ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему-то вдруг заныл, порезанный об осколок разбитой утром чашки, палец. Ну, вот и всё… Сердце захлестнуло волной жгучей боли и безысходности. Она не побежала за ним, она сделала то, что ей так страстно хотелось сделать с самого начала этого безумного разговора, расплакалась.

* * *

Дэн и Женька так орали друг на друга в холле, что шум было слышно в комнате парней, в которой Илья в это время безуспешно пытался сосредоточиться на чтении. Слов было не разобрать, но можно было догадаться, что Дэну за что-то здорово перепало на орехи. Слышно было, как Женька выдала длинную гневную тираду, после чего громко хлопнула дверь, что свидетельствовало о том, что Дэн ретировался с поля боя. Через минуту другая дверь, распахнутая ударом ноги, стукнулась об стену. Дэн, красный, как рак, вломился в комнату. Лицо перекошено гневом, кулаки сжаты. Он рухнул на кровать и накрыл голову подушкой.

Илья покосился на друга, раздумывая, нужно ли сейчас о чём-то спрашивать. Пожалуй, разумнее подождать, пока он успокоится и сам захочет поговорить.

Женька с Дэном и раньше, бывало, ссорились по разным причинам, а потом неизменно мирились. Правда, такого бурного выяснения отношений давно не случалось. Что это Дэн мог такого натворить, что ему так досталось?

Обычно, когда его друзья ссорились между собой, Илья старался не встревать, помня о том, что двое в драку – третий в известно куда. К тому же, он опасался проявить при этом свою заинтересованность, боялся, что может не справиться с искушением подлить масла в огонь. По мнению Ильи, во всех этих ссорах был виноват Дэн, и ему сложно было мириться с внутренним недовольством тем, что Дэн не ценит того, что имеет. С этими мыслями и чувствами непросто было справляться, но Илья старался держаться в стороне от всего, что, по его мнению, его не касалось. Дэн – его лучший друг, а всё остальное не должно иметь никакого значения.

Он ещё раз взглянул на Дэна. Тот лежал, подозрительно посапывая, плечи слегка вздрагивали. У Ильи похолодело внутри. В таком состоянии он Дэна ещё никогда не видел. Да что такое могло случиться?!

– Дэн…, – осторожно позвал он.

Дэн совсем притих и не отозвался. Илья счёл благоразумным оставить друга в покое и опять принялся за чтение. Сосредоточиться никак не получалось из-за растущего беспокойства. Прошло приличное количество времени. Дэн периодически ворочался, но всё лежал, уткнувшись в подушку.

Илья предпринял ещё одну попытку вывести Дэна из состояния ступора.

– Ты перекусить не хочешь? Я пойду чаю сделаю, – предложил он, надеясь раскачать Дэна на разговор.

– У-у…, – отрицательно промычал Дэн.

– Может, расскажешь, что у вас произошло? Я так понимаю, вы поссорились? – осторожно поинтересовался Илья. – Брось, Дэн. В первый раз что ли? Поссорились – помиритесь. Поговори с ней спокойно, всё утрясётся.

Дэн помотал головой, не отрывая носа от подушки. Он то ли вздохнул, то ли всхлипнул.

– Ты не понимаешь… Это не ссора… Она сказала… Она меня не любит больше…, – глухо пробормотал он.

Илья отказывался понимать смысл его слов.

– Перестань, она, видимо, просто за что-то на тебя сильно разозлилась. Давай, приходи в себя и действуй. Исправляй ситуацию. Ты же её знаешь, она подуется и отойдёт. Ну, давай, не кисни. Ты её не так понял, – оптимистично заявил он.

Дэн порывисто сел.

– Это ты не понял! Мы не ссорились! Она мне просто сказала, что не любит меня! Я отставку получил! Понятно?!

У Ильи это не укладывалось в голове.

– Как не ссорились? Она так орала, даже сюда было слышно…, – растерянно пробормотал он.

– Мы уже после её заявки поссорились. Я ей сказал, что она, наверное, изменяет мне с кем-то, она и погнала волну, дескать, она бы такого никогда не сделала, а я сам во всём виноват. Все грехи мне припомнила с сотворения мира! А с чего она вдруг так изменила ко мне отношение?! Всё же нормально было.

