ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жажда
Вот идет цивилизация
Счастливый карман, полный денег. Формирование сознания изобилия
Проект «Феникс». Роман о том, как DevOps меняет бизнес к лучшему
Сердце Дракона. Книга 1
Живи как ленивец. Уроки целительного пофигизма от самых счастливых созданий на Земле
Дети с неограниченными возможностями
Врата скорби. Дикий Восток
Тостуемый пьет до дна

— Да. — Одна рука Винсента оставила ее грудь и поползла вниз по животу. Джеки вздрогнула, застонала и еще плотнее прижалась спиной к Винсенту. Рука ползла все ниже, и когда оказалась между ее ног, Джеки ахнула и откинула голову назад, изогнувшись всем телом. Она так увлеклась, что не почувствовала, как вылезли зубы. Собственно, она не сознавала этого до того момента, пока Винсент не взял пакет с кровью и не прикрепил его к ее зубам.

Вздрогнув от неожиданности, Джеки едва не прокусила пакет, но вовремя спохватилась и подняла руки, чтобы его удержать. Как только она это сделала, Винсент повернул ее лицом к себе, запахнул на ней халат и завязал пояс. Джеки с удивлением подняла брови. Винсент усмехнулся и кивнул на дверь:

— Мы уже не одни.

Не отнимая пакета ото рта, Джеки повернулась и увидела, что дверь открыта и в кухню вошел Тайни.

— О, привет! Здравствуйте! — поприветствовал их гигант, широко улыбаясь, и Джеки невольно заулыбалась сама, придерживая полупустой пакет.

— Доброе утро, Тайни, — поздоровался за них обоих Винсент и показал на почти полную кофеварку: — Это свежий кофе?

— Да, я как раз пришел проверить, готов ли кофе, — ответил он, взглянул на Джеки и добавил: — Я звонил в Нью-Йорк. Решил проверить, как там идут дела. Говорят, что все отлично.

— Хаашо, пасиа, — пробормотала Джеки через пакет. Оказывается, очень сложно произносить согласные звуки, если у тебя что-то во рту. Отойдя в сторону, чтобы уступить место Тайни, она увидела, как Винсент вытаскивает чашки и ставит их перед гигантом. Каждый налил себе по чашке кофе, причем Джеки пришлось действовать одной рукой, потому что другой она придерживала пакет. Когда он опустел, Джеки выбросила его, положила в кофе сахар и отнесла чашку на стол. Они немного посидели в тишине, смакуя напиток, потом начали обсуждать то, что связано с диверсантом. Когда в кухню вошел Кристиан, обсуждение еще не закончилось.

В отличие от Винсента Кристиан не употреблял ни человеческой еды, ни напитков. Вообще никогда. Не глядя на кофеварку, он вытащил из холодильника пару пакетов крови и шлепнул один себе на зубы. Опустошив один, заменил его вторым, выбросил оба пустых пакета в мусорное ведро и сел за стол.

— Значит, сегодня ты учишься выпускать по своему желанию зубы, — заметил он, посмотрел на Тайни и добавил: — А еще тебе нужно научиться проникать в мысли смертных и брать их под свой контроль. Необходимо уметь и то и другое, на случай если возникнет потребность в том, чтобы укусить смертного.

— Но питаться от доноров запрещено, — в замешательстве произнесла Джеки. — Это разрешено лишь по медицинским показаниям, как, например, в случае с Винсентом.

— Или в том случае, если бессмертный оказался в безвыходном положении, — поправил ее Кристиан. — Ты должна научиться этому сейчас, чтобы в случае крайней необходимости, если вдруг возникнет угроза жизни, могла подкрепиться от донора.

— Да я скорее умру, чем сделаю это… — начала было Джеки.

— Это ты сейчас так думаешь, — пожал плечами Кристиан, — но если твоей жизни будет что-то угрожать, сразу заговоришь иначе. Кроме того, мы должны выживать не только ради самих себя.

Джеки нахмурилась:

— Что ты имеешь в виду?

— Ну вот представь, что ты попала в автомобильную катастрофу, — начал Кристиан. — Голова осталась на месте, и не случилось ничего такого, что по-настоящему угрожает твоей жизни, однако ты ранена, потеряла много крови и очень ослабела. Причем настолько, что не в состоянии самостоятельно двигаться, пока не поешь. А водитель другого автомобиля цел и невредим, почти не пострадал.

Джеки насупилась, уже понимая, к чему он ведет.

— Если ты не воспользуешься этим водителем как донором, то останешься там до того момента, когда прибудет полиция и «скорая помощь». Тебя увезут в больницу, где будут делать самые разные анализы и все такое, а значит, ты превратишься в угрозу для всех нас. Хотя ты легко могла этого избежать, если бы вовремя подкрепилась от водителя-донора.

