ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Непристойные предложения
Нэнси Дрю и тайна старых часов
Клинок убийцы (сборник)
Второе кольцо силы
Не дай голове расколоться! Упражнения, которые возвращают жизнь без головной боли
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Киселёв vs Zlobin. Битва за глубоко личное
Теория заговора. Правда о диетах и красоте
2084.ru (сборник)

— Похоже, мы остались вдвоем, — пробормотал Винсент, обнимая Джеки за плечи.

— Хм… — Джеки прильнула к нему и легко поцеловала в губы. — Однако твоя тетушка может выйти в любую минуту.

— Ну нет. — Винсент покрутил головой. — Если бы она звонила Бастьену — да. Но она звонит Лисианне, а это означает, что ей хочется поговорить. Это займет не меньше часа.

— Правда? — весело уточнила Джеки.

— Правда. — Винсент чмокнул ее в кончик носа, взял за руку и потянул к лестнице.

Глава 17

— Помедленнее! — захохотала Джеки, когда Винсент почти побежал вверх по лестнице. Она понятия не имела, стала ли уже быстрее, выносливее и сильнее, чем была раньше, но что Винсент бегает намного быстрее, не сомневалась. Она с трудом за ним поспевала и боялась, что просто кубарем полетит вниз со ступенек.

Винсент прислушался к ней. Он остановился, поджидая ее, и подхватил на руки.

Джеки удержалась и не взвизгнула. Она вцепилась в его плечи и изо всех сил старалась удержаться, пока он почти бегом поднимался с ней по ступенькам, а потом так же быстро по коридору. Он опустил ее на пол только возле своей комнаты, чтобы открыть дверь, но при этом руку с талии не убирал.

Не успела за ними закрыться дверь, как Винсент обнял ее и начал целовать, подталкивая в темноте к кровати. Джеки рассмеялась, но уже в следующее мгновение замерла, ощутив одну из рук Винсента на своей груди.

Джеки не знала, в похоронах ли причина или в чем-то другом, но она отчаянно хотела ощутить Винсента в себе, почувствовать, что жива. Она быстро расстегнула его ремень и дернула вниз язычок молнии. Брюки легко соскользнули с него и упали на пол.

Винсент нетерпеливо оттолкнул их ногой, одновременно снимая одежду с Джеки и продолжая подталкивать ее к постели. Черное платье, надетое специально на похороны, слетело с нее в одну секунду, как только он расстегнул на нем молнию. Следом полетел лифчик. Джеки, оставшись в трусиках, чулках и туфлях на высоком каблуке, споткнулась, потеряла равновесие и, хохоча, упала на кровать.

Она не видела вообще ничего, но Винсент таких сложностей точно не испытывал. Он наклонился, поднял одну ее ногу и начал расстегивать ремешок на туфле.

— Боже, ты самая сексуальная женщина в мире, — пробормотал он, вдруг перестал расстегивать туфлю, наклонился и взялся за трусики. Один рывок — и они соскользнули. Винсент упал на Джеки, запустил пальцы в ее волосы и поцеловал.

Этот поцелуй был таким же неистовым, как предыдущий, и Джеки мгновенно на него откликнулась. Она изгибалась под Винсентом, негромко постанывая и ахая.

— Я хочу тебя, — прошептал он, прервав поцелуй.

— Да, — выдохнула Джеки, потому что произнести что-нибудь более членораздельное она не могла. Похоже, они были не в состоянии вести светские беседы. Джеки хотела, чтобы Винсент как можно скорее оказался в ней, хотела почувствовать себя живой — только он мог сейчас это сделать. Она нуждалась в нем. Не в силах выразить все это словами, она просто протянула руку, нашла его мужское естество и направила в себя.

Едва Винсент понял, что она делает, он резко со стоном и победным кличем вонзился в нее. Джеки изгибалась под ним, прижимаясь к нему бедрами, поощряя стонами наслаждения. Прошло всего несколько секунд, Винсент последним толчком глубоко вошел в нее, и они достигли пика наслаждения.

Винсент храпел. Джеки поняла, что это за звук, еще до того как полностью проснулась. Поморгав, она посмотрела на его профиль, освещенный узкой полоской света, пробивающегося из ванной, и улыбнулась. Она еще ни разу не слышала, как Винсент храпит, но, Боже милостивый, так громко!

Этой ночью они занимались любовью почти на грани отчаяния. Словно мысли и разговоры о смерти во время фальшивых похорон вызвали в обоих потребность утвердиться в жизни. Не было никаких предварительных игр, они просто стремились соединиться. И это продолжалось бесконечно… пока они в изнеможении не отключились, заснув сладким сном.