У Ильи все чувства перепутались. Он разом переживал потрясение, недоумение и ещё целый ряд эмоций, некоторые из которых были абсолютно противоположны друг другу. В какое-то мгновение перевесило негодование по поводу заявления Дэна о неверности Женьки.

– Зачем ты так о ней говоришь? Ты что, первый день с ней знаком? Я не знаю, что там у вас произошло, но она не из тех, кто врёт.

Дэн совсем сник.

– Я ничего не понимаю… Самое паршивое то, что она права, меня есть в чём упрекнуть… Но я же люблю её, я старался быть таким, каким она хочет меня видеть… Как же мне хреново, ты себе не представляешь…, – тоскливо покачал он головой. Потом опять завалился на кровать.

– Слушай, может она просто устала, может, ты чем-то её сильно достал? Не сдавайся так сразу, – не унимался Илья, у которого скреблись кошки на душе.

– Говорю же тебе, мы практически не ссорились в последнее время. Я чувствовал, что она как-то отдалилась от меня, но не думал, что всё так серьёзно. Она так это сказала… Думаю, она для себя всё уже решила. Ты же её знаешь, она не станет бросаться словами. Кошмар… Такая безысходность…

Илья не знал, что ему на это сказать. Он пошёл на кухню, заварил чай и заставил Дэна его выпить. Была уже глубокая ночь. Дэн всё ворочался без сна, периодически вздыхая.

Илье тоже мысли не давали покоя. Неужели Женька, действительно, порвала с Дэном отношения? Ему это казалось совершенно нереальным, нелепым. Но если это так…

Илья не переставал её любить, не мог перестать, но у него не было оснований рассчитывать на взаимность, а потому его чувства с момента объяснения с ней и до сегодняшнего дня были большей частью успокоенными, ровными. Сейчас его мысли заставляли сердце всё сильнее ныть и трепыхаться. Он искренне сочувствовал Дэну, но не мог врать самому себе, что способен относиться к ситуации не заинтересованно. Под каким углом ни смотри, но горькая правда такова, что возможность побороться за собственное счастье появится только при условии, что Женька будет свободна, а это значит, что она должна будет сначала расстаться с Дэном. И какой смысл обманывать себя? Нет, он не желает беды Дэну и, действительно, сочувствует ему. Если Дэн сумеет вернуть расположение Женьки, он это стерпит и не станет досадовать по этому поводу. И, уж конечно, сам никоим образом не станет отрицательно влиять на ситуацию. Но его мысли – это его мысли. Их ведь никто не услышит. Никому ведь не будет вреда, если он позволит себе молча надеяться на то, что у него может появиться шанс. А его совести, хоть она и не совсем чиста, на этот раз придётся помолчать. Она и так слишком долго получала непомерную дань.

Глава 13. Обыкновенное чудо.

Прошло около двух недель. Всё это время Женька и Дэн тщательнейшим образом избегали друг друга. Если им случалось столкнуться в коридоре, или на кухне, Дэн демонстративно игнорировал свою бывшую подругу. Женька не предпринимала попыток наладить нормальные отношения, понимая, что он сейчас слишком обижен на неё и не готов к примирению. Она вообще не очень-то надеялась на возможность того, что Дэн когда-нибудь сможет простить ей обиду. Их дружба осталась в прошлом вместе с любовью. Так горько было осознавать это. Как она ни старалась убедить себя в том, что поступила правильно, поскольку выбора у неё попросту не было, чувство вины упорно не желало покидать её. Сердце болезненно сжималось всякий раз, когда она случайно сталкивалась с Дэном. Женька теперь, находясь в общежитии, большей частью отсиживалась в своей комнате и прежде чем куда-то выйти из неё, отправляла на разведку Лизу, чтоб лишний раз с ним не встречаться.

Но самым паршивым было то, что и отношения в компании разладились. Больше не было привычных весёлых совместных посиделок в холле, которые всех их так сближали, общих вылазок с ребятами куда-нибудь в кафе, кино, или просто на прогулку. Парни держались особняком, и даже на кухне их трудно было застать, поскольку они теперь в основном питались в студенческой столовке. Дэн делал это из принципа, а Илья – из дружеской солидарности, по-видимому считая, что Дэну он сейчас нужнее, чем Женьке.

22
{"b":"160642","o":1}