ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гелевая ручка запрыгала в руках генерала, выводя ровные строчки: он не любил электронных блокнотов.

Мобилизационного контингента с нужными номерами ВУС не хватает – придется завозить с материка. Это само по себе сложно, учитывая, что суда и паромы теперь ходят в Калининград только в сопровождении боевых кораблей Балтфлота – иначе польские, британские и американские корабли пытаются их останавливать и досматривать. Правда, оружия, после той ноябрьской истории с «Балтийском», больше не применяли, зато радиоэлектронная борьба ведется постоянно – глушится все, что может быть заглушено. Наши, правда, тоже в долгу не остаются. Самолетами? Жирный вопросительный знак в блокноте.

Итак, к марту американцы стянули силы по плану четвертого года и видят, что Калининград готов к отпору. Что они будут делать дальше? То же самое, что и до этого – пополнять группировку до заявленной численности. На это им потребуется… Скажем, еще два месяца. Калининград не резиновый, больше наших войск там разместить не выйдет, значит, к маю у них большое преимущество. Пожалуй, КОР они сомнут, если его не деблокировать. Кто это может сделать? Наши планы предусматривали, что это задача белорусской армии. Так бы оно и было, если бы в противниках были только поляки. Значит, придется наступать и на прибалтийском театре, силами 6-й и 20-й армий Западного регионального командования. Проще всего это было бы сделать из района Молодечно, через Вильнюс и Каунас… Но это означает подставить войска под воздушный удар коалиционной авиации уже с первых минут войны… Следовательно, исходный район лучше выбирать севернее – в Псковской и Витебской областях. Сразу вырисовываются два оперативно-стратегических направления: Даугавпилс – Каунас и Псков – Рига – Шауляй. Это хорошо, это знакомо, это отрабатывалось на КШУ в позапрошлом, кажется, году… Значит, проблем будет меньше. Эстонию тоже нельзя оставлять без внимания, как минимум придется занимать берег Финского залива, чтобы избежать запирания кораблей флота в Кронштадте – ведь Калининград крупным кораблям все равно придется покинуть. Вот и еще одно оперативное направление…

А что будут делать американцы? Брать Калининград им нужно как можно быстрее, но сколько времени это у них займет? Генерал Обадия Джонсон, командующий коалиционной группировкой, хвалился сделает это за сутки, если разведка не врет. Ну, это вряд ли, разве что перед этими сутками у него будет месяц воздушной операции без противодействия с нашей стороны. У нас считается, что срок сопротивления КОРа – четверо суток. За это время войскам надо пройти пятьсот километров. Типичная фронтовая операция, как по учебнику. Гм… В планировавшихся советскими стратегами прорывах к Ла-Маншу темп наступления танковых армий составлял сто пятьдесят километров в сутки. Общевойсковых – сто. И это сквозь натовские боевые порядки. Скорее всего, без применения тактических ядерных средств подобное было невозможно. А сейчас? С переходом на бригадную систему мобильность войск возросла, но, несмотря на декларируемое возрождение, Российская армия лишь бледная тень Советской. Зато наступать придется практически в оперативном вакууме – прибалты явно не смогут оказать значительного сопротивления. Значит, главной угрозой будет тактическая авиация коалиции. Чтобы ослабить ее давление, необходимо нанести минимум один вспомогательный удар. Из района Бреста, допустим, на Варшаву, чтобы полякам жизнь медом не казалась? Справятся с этим белорусы? Или даже не на Варшаву, а…

Кроме того, надо перетрясти планы оперативного управления Генштаба. Кажется, его начальник сообщал о возможности нескольких интересных сюрпризов потенциальному противнику.

Генерал даже не заметил, как его самолет пошел на снижение, готовясь к посадке в аэропорту Минск-2. Семенов собирался лично встретиться с военным руководством Белоруссии. Военная интеграция приносила свои плоды, учения «Щит Союза» проводились каждое лето, но личных контактов не заменит ничто, особенно сейчас, когда на конец месяца назначена внеочередная встреча президентов России и Белоруссии, а впереди маячит возможность повоевать всерьез.