Однако во сне они разъединились. Теперь Джеки лежала рядом с Винсентом, положив ладонь ему на грудь. Он спал на спине, закинув одну руку за голову, а другую прижав к животу, и храпел так громко, что, казалось, еще немного — и с дома снесет крышу. Джеки снова улыбнулась, а потом тихо засмеялась. Наверняка лет через сто храп будет выводить ее из себя и она будет толкать его и требовать, чтобы он повернулся на другой бок и дал ей поспать, но пока все это вызывало у нее улыбку и желание его поцеловать.

Приподнявшись на локте, Джеки всматривалась в его лицо. Откинув со лба непослушную прядь, она нахмурилась, увидев, какой он бледный. Кожа Винсента была такой белой, что буквально светилась в темноте. Заметив это, она еще обратила внимание и на то, что лежавшая поперек живота рука Винсента дергалась, сжималась и потирала живот, словно пытаясь прогнать боль.

Она еще внимательнее всмотрелась в его лицо, жалея, что в комнате так мало света. Ей показалось, что он морщился во сне.

И только тут до нее дошло, что сегодня Винсент ничего не ел. Они проснулись поздно, он забрался к ней в ванну, и они занимались любовью, а оставшееся до похорон время потратили на то, чтобы научить ее выпускать клыки. А потом пытались вычеркнуть из списка нью-йоркской труппы лиц, не вызывавших подозрений. Она-то перекусила дважды — просто вытаскивала из холодильника пакет крови и шлепала его себе на зубы — благо, уже научилась их выпускать. А Винсент не ел вообще. А она этого даже не заметила! Джеки мгновенно почувствовала себя виноватой. Теперь она понимала, что значит испытывать муки голода. У нее уже есть небольшой опыт, причем колики были совсем слабыми, а вот Винсент сейчас страдает по-настоящему, раз эта боль прорывается даже во сне.

Винсент застонал и задергался на кровати, подтянул к животу согнутые в коленях ноги и оказался в положении эмбриона. Ему необходимо поесть, решила Джеки. Потом будет только хуже.

Выскользнув из постели, она подобрала разбросанную одежду и на цыпочках направилась в ванную. Через несколько минут Джеки уже вышла. Винсент по-прежнему спал. Она остановилась у кровати, посмотрела на него, вышла из комнаты и направилась к лестнице.

У основания лестницы она остановилась. Из кухни доносились голоса. Зная, что не спит одна Маргарет, Джеки нахмурилась, подошла к двери и толкнула ее. Брови девушки взлетели вверх — за столом сидели Маргарет и Тайни.

— Я думала, ты пошел спать, — с удивлением заметила Джеки.

Он пожал плечами:

— Не могу уснуть.

Она немного поколебалась, но потом сказала:

— Винсент сегодня ничего не ел. Я хочу заказать какую-нибудь еду с доставкой на дом. Ты не голоден?

Тайни подумал и кивнул:

— Не откажусь.

— У тебя есть какие-нибудь пожелания?

Он покрутил головой:

— Что найдешь. Думаю, в это время ничего, кроме пиццы, и не будет.

Джеки наморщила лоб и посмотрела на часы. Три ночи. Он прав, в это время суток их возможности ограниченны. Джеки закрыла дверь и отправилась в кабинет. Взяв трубку, она села за стол и начала просматривать желтые страницы справочника в поисках какой-нибудь открытой пиццерии. В одной продавалась не только пицца, но Джеки не знала, что еще есть у них в меню.

Пожав плечами, она набрала номер и стала дожидаться ответа. Пицца точно подойдет. Тайни всегда заедает пиццей стресс, а сегодня ночью ему нужно успокоиться. Похороны здорово выбивают из колеи.

Сделав заказ, Джеки повесила трубку, откинулась на спинку стула и посмотрела на диван. Этот большой кожаный диван живо напомнил ей тот эпизод, когда они первый раз занимались с Винсентом любовью… и это была именно любовь. Он был так ласков и нежен и буквально одаривал своим телом. Ничего подобного она до Винсента не испытывала. А сегодня, в ритуальном зале, он представил ее Кассиусу как свою спутницу жизни.

— Спутница жизни, — вслух произнесла Джеки.

Ее отношение к этим делам здорово изменилось с того момента, когда она очнулась и обнаружила, что превратилась в вампира. Маргарет ей тогда сказала, что, понаблюдав за своими детьми, долго бродившими вокруг да около, она решила, что лучше сказать все напрямик. Пусть Джеки знает, что она — нареченная Винсента, и привыкает к этой мысли.

57
{"b":"159243","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
1С: Бухгалтерия 8 с нуля. 100 уроков для начинающих
Академия оборотней: нестандартные. Книга 1
Как привести дела в порядок: искусство продуктивности без стресса
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Загадка для благородной девицы
Изгнанница Ойкумены
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
«Давай-давай, сыночки!» : о кино и не только
Механический хэппи-лэнд (сборник)