Джеки тяжело вздохнула, признавая свое поражение. Она понимала, что это правда.

— В общем, — продолжал Кристиан, — можешь поупражняться на Тайни и…

— Ну уж нет! — решительно перебила его Джеки. — Да, я понимаю, что необходимо научиться читать мысли и подчинять себе людей. Я даже признаю, что может так случиться, что мне придется укусить смертного. Но я категорически отказываюсь использовать для этих целей Тайни!

— Все нормально, Джеки, — успокаивающим тоном произнес Тайни. — Я не против.

— Зато я против, — жестко отрезала она. — Мы столько лет были друзьями, и я не собираюсь вот так запросто вторгаться в твои мысли или пользоваться тобой, как подушечкой для булавок.

— А на ком же ты собираешься практиковаться? — сухо спросил Кристиан. — Тайни среди нас — единственный смертный. Кроме того, он только что сам разрешил тебе читать его мысли, значит, ты не будешь вероломно вторгаться в сознание ничего не подозревающего человека.

Джеки задумалась и наморщила лоб. Ведь манеру бессмертных грубо лезть в чужие мысли она не любила больше всего. Но Тайни ей разрешил. Если она начнет практиковаться на ком-нибудь другом, то придется делать это без разрешения.

Безрадостно вздохнув, она коротко кивнула:

— Ладно, я буду упражняться в чтении мыслей и внушении своей воли и буду учиться выпускать клыки, но все это я буду делать, когда удобнее мне! А сейчас нам необходимо поймать диверсанта.

— Вообще-то прямо сейчас ты должна заниматься подготовкой похорон, — заметил Винсент. Джеки, недоумевая, повернулась к нему, и он напомнил: — Фальшивые похороны Стефано. Ты говорила, что это очень правильная идея.

— О да, — пробормотала Джеки.

Они начали подготовку к похоронам, чтобы скрыть от остальных тот факт, что Стефано выжил, и надеялись, что он очнется и назовет имя нападавшего. Однако, очнувшись, он не смог ничего рассказать, и Джеки решила, что имеет прямой смысл довести фальшивые похороны до конца. Она надеялась, что диверсант там появится и каким-то образом себя выдаст… Или предпримет еще одну попытку убить ее. Джеки была готова стать наживкой, но не собиралась рисковать жизнью Стефано.

— Пойдем. — Винсент встал, взял ее за руку и потянул наверх. — Похороны состоятся в шесть вечера. У нас еще есть пара часов. Можешь полежать в моей ванне, а я потру тебе спинку.

Джеки улыбнулась, хотя щеки ее залила краска, и позволила Винсенту вывести себя за дверь.

— Я сложил всю твою одежду, она у тебя на кровати, — объявил вдруг Тайни.

Джеки мысленно застонала и закрыла за собой дверь. Она совершенно забыла про раскиданную по кабинету одежду. А Тайни все собрал, занес вещи в ее комнату и увидел, что она спала не в своей постели.

— Тайни знает, — прошептала Джеки, мучительно стыдясь этого.

— Все знают. Ночью и утром мы вели себя довольно раскованно, — ласково пробормотал Винсент, обнимая ее. — А ты против?

Джеки заглянула ему в глаза и покрутила головой. Да, ей немного неловко, но, в общем, она была не против того, что остальные поняли, чем они ночью занимались. Если бы еще она сама это понимала…

Глава 16

— Должно быть, Нейлу пришлось закрыть офис, чтобы все могли присутствовать, — произнесла Джеки, оглядывая переполненный зал, в котором проходила панихида.

— Так он и сделал, — подтвердил Винсент. — Хотел, чтобы диверсант наверняка пришел. Нейл, также как мы, надеется, что этот негодяй покажется и как-нибудь выдаст себя.

Джеки кивнула, думая, что теперь возникла новая проблема — даже если диверсант придет и сделает что-нибудь, что может его выдать, они этого просто не заметят — уж слишком много здесь народа.

— Вообще-то Нейл хочет этого даже больше, чем мы, — заметил Кристиан. — Стефано выводит его из себя. Он уже чувствует себя неплохо, и его просто раздражает необходимость сидеть взаперти в отеле.

— Раздражает — слишком слабо сказано, — сухо произнес Нейл, присоединившийся к их небольшой компании в углу. Они расположились именно там, чтобы удобнее было наблюдать за происходящим. — Мой братец стал чертовски несдержанным и очень рвется на работу.

53
{"b":"159243","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщины созданы, чтобы их…
Мой первый встречный босс
Золото хищников
Трудно быть богом
Лесная сказка
«Пена дней» и другие истории
Зов желтого дьявола
Вяртанне Ліліт
Завтра нас похоронят (авторская редакция)