13 января 2015 года. США, Вашингтон

Бункер под восточным крылом Белого дома традиционно использовался для широкомасштабных совещаний, касающихся национальной безопасности США. Для совещаний узким кругом была предназначена «ситуационная комната» в полуподвале под западным крылом. В бункере размещался «президентский оперативный центр управления в чрезвычайных ситуациях». Сейчас кроме самого президента и его помощника по национальной безопасности здесь располагалось высшее военное командование страны. Самым младшим по званию был майор морской пехоты, но и это был так называемый «белый янки». То есть человек, обязанностью которого было носить за президентом «ядерный чемоданчик», содержащий в себе «золотые коды» на применение ядерного оружия и «черную книгу» – список семидесяти пяти вариантов атаки на различные страны, которые теоретически могли быть объявлены врагами демократии. Вопреки слухам, не все варианты этих ударов были ядерными.

Сейчас чемоданчик, лежащий на маленьком столе, был открыт, а «черную книгу» президент держал в руках, глядя на большой экран, перед которым с указкой в руках застыл председатель Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) генерал Питер Кейси.

По команде генерала на экране появилось изображение карты Восточной Европы, от Берлина до Москвы с запада на восток и от Финляндии до Украины с севера на юг. Генерал кашлянул в кулак и начал свой доклад:

– Господин президент, господа! Сегодня мы обсуждаем военный план ОКНШ, которым будут руководствоваться силы стабилизационного контингента коалиции в Польше. В настоящий момент американские войска и войска союзников США по коалиции прибывают на территорию северо-восточной Польши в рамках операции «Щит свободы». Может оказаться, что цели и задачи коалиции будут достигнуты еще на этом этапе, если Советы устрашатся нашей мощи.

В зале послышались смешки. Назвать Россию «Советами» мог только такой человек старой закалки, как Кейси, но тот нимало не смутился:

– Если же до второй половины апреля, когда сосредоточение будет завершено, политического решения достигнуть не удастся, то у нас не останется другого выхода, как начать операцию «Меч свободы», как мы предварительно и назвали наш план. Впервые план боевых действий против русских и белорусских сил в балтийском регионе был разработан специальной группой планирования в девяносто втором году. Основные его положения зафиксированы в оперативном плане две тысячи четвертого года, который идет в «черной книге» под номером пятьдесят один.

Президент еще раз заглянул в книгу. Старый план предусматривал сосредоточение войск в Польше в ответ на оккупацию Россией стран Балтии. Новый план выглядел очень похоже, но войск в нем было задействовано значительно больше.

– В соответствии с планом операции, – продолжал генерал, – силы коалиции разделены на три сектора. Северный сектор включает в себя британскую 1-ю бронетанковую дивизию. Далее к востоку: польские 1-й механизированный корпус, в составе двух мотопехотных дивизий и танковой бригады, и 11-я танковая дивизия. Еще восточнее – полоса наступления 5-го армейского корпуса армии США в составе 1-й бронетанковой и 1-й механизированной дивизий. Им противостоит группировка «Кило» в Калининградском анклаве, силами до четырех пехотных, двух-трех танковых и артиллерийских бригад. Две трети русских соединений здесь второочередные, развертываемые только в военное время. Мы предполагаем примерно двукратное превосходство над противником, что в сочетании с господством в воздухе позволяет нам рассчитывать на разгром этой группировки в течение нескольких дней, даже без предварительной ее обработки со стороны ВВС. Кроме того…

Он продолжал перечислять какие-то вспомогательные подразделения, войска первой линии и резерва и тактические приемы, благодаря которым ОКНШ рассчитывал на успех. Президент мужественно старался зевнуть, не раскрывая рта.

22
{"b":"156193","o":1}