных инициатив СССР. И сейчас нам придется вспомнить эти принципы. С окончания Второй мировой войны русские удерживают за собой часть бывшей Восточной Пруссии – Калининградский анклав. Сейчас это крошечная несвободная территория внутри демократической Европы. Русское правительство наводняет ее войсками и грозит разместить там ядерное оружие, нацеленное на мирные города Европы. Мы будем препятствовать этому. На нашей стороне военное превосходство, но главное – это наше моральное превосходство. Мы защищаем демократию во всех регионах планеты и окажем странам Восточной Европы любую помощь. Мы призываем Кремль убрать своих солдат из анклава, с тем чтобы устранить угрозу молодым демократиям и дать возможность его жителям самостоятельно решить свою судьбу. Да благословит нас Бог.

Снова раздались аплодисменты.

29 августа 2014 года. Россия, Калининград

В здании Южного вокзала было жарко. На кремовых стенах и гранитной облицовке зала ожидания лежали солнечные пятна. Отъезжающие и провожающие вперемешку толпились внутри среди гор багажа, то и дело нервно поглядывая на табло. Только дети беззаботно носились по залу, волнуя родителей, или висели на бортиках фонтана, норовя зачерпнуть ладошками воду. Детей в зале было много. До нового учебного года оставалось всего несколько дней, и родители торопились вернуть их из Янтарного края домой.

15
{"b":"156193","o":1}